nonf_publicism sci_politics Андрей Ваджра Анжрей Ваджра http://alternatio.org/ РАСПАД Ukraina геополитический проект Запада, майдан, Евромайдан, режим Януковича ru AlexT67 ExportToFB21 20/12/2013 OOoFBTools-2013-12-20-12-44-59-530 1.2

1.0 Статьи 1-10

1.1 Добавлена11 статья

1.2 Добавлены 12-14 статьи

<p><strong>РАСПАД</strong></p>
<p>РАСПАД: Имитация в оранжевых тонах</p>

Статья первая. Киев, июль 2005

За последние полгода по поводу украинской "оранжевой революции" было сказано и написано, наверное, больше, чем за последние годы об Украине в целом. На мой взгляд очевидца "революционных" событий и человека, который непосредственно наблюдает их социально-политические и экономические последствия, большая часть сказанного и написанного имеет слабое отношение к реальной действительности.

Комментаторы, как правило, говорят о новой волне «либерально-демократической модернизации», захлестнувшей постсоветские государства с подачи госдепа США (через сеть т.н. неправительственных организаций). К этому еще добавляют факт радикальной смены правящих элит и соответствующего изменения внешнеполитического курса.

Если исходить лишь из идеологически-пропагандистской формы "цветных" революций вообще и "оранжевой" в частности, то вышеизложенные комментарии достаточно адекватны, если же обратиться к субстанциональной сути этих феноменов, то они всего лишь слова о словах.

Более того, в реальной действительности имеет место внутренний антагонистический конфликт между словами и действиями новой украинской власти, т.е. между тем, что она провозглашает, и тем, что делает.

Фактически «оранжисты» оказались перед неразрешимой дилеммой: с одной стороны, они были вынуждены взять четкий курс на либеральные преобразования (под которые «революция» получила финансовую и организационную поддержку Запада), а с другой, на несколько порядков усилить социальную составляющую внутренней политики (т.к. только демонстрация заботы о народе позволит им удержаться у власти в стране с катастрофически обнищавшим населением).

Таким образом, «оранжевая власть» Украины проводит совершенно непоследовательную и абсолютно противоречивую внутреннюю политику. На данный момент украинскому президенту и премьеру приходится одновременно ублажать американских и европейских «друзей» (последовательно открывая внутренний рынок страны для западных товаров и капитала), одновременно с неменьшим рвением пытаясь как-то реализовать социальные программы (в рамках своих предвыборных обещаний).

Причем, что характерно, для того чтобы удержать свой стремительно падающий рейтинг, украинский президент и премьер интенсивно продавливают через парламент, ломая бешеное сопротивление левых сил, пакеты законов по ВТО. Это, безусловно, позволит наполнить внутренний рынок Украины дешевыми западными товарами, сбить цены на отечественную продукцию и в очередной раз продемонстрировать свою заботу о простом народе. Однако ради подобного кратковременного тактического успеха (накануне выборов в парламент) вожди украинских «оранжистов», судя по всему, готовы поставить на грань уничтожения и без того слабого национального производителя с одновременным усилением масштабов массовой безработицы в стране.

Причем методы осуществления экономической политики «оранжевой власти» трудно назвать рыночными, несмотря на без устали провозглашаемый украинским президентом либеральный курс. Так, например, в финансовой сфере в директивном порядке была укреплена украинская гривна путем понижения курса американского доллара (в результате чего за одну ночь, по приблизительным подсчетам, население Украины лишилось около 300-400 миллионов долларов).

Не менее оригинальны методы «оранжистов» и в сфере непосредственного регулирования цен на мясо и бензин, когда украинский премьер-министр (естественно защищая кровные интересы простого народа) лично установила цену как на мясо, так и на бензин, заявив, что это защитные меры, направленные против внешних врагов, стремящихся задушить украинскую революцию.

Очень необычные методы были предприняты «оранжевым правительством» и в области налогообложения. Так, опять-таки во имя интересов народа, в середине года весь мелкий и средний украинский бизнес был неожиданно лишен своих налоговых льгот, что поставило многие фирмы на грань банкротства. И это при том, что «оранжисты» шли к власти под лозунгами защиты именно мелкого и среднего бизнеса! Ситуация совершенно абсурдная.

Очень интересные формы приобрела политика «оранжевой власти» и относительно большого бизнеса. Здесь был провозглашен лозунг «экспроприации экспроприаторов», иными словами, был объявлен передел крупной собственности. Под удар реприватизации попали самые эффективные предприятия Украины. Смешно сказать, но политическая верхушка «оранжистов», представляя собой конгломерат олигархических кланов, объявила тотальную войну… олигархам, правда не всем, а только тем, которые на данный момент оказались в оппозиции. Все эксперты единодушно отметили тот факт, что новая власть рассчитывает выполнить свои социальные обязательства перед народом, используя деньги, полученные от реприватизации предприятий своих политических оппонентов. Вряд ли подобные методы можно назвать либеральными.

Уже исходя из вышеизложенных фактов, можно сделать вывод, что «оранжисты» не только не имеют хоть сколько-нибудь четкого продуманного плана или стратегии действий, но и не контролируют на данный момент ситуацию в стране.

Прежде всего, этому способствовали кадровые чистки в органах государственной власти. Тысячи чиновников разных уровней были уволены лишь потому, что им довелось работать при "антинародном режиме". Им на смену пришли люди, отбор которых осуществлялся по принципу «свой-чужой», при котором учитывалось лишь "революционно-оппозиционное" прошлое человека, но не его компетентность. В итоге центральные органы власти были наполнены выходцами из западных регионов Украины (составивших социальную базу "оранжевой революции"), у которых напрочь отсутствуют знания и навыки, необходимые госслужащему для работы, понимание того, как функционирует госаппарат и представление о том, что такое реальная политика (в отличие от идеологии и пропаганды, с которой они привыкли иметь дело).

Кроме этого, несмотря на все заверения «оранжевой власти» о полном обновлении управленческого состава госаппарата, чиновники высшего (начиная с президента и премьер-министра) и, в основной массе, среднего уровня «новой» власти являются всего лишь революционизированными и перелицованными (за счет западных фондов) представителями предыдущего «антинародного режима» с той же ментальностью, моралью, ценностями, жизненными целями, которые были присущи чиновникам кучминского режима.

Такая кадровая революция действительно сломала годами отлаженный механизм государственного управления, но не смогла создать новый. Именно поэтому на данный момент Украина все глубже погружается в хаос, прикрытый дутой бухгалтерией правительства и революционной риторикой средств массовой информации.

Поэтому говорить, что «оранжевые революционеры» оснащены современными методиками социально-политического и финансово-экономического управления и выступают как менеджеры общественно-политических структурных реформ, можно лишь только иронизируя. Как это не комично, но, осуществив в Киеве по сути дворцовый переворот, Вашингтон привел к власти разношерстную группу раздираемых внутренними противоречиями маргиналов, настолько ограниченных и некомпетентных, что они не способны не только стать проводниками американских интересов в этой стране, но и элементарно контролировать в ней ситуацию. Можно только гадать, в какую форму выльется удивление и разочарование Белого дома, когда до них дойдет, что они вручили власть людям, ничем не отличающимся в моральном плане от представителей предыдущего режима и менее дееспособным в плане управления страной.

Безусловно, «оранжевая революция» на Украине, с точки зрения ее западных инвесторов, является либеральным проектом. Но, как свидетельствуют факты, в реальной действительности она всего лишь имитация, театральная постановка весьма посредственных (если не сказать – бездарных) актеров, рассчитанная как на западных инвесторов, так и на украинский народ, ненависть которого к предыдущему режиму и надежды на лучшее были использованы «оранжевыми революционерами» для захвата власти.

Рассматривать украинскую «оранжевую революцию» как либерально-демократическую модернизацию украинского общества можно лишь при условии искаженного представления о происходящем на Украине. «Оранжевая революция» – это такой же красивый, мыльный пузырь американской внешней политики, как и грузинская «революция роз», последовательно ведущая страну к хаосу и упадку.

В мае этого года президент Грузии Михаил Саакашвили в своей статье «Пять ключевых принципов для реформаторов всего мира», опубликованной в британской газете The Financial Times, не исключил своего досрочного ухода с поста главы государства. Грузинский лидер был вынужден признать, что его рейтинг в республике стремительно снижается в связи с постоянно растущим недовольством населения Грузии реформами «революционного правительства», в результате которых неуклонно возрастает безработица и падает уровень жизни. И это при том, что не правительство Саакашвили, а Соединенные Штаты из специальных фондов выплачивают пенсии и зарплаты бюджетникам этой маленькой страны, чтобы удержать на плаву совершенно недееспособную грузинскую власть (!). Если украинские «оранжисты» рассчитывают, что Вашингтон намерен решать их проблемы точно так же, то они серьезно ошибаются, ведь по своим масштабам Украина абсолютно не соизмерима с Грузией.

Также сложно согласиться и с утверждением, что "цветным революциям" подвержены, прежде всего, общества, «стремящиеся всеми своими производительными силами вписаться в постиндустриальный "золотой миллиард"». Но дело в том, что на Украине нет даже малейшего намека на это. Все украинские производительные силы уже давно вписаны в российскую промышленную инфраструктуру (включая замкнутые производственные циклы, энергоносители и рынки сбыта) и без нее существовать не могут. Как это ни смешно, но тот факт, что Западу экономика Украины не нужна, поняли не экономисты-теоретики, бесплодно рассуждающие вот уже пятнадцать лет об удивительных прелестях евроинтеграции, а олигархи-практики, на личном опыте убедившиеся как в бесперспективности попыток в качестве индустриального государства «вписаться в постиндустриальный "золотой миллиард"», так и катастрофических последствиях для украинской экономики либеральных реформ.

Надо напомнить, что снятие в свое время В. Ющенко с поста премьер-министра Украины было инициировано как раз ведущими украинскими финансово-промышленными группами, по интересам которых в первую очередь ударили либеральные реформы радикально настроенного главы правительства. А президентство В. Ющенко под лозунгом либеральных реформ несет угрозу уже непосредственного разрушения индустриальной базы Украины, основная часть которой принадлежит как раз тем, кого принято называть олигархами, а поэтому последние обречены рано или поздно создать настоящую оппозицию для борьбы с прозападной либеральной властью, ставшей политическим тараном транснациональных корпораций.

Вообще, возникла парадоксальная ситуация: криминально-олигархические кланы Украины, которые пятнадцать лет жирели на приватизированной индустриальной базе страны, высасывая из нее все соки, теперь вынуждены вступить в схватку с откровенно компрадорской «оранжевой властью» (главной опорой которой стали транснациональные финансово-политические группы (т.е. транснациональная олигархия)), взявшей курс на осуществление либеральных реформ, грозящих уничтожением украинской промышленности.

Нелепо-беспомощная «оранжевая власть» вполне способна пересажать олигархов, провести реприватизацию в интересах западного капитала и протащить через парламент пакеты законов по ВТО, которые никто не то что не изучал, но даже не читал. Не исключено, что ничего другого от нее и не требуется – ведь, как показывает практика, под плотной завесой демагогических рассуждений о созидании «оранжизм» способен лишь разрушать.

Киев, июль 2005.

* * *

<p>РАСПАД: Турбодемократия по-украински</p>

Статья вторая. Киев, сентябрь 2005

Как все это было плоско, гнило, как мало было в этом убеждения! Там, где ожидали героев, нашлись только освобожденные преступники, сочинители, дезертиры, которые рыча и совершая кражи, опьяненные своей значительностью и отсутствием опасности, бродили, устраняли, правили, колотили, сочиняли. Скажут, что каждую революцию оскверняют такие фигуры. Конечно. Только с той разницей, что при других революциях народ в целом проявлял себя с такой стихийной силой, что осадок исчезал. Здесь действовал только этот осадок.

Освальд Шпенглер

Наблюдая в последнее время за происходящим на Украине, меня не покидает ощущение надвигающейся катастрофы. Безусловно, моя Родина не «Титаник», но этот образ навязчиво вторгается в сознание подталкиваемый логикой здравого смысла, который все труднее становится сохранять в набирающей обороты центрифуге т.н. украинской демократии.

Забавно, но теперь все чаще и чаще я слышу от вполне разумных и образованных людей, что они перестали понимать происходящее в стране, что понятные смыслы вдруг начали рассыпаться под тяжестью реальности, вызывая растерянность и ощущение безысходности. И что характерно, подавляющее большинство из них – честные люди, искренне переживающие за судьбу своей страны. Причем многие из них готовы лично действовать чтобы ситуация в стране изменилась к лучшему. Восемь месяцев назад они это доказали выйдя на Майдан и поддержав «оранжевую революцию». Тогда для большинства все было предельно понятным. Я до сих пор помню их удивленно-возмущенные взгляды, когда я высказывал большое сомнение в тех очевидных, на их взгляд, истинах, ради которых они готовы были строить баррикады и идти на штурмы. Убеждаясь в бессмысленности спора, я бессильно умолкал, повторяя каждый раз одно и тоже – «время само расставит все по своим местам». Время действительно расставило все по своим местам, причем значительно быстрее, чем я того ожидал. Теперь многие из тех, кто гордо носил оранжевую ленточку, вдруг осознали, что у них исчезло понимание происходящего. Однако на самом деле оно не исчезло, его просто не было. Реальность оказалась гораздо сложнее, чем мнение о ней.

Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что звучание монофонической псевдореволюционной пропаганды об «идеалах Майдана» уже у многих вызывает тошноту, а это значит, что украинцы созрели для восприятия происходящего не только сердцем, но и разумом.

Недавно мне пришлось побывать на «выпускном» у шестилетнего племянника в детсаде. Слушая то, что с искренним энтузиазмом говорили на нем воспитательницы, я сразу же, даже с некоторым умилением, вспомнил свои пионерские годы, когда все мы без исключения должны были быть верны делу построения коммунизма. Надо отдать должное новой «оранжевой» власти, с пропагандой у нее все в порядке и политическое воспитание украинцев начинается теперь с детского сада. Созерцая шеренги шестилетних карапузов, я невольно слушал кричащие динамики, из которых многократно усиленный голос заведующей детсадом, в который раз информировал всех о том, что в нашей стране вот уже не первый год успешно строится демократия, а сама Украина на самом деле вовсе не Украина, а Европа. Надо заметить, что на данном микроучастке идеологической борьбы, заведующая детсадом в творческом экстазе превзошла даже Секретариат президента, который устами СМИ утверждал, утверждает и будет утверждать, что Украина, построив развитую рыночную экономику, повысив до европейского уровня благосостояние украинцев и развив до крайнего предела демократию, в ближайшем времени станет полноправным членом Европейского Союза.

Впрочем, после того как еэсовские чиновники уговорили нашего господина президента не подавать заявку на вступление в Евросоюз (в силу абсолютной бессмысленности подобного шага) про скорое членство в ЕС телевидение, газеты и радио уже не трубят. Они даже перестали убеждать украинцев в том, что те, на самом деле, - европейцы (была у нашего господина президента убежденность в том, что вступлению Украины в ЕС препятствуют не объективные причины, а субъективные установки «пересічних громадян», которые до сих пор не почувствовали себя европейцами).

Одним словом, при столкновении с реальностью, виртуальные идеологические конструкции «євроінтеграційної» пропаганды в очередной раз рассыпались как карточный домик, что, правда, не помешало им остаться одной из стратегических целей Украины во внешней политике. Таков парадокс души украинского чиновника, готового до полного истощения всего своего мощного организма преследовать горизонт в поисках края земли.

Вместе с тем, если вступление в ЕС отложено до ментального созревания «пересічного українця», то демократию (как одну из стратегических внутриполитических целей) после «оранжевой» революции новые чиновники в правительстве и Секретариате президента принялась развивать и углублять с утроенной энергией. Учитывая крайнюю важность данного феномена, попробуем нарисовать его контуры, не на основе творческого наследия таких мыслителей как М. Олбрайт, З. Бжезинский, С. Хантингтон и трибунных выступлений нашего господина президента, а отталкиваясь от анализа существующей реальности. Ведь нас интересует не красивый образ слова «демократия», а ее действительная суть.

Прежде всего, с полной уверенностью можно заявить, что посаженный когда-то просвещенным Западом росток демократии на Украине (взамен им же посаженному ранее ростку коммунизма, чьи плоды были в девяностых годах успешно вывезены на тот же Запад) окреп и расцвел пышным цветом. Правда, многие украинские демократы утверждают, что это не так. На это я могу заявить со всей серьезностью, что они либо лгут, либо ошибаются! Демократия на Украине построена, и она по своей сути ничем не отличается от американской или европейской!

Мое поколение оказалось на разломе двух миров совершенно не схожих между собой. И речь идет не только о социально-политической и финансово-экономической системах, речь, прежде всего, идет о духовных мирах. Мое детство и ранняя юность прошли в имперском Союзе, зрелость наступила на независимой Украине. На моих глазах рушился старый мир и возникал новый.

Трещины в партийном монолите КПСС на Украине обозначились под барабанный бой «Народного Руха Украины за перестройку», который после осенних событий 1991 года отстегнул от себя «за перестройку» как ракета отстегивает использованную ступень. В первые годы независимости, пользуясь массовой поддержкой населения страны, «Народный Рух Украины» стал локомотивом «демократичних перетворень» и идеологической кузницей нового режима.

Чем же был НРУ в начале своего существования и что собой представляли его лидеры и актив? По прошествии многих лет, когда революционные восторги постепенно улеглись, все вдруг вспомнили, что «Народный Рух Украины за перестройку» был долгоиграющим проектом КГБ. Думаю не надо доказывать тот факт, что в СССР ни одно объединение граждан, тем более на социально-политической основе, не могло появиться без подачи или санкции всемогущего Комитета. Когда же Союз рухнул, гебистское детище, обретя неожиданную свободу, пустилось в самостоятельное плавание по демократическим волнам независимой Украины.

Каким же было, так сказать антропологическое наполнение НРУ? Его руководящей верхушкой стала политически продвинутая украинская интеллигенция во главе с ранее пострадавшими от тоталитарного режима диссидентами. Энергия последних, от борьбы за ленинские идеалы с искажавшими их партийными бонзами ЦК, перенаправилась на борьбу за национальное возрождение и независимость Украины. Всю эту диссидентскую кашу, не афишируя свое негласное присутствие, активно подогревали и помешивали фигуры типа З. Бжезинского. Не было на тот момент, более пламенных борцов за идеалы «незалежної та самостійної неньки України» чем руховцы. И хотя к концу девяностых массовое движение НРУ тихо выродилось в мелкую политическую партию, которая после смерти ее лидера с громким скандалом развалилась на две еще более микроскопические, именно «діячі культури» возглавлявшие «Рух», стали интеллектуальной элитой независимой Украины, сформировав ее национальную идеологию. Как в дальнейшем убедительно показала история, это имело роковые последствия для страны.

Актив среднего и нижнего уровня НРУ был не менее колоритным. Наблюдая за его формированием, я всегда вспоминал рассказы своих престарелых родственников о временах коллективизации. Маркс действительно был прав, когда утверждал, что на определенном витке, история повторяется как фарс. Политические события конца 80-х начала 90-х подняли на поверхность антропологическую муть. Откровенные кретины и бездарности, не способные утвердить себя на заводе и в колхозе, а так же построить партийную карьеру, с восторгом и энтузиазмом двинули в политику. Не мало среди них было и людей с неустойчивой психикой, что, впрочем, только способствовало их политическому подъему. Весь этот мутный поток оседал, прежде всего, в парламенте, а так же исполнительных органах власти.

Сама государственная власть на первом этапе развития украинской демократии представляла собой партийную номенклатуру республиканского уровня. Стремительно распрощавшись с «темным прошлым коммунистического тоталитаризма», она с энтузиазмом подхватила руховские лозунги, превратив их в государственную идеологию. Люди с шаткой моралью, не имеющие определенных принципов легко и непринужденно перешли от коммунистических идеалов к идеалам национально-демократическим. Естественно, что набирать в органы власти под свое начало они могли лишь подобных себе людей. При этом надо учитывать, что масштаб мышления этих новоиспеченных государственных деятелей был четко ограничен уровнем сознания директора завода или председателя колхоза, в лучшем случае он мог подняться на вершину мышления секретаря обкома или республиканского ЦК. Позднее, когда во власть пришли шустрые комсомольские вожаки, заведующие овощными базами, школьные учителя, горсоветовские распределители сантехники, мелкие жулики и т.п., этот уровень упал еще ниже. Без сомнения картина был совершенно сюрреалистическая, но именно так формировалась политическая элита страны, определившая на долгие годы внешне- и внутриполитический курс государства.

После победы на президентских выборах Леонида Кучмы, процесс формирования капитализма (рыночной экономики) получил мощный толчок. То, что украинский народ коллективным трудом, кровью и потом создавал долгие годы, было в течение 6-7 лет приватизировано несколькими сотнями семей. Наиболее жирные куски достались особам, приближенным к господину президенту. Для того чтобы граждан не «давила жаба» и они спокойно спали ночью, им раздали красивые бумажки (стоимость изготовления которых не превышала копейки), и объяснили что это их часть общенациональной собственности. Наиболее корыстные украинцы их тут же продали скупщикам на базарах за пару десятков долларов, менее расторопные оставили себе на память. Так честно и справедливо была поделена между гражданами Украины общенациональная собственность.

«Большая приватизация» стала завершающим этапом в формировании т.н. финансово-экономических группировок. Крупные промышленники и финансисты дабы обеспечить наиболее благоприятные условия для своего бизнеса, после приватизации собственности занялись приватизацией политической власти. Под пропагандистской завесой «про розбудову України» началась откровенная и циничная скупка депутатов и госчиновников. Если на первых порах «обранці народу» продавались весьма дешево, то позже цены взметнулись в головокружительные финансовые дали, обеспечивая депутатам и государственным чиновникам шикарную жизнь не только на Украине, но и на Западе, куда вся украинская элита устремилась душой и телом и где оседали ее «заработанные непосильным трудом» капиталы. С течением времени ситуация развивалась, и ратующие о народном счастье представители украинского капитализма уже лично вошли в парламент, а нередко и в органы исполнительной власти, параллельно создавая под себя политические партии и общественные движения, а также скупая газеты и телевизионные каналы. Так постепенно формировался мощный симбиоз денег, власти и СМИ, ставший основой украинской олигархии.

Время шло, за первые пять лет правления второго президента Украины между олигархическими группировками была поделена государственная собственность (прежде всего дающие прибыль промышленные предприятия) и сферы политического влияния. Самые проворные из них установили контроль над нефтегазовыми потоками, идущими из России в Европу. Однако данное положение дел многих из олигархов не устраивало, их душа жаждала справедливости – передела собственности. Это можно было сделать лишь усилением собственного политического влияния, путем интриг и скандалов, т.е. созданием условий максимальной приближенности к президенту с перспективой захвата власти на следующих выборах.

В данном случае я хочу акцентировать внимание читателя на том, что первопричиной всех политических процессов на Украине и любых излияниях СМИ (как правило, пафосных и разоблачительных) является непрекращающаяся борьба политико-экономических группировок за сферы влияния и собственность. Государство, как представитель интересов Целого (всего народа) давно мертво, а его медленно разлагающееся тело, как черви пожирают олигархические кланы, представляющие частные (от слова «часть») интересы. Опьяненные безнаказанностью и страстью к наживе, они непрерывно исторгают из себя ложь и совершают кражи.

Так устроен типичный человек либерально-демократических ценностей эпохи развитого капитализма, это его природная суть. Что бы он ни делал, о чем не говорил, за этим всегда стоит священный для него вопрос - «а какую Я (!) от этого получу выгоду?» Когда кто-то из представителей власти или оппозиционных вождей начинает вопить с высоких трибун, срывая голос, о поруганной Справедливости и народных интересах, можно быть абсолютно уверенным в том, что все что он говорит – ЛОЖЬ, потому что за идеалистической завесой из красивых, но пустых слов ВСЕГДА находятся чьи-то личные (корпоративные) интересы.

Кто-то может мне возразить, заявив, что не все среди политиков подонки, что есть среди них порядочные люди, борющиеся за интересы всего народа, что их надо найти и поддержать на выборах и тогда наступит счастье для всех!

С точки зрения бытовой логики, подобное утверждение может казаться вполне логичным, однако, к сожалению, на самом деле это – дилетантская бессмыслица. Попробую пояснить почему.

Политика, как экономика или СМИ представляет собой СИСТЕМУ, работающую по четким законам. Прежде всего, это система отношений между людьми в процессе достижения ими конкретных целей. В идеале главной целью людей приходящих во власть путем демократических выборов является управление страной с целью создания условий общего блага. Иначе говоря, государственные чиновники и депутатский корпус призваны защищать интересы народа в целом. Так звучит теория.

Однако практика имеет несколько иное содержание. В реальности, для людей идущих во власть, в силу присущей им психологической особенности, главной целью их служебной деятельности является обеспечение своих частных/корпоративных интересов. Это подтверждается теми финансовыми инвестициями, которые вкладываются в каждого из них. Ведь чтобы стать на Украине депутатом и тем более президентом, претендент должен потратить на предвыборное шоу миллионы долларов, которые ему в случае победы, придется отрабатывать на политическом (государственном) поприще. Именно поэтому, слова звучащие с высоких трибун относительно защиты интересов народа являются пустой риторикой, приемом помогающим победить своих конкурентов на выборах.

Таким образом, на данный момент, главной ЦЕЛЬЮ действующей СИСТЕМЫ отношений между людьми во власти является создания условий их частного/корпоративного блага. Иначе говоря, существующая на Украине система власти (политический режим) в действительности не представляет интересы Целого, т.е. народа. Фактически ПОЛИТИКА ПРЕВРАЩЕНА В БИЗНЕС, точнее в придаток бизнеса, обеспечивающий ему сверхприбыли. Общественные организации, политические партии, парламентские фракции, телевизионные каналы, радиостанции, газеты и т.д. все это составная часть мощных финансово-промышленных групп (ФПГ), которые не экономическими методами создают условия решения бизнесовых проблем.

Даже если допустить, что некий индивид, идя во власть, собирается защищать не частные/корпоративные интересы, а интересы целого, то, попав в СИСТЕМУ в качестве ее функционального элемента, он обречен либо быть отторгнутым ею, либо приспосабливаться к ее законам функционирования, принять ее цель в качестве своей личной, т.е. стать на защиту частных/корпоративных интересов. Необходимо подчеркнуть, что отдельный индивид не способен находясь в СИСТЕМЕ противодействовать ей, противостоять Цели ее функционирования и уж тем более изменить эту цель, т.е. поменять ценностные и смысловые установки людей, составляющих эту СИСТЕМУ.

Кроме этого, важным моментом является то, что государственная власть, по сути, является ПОДСИСТЕМОЙ, находясь в естественном симбиозе с властью финансово-экономической, негласно диктующей ей свою волю, т.е. определяющей глобальную цель совместного функционирования. То, что мы называем олигархией, это не кучка бизнесменов, а МЕГАСИСТЕМА (объединяющая в себе как социально политическую, так и финансово-экономическую системы), в рамках которой деньги подчиняют себе государственную власть, а частные/корпоративные интересы подменяют собой общенациональные.

Демократия во всем этом выполняет двойственную функцию. Во-первых, она является механизмом баланса интересов олигархических кланов, а во-вторых, она, убедительно имитируя выбор народа, создает в массовом сознании стойкую иллюзию народовластия. Ну как же, могут возразить мне, ведь я, и ни кто иной выбираю того или иного политика! Да, отвечу я, но выбираете вы из того набора персонажей, которых вам предлагает олигархия. Здесь все определяют деньги, и все происходит во имя денег. Что может нищий народ, дезориентированный и разобщенный массированной пропагандой, толком не понимающий своих интересов, низведенный до состояния флуктуирующей массы, перед лицом корпоративно сплоченных, хорошо организованных олигархических кланов, обладающих основными материальными ресурсами страны, контролирующих, в той или иной форме, государственную власть, руководящих политическими партиями, направляющих информационную политику принадлежащих им СМИ?

Демократия, в особенности украинская, по своей сути плутократична. Там, где все подчинено деньгам, незыблемо правит олигархия.

Киев, сентябрь 2005

* * *

<p>РАСПАД: Карлик на глиняных ногах</p>

Статья третья. Киев, ноябрь 2005

Пренебрежение к государству, упадок и смерть государства, разнуздание частого лица (я остерегаюсь сказать: индивида) есть последствие демократического понятия государства; в этом его миссия.

Освальд Шпенглер

В начале девяностых, по стране ходила масса анекдотов, ярко демонстрирующих отношение «самостійної» интеллигенции к проблеме украинской государственности. Приведу пример. Получили ученые России, Беларуссии и Украины грант на проведение исследования жизни слонов. В итоге, через год, россияне написали научный труд под названием «Россия – родина слонов», белорусы провели исследование на тему «Белорусский слон лучший друг российского», а украинцы после долгой и кропотливой работы создали объемную монографию под названием «Слоны. Государственность».

Действительно, первые десять лет независимой Украины, проблема построения украинского государства была наиболее любимой темой национально-демократической интеллигенции и правящей украинской элиты, которые твердили как заклинание со всех телевизионных каналов и газетных страниц незамысловатый набор фраз про необходимость «розбудови національної держави».

При этом разглагольствования о государственности сопровождались апеллированием к славному историческому прошлому – Киевской Руси (которую без натяжек очень сложно привязать к современной Украине), казачеству (чья бандитско-анархическая суть была абсолютной противоположностью любой государственности) и возникшей после февральской революции 1917 года Украинской народной республике (при которой территория Украины, где воцарился хаос, была по просьбе Центральной Рады оккупирована армией кайзеровской Германии). В этом же ряду стоит Организация Украинских Националистов (ОУН) созданная в 1929 году в Вене австро-венгерскими спецслужбами для борьбы за «незалежність, державність, соборність та самостійність України» (в 1941 году ее возглавил Степан Бандера) и Украинская Повстанческая Армия (УПА) сформированная Романом Шухевичем (по кличке «Лютый») в 1943 году из национально-сознательных украинцев на основе «Украинских легионов» – батальонов СС «Нахтигаль» и «Роланд» (созданных еще до войны немецким Абвером в Польше из активистов ОУН).

Степень романтизма, цинизма, ума, беспросветной глупости, героизма и продажности у всех борцов за «украинскую идею» была разной, но им была присуща одна общая черта – они все были законченными неудачниками, которые за своим пустым догматическим фразерством не видели реальности. Но самое главное это то, что среди т.н. «вождей» «українського відродження» никогда не было масштабных личностей, способных формулировать действительно великие цели, и организовывать массы на их достижение. По большому счету, весь пантеон национальных героев, которые, в соответствии с новой идеологической мифологией, неистово боролись за независимое украинское государство, состоит либо из комичных персонажей, которые даже и не помышляли о каких-либо сверхзадачах, либо из законченных романтиков-неудачников (психологически «повернутых» на писательских сказках), либо из тех, кого представитель любой власти вешает на ближайшем дереве без суда и следствия, дабы прекратить смуту и кровавый, часто бессмысленный, «беспредел».

Увы, украинское прошлое плохой материал для создания украинского будущего. Историческое наследие нынешней Украины это либо – хаос, анархия, беспомощность, пустозвонство, либо – длительное пребывание в рамках государственности иных наций. Украинское прошлое это скорее тяжелый балласт, не позволяющий двигаться вперед, чем фундамент, на котором можно что-то построить.

Необходимо признать тот факт, что до 1991 года, украинский народ, этнические особенности которого формировались последние пятьсот лет, никогда не знал собственной государственности. Более того, ему было неведомо и национальное самосознание. Восточные славяне юго-западных регионов Руси, в своей массе, до XVIII века идентифицировали себя в качестве «православных» (христиан) но отнюдь не как «украинцев». Т.е. самоидентификация шла не по этнической принадлежности, а по вере, мировоззрению, ценностям. При этом надо учитывать и то, что еще в XVIII веке предки современных украинцев называли себя не «украинцами», а «русскими», называя восточных славян северных регионов Руси «московитами».

Лишь в XIX веке российская интеллигенция, после нескольких столетий безуспешных попыток влиться в европейскую культурную парадигму, впитав в себя модные идеи политического национализма, которые разнесла по всей Европе на своих штыках армия революционной Франции, заговорила о национальном самоопределении и особом пути русского народа. О национальном самоопределении так же заговорила интеллигенция Польши, чья идеология подкреплялась народными восстаниями против имперской власти России. В данной интеллектуальной и политической среде от российской интеллигенции идейно отпочковалась небольшая группа малоросских поэтов и литераторов, которые на основе модной европейской националистической и антимонархической (республиканской) идеологии создали идею национального самоопределения малоросского (украинского) народа.

Хочу особо подчеркнуть тот факт, что по своей сути идея «украинского национального самоопределения» как и «создания украинского государства» возникли в головах небольшой группы русской (малоросской) интеллигенции (выходцев из юго-восточных губерний Российской империи) как некий умозрительный проект, замешанный на революционной идеологии Европы. В дальнейшем этот проект творчески развивался целой когортой малоросских поэтов и писателей, людей, безусловно обладавших развитым воображением, но всегда слабо разбиравшихся в реальной политике и уж тем более – государственном строительстве. Не смотря на это, к двадцатым годам прошлого века, идеологами «української державності» при поддержке, так сказать, «прогрессивных сил Европы», была сформирована прослойка «национально сознательных украинцев», готовых как умирать, так и убивать во имя литературных фантазий.

Впрочем, если кто-то решил, что я осуждаю творцов и служителей «української ідеї», то он ошибается. Украинская душа, как и русская, по своей сути идеократична. Ей нужны великие идеалы, нечто такое, что по своим масштабам приближается к трансцендентному Абсолюту, перед которым эгоистичное «я», мечтающее о сытой и комфортной жизни салоеда-обывателя скукоживается до микроскопических размеров. Украинской душе необходимы великие цели и масштабные свершения, в которых она только и может, взломав кокон мелкого жлоба-потребителя, реализовать самую себя. Именно поэтому сечевое казачество шло в авангарде русского продвижения в глубь Сибири, «малороссы» составляли очень значительную часть государственной, военной и интеллектуальной элиты имперской России и СССР, а «украинцы» легко умирали в лесах западной Украины за «національну ідею».

Действительно, с самопожертвованием и у «малороссов» и у «украинцев» проблем никогда не было, однако всегда была проблема во имя чего это самопожертвование. Приходится констатировать, что украинская пассионарная энергетика либо уходила в никуда, либо использовалась в чужих интересах, ради чуждых идеалов. Именно неспособность самостоятельно создавать собственные идеи, формулировать собственные цели, приводила к тому, что украинцы никогда не знали своей государственности, находясь в постоянном поиске имперского центра [1].

Поэтому в прошлом веке, после февральской революции 1917 года украинская государственность в виде Центральной рады, гетманата, Директории и Западно-украинской республики была не более чем дурным водевилем с плохим концом. То же печально-комичное явление представляет собой квазигосударственный феномен, возникший в 1991 году. Очень похоже, что и закончит он точно так же.

Проблема украинской государственности гораздо глубже и сложнее, чем ее пытаются подать в лубочном антураже с вкраплениями модной западной риторики «національно-свідомі» украинские интеллектуалы. Многие из них до сих пор не поняли, что построение национального и независимого государства, в современных условиях, абсолютно противоречит построению развитой демократии западного типа.

Идея «национального государства», воплощающего в себе волю, интересы и суверенитет нации как главного субъекта мировой истории (эта идея позднее легла в основу «национализма») первоначально объективировала себя в Великой французской революции, ознаменовавшей собой эпоху европейского модерна. Именно тогда государство приобретает национальные черты, основывая свою легитимность не на суверенитете монарха, а суверенитете нации. Под этот постулат постепенно выстраивается вся структура международного права и алгоритмы ведения внешней политики в Европе.

К началу XX века идея национального государства значительно мутировала под воздействием модной тогда среди европейской интеллигенции социалистической (коммунистической) идеологии. Однако если в Европе симбиоз «национального государства» (иными словами – «национализма») и «социализма» привел к возникновению национального социализма в виде мощного и агрессивного ІІІ Рейха, то на Украине он привел к совершенно нежизнеспособным опереточным режимам в виде Центральной рады, гетманата и Директории, которые изжили себя в течение нескольких лет, создав вакуум власти, который вначале заполнили оккупационные войска кайзеровской Германии, а затем большевики.

Объяснить этот феномен можно лишь только одним: модернистские идеи Европы – «национализм» и «социализм» были несовместимы с ментальностью и образом жизни украинских селян основанным на ценностях традиционного общества. Простой украинский мужик, из спокон веку живущий землей и бесконечно терпящий разнообразные притеснения со стороны абсолютно чуждых ему панов/господ, психологически был склонен лишь к анархизму, отрицающему всякую власть/государственность. Не «национальное государство», а Гуляй-Поле было идеалом и многовековой мечтой украинского селянина. Именно поэтому истинными вождями той Украины стали не грушевские, винниченки, скоропадские и петлюры с их опереточной государственностью и местечковым национализмом, а люди наподобие Батьки Махно.

Укрепленные и вооруженные села, не признающие никакой центральной власти и лихие банды «зеленых», «бьющие красных пока не побелеют и белых, пока не покраснеют», открыли эпоху новой украинской казачины. На Украине, силы способной обуздать начавшийся на украинских землях хаос, создав жизнеспособное государство, не было. Именно поэтому Украину сперва оккупировали немцы, а затем железной рукой наводить порядок на ее бесхозной территории принялись большевики.

Когда в 1991 году рухнул Союз, украинская постсоветская элита с восторгом и энтузиазмом объявила себя на словах и на деле продолжательницей дела Центральной рады, гетманата и Директории. Если к гетману Скоропадскому, как царскому генералу, современная украинская идеология относится несколько прохладно, то таких неудачников как Грушевский и Петлюра превозносит как великих национальных героев. С вождями на Украине всегда существовала проблема, именно поэтому на их пьедестал постоянно ставились разнообразные блеклые личности, «халифы на час» – пигмеи и карлики от политики (начиная с Грушевского и заканчивая Ющенко).

Впрочем, на современном этапе украинская государственность представляет собой не симбиоз «национализма» («национального государства») и «социализма», как это было когда-то при Центральной раде, а смесь из «национального государства» («национализма») и модной на данный момент в Европе и США «либеральной демократии». Однако подобный экстравагантный микс в социально-политическом плане является крайне взрывоопасным веществом, способным сдетонировать как от экономической, так и политической встряски, разорвав Украину на куски. Попробую объяснить почему.

«Национальное государство», постулирующее «национальное самоутверждение, возрождение и развитие» является продуктом модерна (который был переходом от традиционализма к постмодерну) с его индустриализацией, усилением роли государства, социализмом, революциями, массовыми армиями, колониальными империями, мировыми войнами и т.п.

Украина модерн прошла в рамках Советского Союза путем интенсивной индустриализации, репрессий и построения социалистического мега-общества с его относительно свободной возможностью национально-культурного развития (которое сейчас полностью отрицается современной украинской идеологией).

Где-то в конце 70-х годов прошлого века, как Запад, так и СССР стали входить в постмодернистскую фазу своего существования с ее разрушением национального самосознания народов, существенным ослаблением государства, усилением политического влияния транснациональной олигархии, постиндустриальным обществом, формированием мировой глобализованной экономической системы, массовой культурой, обществом потребления и т.п. На Западе к 90-м годам модерн фактически полностью уступил место постмодерну, а уничтожение СССР сняло последние барьеры для его стремительного развития на европейской части постсоветского пространства.

И вот на фоне этих процессов, независимая украинская власть вдруг объявила о создании «национального государства» и о политике «национального возрождения» в стиле украинских кабаков Нью-Йорка и Оттавы, где диаспора, по выходным, вырядившись в вышиванки и нещадно надрывая душу, ностальгирует под «горілку» и «народні пісні» о далекой Родине, куда никто из этих «щирих» возвращаться не собирается. В одночасье страна вдруг с удивлением обнаружила по всем телеканалам дядек с длинными усами в вышиванках с кобзарями Тараса Шевченко, призывающих к тотальной украинизации, полному отказу от мрачного российско-советского наследия и возвращению к славному украинскому прошлому.

Что интересно, как правило, «национальное возрождение» Украины свелось к вытеснению всего «российско-советского» из всех сфер жизни общества. Но парадокс состоял в том, что образовавшаяся пустота в сфере символов и ценностей украинского общества заполнялась не национально-украинским, как это предполагала национально-сознательная интеллигенция, а западным-постмодернистским, т.е. абсолютно вненациональным. Культура украинских хлеборобов трехсотлетней давности оказалась совершенно несовместимой с ментальностью, в основной массе люмпенизированных, городских жителей, давно оторванных от земли и ориентированных на ценности общества потребления и массовую культуру. Население с напряжением ожидало не «национального возрождения», а ста сортов европейской колбасы и непрерывного «развлекалова» по телевизору, о которых ему, начиная с горбачевской перестройки, неутомимо рассказывала морально и интеллектуально разложившаяся советская элита.

Построение шараварно-лубочного «национального государства», после того как улеглась эйфория первых лет независимости, было позитивно воспринято лишь узкой прослойкой «национально-сознательной» интеллигенции (усатыми дядьками в вышиванках) да недобитыми бойцами УПА. Подавляющая масса старшего поколения украинцев, прошедшая через войну и послевоенное восстановление страны, восприняла «национальное возрождение», отрицающее советское прошлое, как перечеркивание всей своей нелегкой и героической жизни, а среднее и молодое поколение, выросшее уже в независимой Украине, взяло четкую ориентацию на ценности общества потребления и универсальную массовую культуру [2].

Не менее сложная ситуация сложилась и с самим «национальным государством». В той же Европе оно возникло в форме сильной модернистской автократии, способной утвердить себя в качестве носителя «общенациональных интересов» и навязать свою волю как внутри страны, так и вне ее. Только со временем, изживая себя, «национальное государство» теряет силу и вырождается, приобретая форму постмодернистской демократии в ее болезненной либеральной форме. И это понятно, ведь в эпоху могущественных транснациональных (наднациональных) корпораций и одномерных, недифференцированных, вненациональных человеческих масс, сильное и тем более «национальное» государство никому не нужно. Оно становится лишним.

На Украине же, очень мудрые державные мужи, подталкиваемые еще более мудрой интеллигенцией, глубоко очарованной великой западной цивилизацией, принялись с энтузиазмом строить «национальное государство» в его наиболее упадочной форме – «либеральной демократии». Т.е. они попытались скрестить модерновое «национальное государство» с постмодерновой «либеральной демократией».

Как следствие, то, что принято называть украинским «национальным государством» продемонстрировало свою полную недееспособность в плане организации и управления и абсолютную оторванность от общенациональных интересов. Электорат хочет обещанных сто сортов колбасы, а дохлое либерально-демократическое государство, неспособное организовать всеобщее процветание по западному образцу, предлагает ему лишь национально возродиться, возлюбить Украину, построить «рыночную экономику» и «демократическое государство», отодвигая приход европейского потребительского рая в неопределенное будущее. Наши «національно-свідомі» мудрецы так до сих пор и не поняли, что в украинских условиях соединение «демократии» и «национального государства» в принципе не способно обеспечить всеобщее благоденствие по западному образцу, о котором они так самозабвенно мечтают.

Итак, подводя итог вышесказанному, можно констатировать, что украинское «национально-демократическое государство» по своей сути является своеобразным структурно-организационным выкидышем так называемой интеллектуальной и политической элиты Украины. Фактически украинское «государство» не существует. То, что называют этим словом – телевизионный мираж, фантом, возникающий в словесных испарениях украинских чиновников, политиков и т.н. «национально-сознательных» интеллигентов.

Безусловно, что подобное утверждение режет слух, но то, что на Банковой [3] сидят чиновники, в Верховной Раде бывают депутаты, по городу с сиренами и мигалками проносятся блестящие членовозы с VIP-персонами, а по утрам звучит «Ще не вмерла Україна…» еще не означает, что на Украине существует государство. Все это не более чем дешевые декорации, рассчитанные на легковерных простаков, затянувшее шоу, ложная (отвлекающая) цель для общественного сознания. То, что принято называть «национальным украинским государством» – разложившиеся остатки аппарата управления имперской провинции.

Тот, кто работает в структурах исполнительной и законодательной власти Украины, и смог сохранить адекватность восприятия, безусловно, подтвердит мои слова. На данный момент робота ВСЕГО государства не более чем повседневная, нередко изнурительная имитация деятельности, за которой скрыт процесс обеспечения частных/корпоративных интересов. Наиболее ярко это продемонстрировала «помаранчева революція», ставшая своеобразным прорывом гноя государственного разложения из хронически больных тканей власти.

Когда Виктор Медведчук [4] был вынужден покинуть бункер под зданием Администрации президента, а руководящая и направляющая, до того момента, сила нашего общества – СДПУ(о) [5], использовавшая то, что мы привыкли называть «государственным аппаратом» в своих корпоративных целях, неожиданно очутилась в «непримиримой оппозиции», работа этого «государственного аппарата» оказалась в глубоком ступоре, из которого он не вышел до сих пор.

Почему? Да потому, что украинская номенклатура не имеет ни малейшего представления о том, что такое «национальные интересы» и как их надо защищать. Старые хозяева ушли, а новые никак не могут разобраться между собой кто будет «главным» в рамках «революционных преобразований», т.е. чьи теперь частные интересы должно блюсти т.н. «национальное государство». Поразительно, но факт, украинские чиновники всех уровней, которые высиживали в своих креслах карьеру почти пятнадцать лет, просто не способны организовать роботу, если нет конкретного хозяина с его конкретными корпоративными интересами. Как работать на себя, своего начальника и «Папу» [6] знали и знают все «государственные чиновники», как работать на интересы «народа» или «государства» до сих пор не знает никто! Это самая страшная тайна украинской номенклатуры! В этом плане старые чиновники (с еще советским опытом), привыкшие лишь выполнять решения Москвы, ничем не отличаются от молодых, слитых с революционных баррикад «оранжевыми» вождями в коридоры Секретариата, Кабмина, СНБО [7] и т.п. Единственное между ними различие заключается в том, что старая номенклатура советской школы, работавшая при Кучме, обладает необходимыми знаниями и навыками чиновничьей работы, а новая, пришедшая с Майдана, не имеет о них ни малейшего представления.

Когда «оранжисты» за несколько недель провели кадровые чистки госаппарата, у них не хватило ума сообразить, что «пособников кучмистского режима» должны заменить не колхозники и люмпен-пролетариат из западно-украинских сел и местечек, которые вместе со студентами Киево-Могилянской академии [8] и рафинированной киевской интеллигенцией носили по Майдану вместе с Ющенко и К° «революционное бревно», а заблаговременно подготовленные специалисты. Это не удивительно, ведь главной их целью была – власть, передел собственности, блистание перед отупевшей, восторженной толпой. Ни реальных программ, ни подготовленных специалистов у «помаранчевих» не было. Да и не думали они о том, что будет после взятия власти, ведь единственное чего они хотели, это усадить свои зады в начальственные кресла, все остальное не имело и не имеет для них никакого значения.

Вообще сложилась забавная ситуация. Еще два года назад у меня была уверенность в том, что не может быть ничего хуже украинской власти в кучминском формате. Однако когда осенью 2004 года на трибуны и телевизионные экраны полезли вожди «оранжевой» оппозиции, я вдруг с ужасом осознал, что может быть еще хуже на несколько порядков. Ведь в отличие от озлобленного и романтично настроенного электората, у меня было четкое представление о том, что собой представляют эти люди. Все они, клеймя и проклиная Кучму, по своей сути, были его выкормышами, чьи личные обиды и непомерно разросшиеся амбиции заставляли их гавкать и визжать на «гаранта» как это делает стая гиен в отношении больного льва.

Постреволюционная пропаганда постоянно долбит массовое сознание таким понятием как «народная революция», но на самом деле в 2004 году на Украине произошел номенклатурный переворот. Ведь революция предполагает две вещи: во-первых, приход к власти людей совершенно не связанных с предыдущим режимом и, во-вторых, полное, радикальное изменение всей социально-политической и финансово-экономической системы страны. Но этого как раз не произошло и не произойдет. Именно поэтому «оранжевая» революция была бунтом обиженных чиновников и бизнесменов, ловко использовавших люмпенизированные массы. Если сравнивать новый формат («помаранчевий») политического режима на Украине со старым («кучмистским»), то можно сказать, что он, - это «те же яйца, только вид с боку».

Вышесказанное подтверждает и то, что после того как в первые месяцы своей победы, «оранжисты» последовательно поломали все, что было построено их предшественниками в сфере экономики и политики, то сейчас (в конце 2005 года), они пытаются создать плохие копии разрушенного. Объективные обстоятельства заставляют их идти тем же путем, каким шла страна последние два года под руководством Кучмы. Ведь ничего нового и более эффективного они создать не способны, поэтому им приходится заниматься подражательством. Однако «помаранчеві» никак не могут понять, что ситуация радикально изменилась как внутри страны, так и за ее пределами, а поэтому их несуразные и смешные попытки вернуть все на круги своя обречены на провал.

Я смеялся до слез, когда прочел новое «Положення» про Секретариат Президента Украины. Ведь по своей сути этот документ является копией «Положення» про Администрацию Президента Украины времен Леонида Даниловича. Вот только незадача, западно-украинские селяне, которые наполнили штат Секретариата, по своему функциональному качеству очень сильно отличаются от той, еще советской номенклатуры, которая работала в Администрации и, увы, не в лучшую сторону. К тому же и Олег Рыбачук [9] (великий евроинтегратор) – ответственный, несмотря на свою должность, лишь за «трындешь», по своим менеджерским качествам и близко не стоит со злым гением Медведчуком. Не зря сейчас Секретариатом фактически руководит не его глава, а первый заместитель – Иван Васюнык.

К тому же надо отметить, что если в Администрации в штатном расписании было 600 с небольшим должностей, то в Секретариате уже более 800. И это при всех клятвенных заверениях новой власти сократить административный аппарат!

Не менее смешная ситуация сложилась и с пресс-центром Президента Украины. Если на волне революционной эйфории его персонал был в полном составе уволен, то спустя некоторое время, чуть ли не всех «кучмистов» вернули назад, по причине полной профнепригодности революционных кадров. Так что теперь можно сказать, что Секретариат вещает устами Администрации.

О том, как работает любая госструктура, можно косвенно судить по тому, чем заняты секретарши ее руководителей. Если в Администрации они были жестко привязаны процессом функционирования аппарата к своим рабочим местам, то сейчас они просто шатаются по коридорам, причем с таким видом, как будто до сих пор не могут понять, куда попали и что они тут делают. Наблюдая в приемной за тем как одна секретарша выполняет свои служебные обязанности, я с удивлением себя спрашивал, зачем на эту должность брать человека, который не только не имеет представления об основных принципах делопроизводства, но даже не знает как работает факс?

Очень ярко и глубоко, на мой взгляд, демонстрирует качество человеческого материала, которым наполнены госструктуры «помаранчевої» власти, следующий эпизод. Как-то в Секретариат на имя Президента Украины пришел документ из Министерства обороны, в котором излагалась просьба относительно дополнительных дотаций на ВТС. Естественно, что этот документ был расписан на одного из сотрудников Секретариата, как ответственного за его исполнение. И вот этот юный клерк (судя по образу мышления и прононсу – воспитанник «Могилянки») на этом документе пишет резолюцию, в которой дает распоряжение министру экономики и министру финансов «у триденний термін вирішити дане питання та доповісти про виконання!» [10]. Когда ему было сказано, что его служебное положение – «головний консультант» (после этой должности в административной иерархии идет «державний експерт», а затем «начальник відділу») не позволяет давать указания министрам, он с гордостью ответил: «ми вибороли це право на Майдані!» [11]. Судя по всему, юноше никто не объяснил самых простых вещей, а его интеллектуального потенциала не хватило самостоятельно понять, что, прапорщик не может отдавать приказы генералу.

Ну а теперь представьте, как был решен данный, конкретный вопрос, и каким образом сейчас в целом функционирует аппарат государственной власти!

Чтобы помочь в понимании этого, приведу еще несколько историй и фактов, которые не попали в прессу.

Так, например, в связи с новой специфической ситуацией, которая сложилась аппарате правительства, документы в приемных, в том числе грифованные, с резолюциями министров, с конкретными сроками исполнения и т.д. складываются хаотичными стопками на полу где они пребывают месяцами. Из-за этого даже произошел курьезный случай – один правительственный документ с «дорученням» премьер-министра Украины Юлии Тимошенко искали два дня, раскладывая скопившиеся залежи бумаги прямо на полу. Не удивительно, что она добилась таких «блестящих» результатов.

Не менее «слажено» работает и теперешнее правительство. К примеру, на одном из его заседаний рассматривались вопросы бюджетного финансирования. И там министр финансов И. Пинзенык в пух и прах раскритиковал подготовленный и согласованный его же министерством документ. По этому поводу все присутствующие лишь недоуменно переглянулись, ведь получается, что министр совершенно не в курсе того, чем занимается его министерство!

Впрочем, тут нечему удивляться, если учитывать, что практически все назначения на важные посты во властных структурах происходят по принципу – «ты мне: брат, кум, сват, друг, хороший знакомый или полезный человек». Компетентность в данном случае совершенно не берется во внимание. Так, к примеру, одно из управлений Министерства финансов возглавил… вы думаете опытный финансист? А вот и нет - специалист по плетению из лозы. И таких анекдотических фактов можно привести массу!

Очень гармонично на этом фоне выглядит и сам Господин Президент. Надо заметить, что человек он добрый, мягкий, творческий. Еще во времена своего руководства Центробанком, Виктор Андреевич предпочитал встречам с иностранными делегациями, написание картин в укромных и живописных уголках Киева. Ну какие там, право слово, делегации?!

О его музее, где он с любовью собирает «глечики», прялки, сноповязалки, сенокосилки и другие артефакты украинской культуры уже ходят легенды. На этом поприще, став Президентом Украины, он принялся себя мощно и уверенно реализовывать. Кроме открытия всевозможных памятников и музеев, наш «гарант» возглавил возрождение украинского пчеловодства, лично проводя съезды пчеловодов. Это, кстати, отразилось и на самой власти. Точнее на столовой Секретариата Президента, где вместо сахара, даже не поинтересовавшись мнением сотрудников, стали выдавать мед [12]. Господин Президент мудр, и сам знает, кому что нужно. Воистину – «пчеловодство спасет страну!».

Еще Господин Президент великолепный семьянин! Об этом свидетельствует тот факт, что когда он, уже будучи лидером страны, находился с визитом в США, один очень влиятельный американец (за консультациями к которому обращаются представители наиболее могущественных финансово-политических кланов Соединенных Штатов), предложил ему организовать встречу с ведущими американскими инвесторами. Однако Виктор Андреевич от этого предложения отказался, предпочтя отправиться в Чикаго для знакомства с родственниками жены. Ну какие тут к черту инвестиции! Тем более после таких рукоплесканий, которыми его встретили американские конгрессмены.

Не менее интересная история произошла и в начале июля 2005 года. Тогда в Киев на полдня специально для встречи с украинским президентом прибыл глава Ассамблеи стран-доноров Чернобыльского фонда «Укрытие» Х. Бликс. Целью визита была передача нашему гаранту почти 1 миллиарда долларов (!) на строительство нового саркофага на Чернобыльской АЭС. Но, увы, Господин Президент принять его не смог. И знаете почему? В это время у него проходила встреча с дизайнерами и художниками, где обсуждались вопросы нового оформления интерьера Секретариата, которое совершенно ничем не должно напоминать Администрацию, в которой когда-то окопались представители «злочинного режиму». Старик Бликс в недоумении вернулся домой. Вот такая проза жизни…

В этом смысле от своего вождя не отличались ни А. Зинченко [13], ни П. Порошенко [14], нередко игнорировавшие приезжавших для встречи с ними, высокопоставленных чиновников иностранных государств, включая и американцев.

До сих пор совершенно не ясно кто в госаппарате чем занимается и за что отвечает. Все уже давно перестали понимать, к кому можно обратиться с тем, или иным вопросом. Сейчас никто и ни за что не отвечает. А длительным, изматывающим и, как правило, беспредметным совещаниям нет конца. Решения принимаются пачками, но их никто не выполняет. Подавляющее большинство «руководящих работников» совершенно некомпетентно! Маразм крепчает просто на глазах!

Кроме всего прочего, могу сообщить, что на данный момент Украина не располагает национальными вооруженными силами, если не учитывать летчиков, которые не летают, артиллеристов, которые не стреляют, солдат, которые автомат видели лишь на присяге, и того древнего хлама, который скопился с советских времен на складах, в ангарах, на причалах и боксах военных частей. За почти пятнадцать лет независимости, украинская армия не получила ни одного нового танка, самолета, ракетной установки, боевого корабля (!). Все что можно было украсть из военной техники и вооружений, было украдено и продано, все, что можно было уничтожить – уничтожено. К этому необходимо добавить, тот факт, что те мальчишки, которые не смогли откупиться и все-таки попали в армию, ведут полуголодный образ жизни, а основная масса офицеров, сводит концы с концами на мизерную зарплату и мыкается без жилья. Зато генералов в независимой Украине стало немеряно. Вот такая специфическая реальность.

Идем дальше. Правоохранительные органы. Количество сотрудников украинского МВД уже давно превзошло количество военнослужащих. Надо отметить, что подобный перекос свойственен т.н. «банановым республикам», в которых главной проблемой для правящих кругов является защита своего вольготного положения от нищей народной массы, а не обеспечение национальной независимости, которая давно продана транснациональным корпорациям и лидерам мирового сообщества.

Необходимо отметить ужасающее моральное, интеллектуальное и профессиональное состояние личного состава правоохранительных органов всех уровней. Как-то разговаривал с представителями прокуратуры, так те за голову берутся по поводу следователей и оперативников МВД. Рассказы же о буднях милиции, которые мне приходится выслушивать от своих знакомых, там работающих, не дают причин надеяться на лучшее.

Аналогичная картина и в Службе безопасности Украины (СБУ). Общаясь с оперативным составом, еще мальчишками, только что пришедшими из Академии, шокированными открывшейся им правдой служебных будней, начинаешь понимать, насколько глубоко прогнила вся правоохранительная система страны. Здесь все продается и все покупается. Здесь, за хорошие деньги можно закрыть уголовное дело или наоборот открыть его на кого-то. Здесь «Альфу» можно нанять для бандитской разборки, а «прослушку» и «наружку» для борьбы со своим бизнес-конкурентом. Как это ни печально, но кадровый состав спецслужб уже давно не является элитой даже в том понимании, которое когда-то имело место в КГБ. Таков результат многолетнего разложения.

Коррупция, с которой призывают бороться с высоких трибун все кому не лень, на самом деле не является чем-то привнесенным, этакой модной болезнью, которую надобно лечить. На самом деле, коррупция внутренне присуща той СИСТЕМЕ, которая вот уже четырнадцать лет существует на территории Украины. Она ее базовый элемент, который исчезнет лишь с гибелью самой СИСТЕМЫ. За звонкими лозунгами об «идеалах майдана» и показными арестами мелких клерков-взяточников идет ползучее предательство национальных интересов во благо корпоративного/личного процветания. Весь смысл работы государственного служащего это – взятка. Пустая болтовня представителей власти о «борьбе с коррупцией» не боле чем очередная пиар-кампания, рассчитанная на доверчивого обывателя.

Подводя итог, необходимо констатировать, что миры украинского истеблишмента и управляемого им народа фактически не соприкасаются. Это реальности, существующие по своим внутренним законам.

Удивительная вещь, если верить статистике, до «помаранчевого» переворота органы государственной власти были наполнены выходцами из сел на 87 %. Сейчас, учитывая как село хлынуло с Майдана во властные кабинеты, их стало более 90 %, но психологической связи между управляющими и управляемыми так и не возникло! Украинская власть по своему составу народная, а ее действия сугубо антинародные (!). Вот в чем состоит главный парадокс! Все эти хитрые и одновременно удивительно тупые, круглоголовые крепыши с распухшими от хорошего питания «пиками» [15] и поразительно ограниченным кругозором, вскарабкавшиеся на вершины административной пирамиды, не просто игнорируют своих соплеменников, оставшихся внизу, но глубоко презирают их! «Він такий розумний та особливий, він став паном, а ті, серед кого він народився та виріс – холопи, бо в них нема грошей, зв’язків, дорогих костюмів, Мерседесу, квартири у Києві, шикарної дачі та високої посади!» [16]. Такова логика той жлобской кугутни, которая заполонила собой органы государственной власти Украины. Проблема в том, что сознание этих доморощенных вершителей судеб Отечества в принципе не способно подняться к пониманию национальных интересов, и вопросов более сложных, чем создание условий эффективного использования в целях личного обогащения своего служебного положения. Увы, но сознание председателя колхоза, директора завода или начальника районной сберкассы не совместимо с задачами государственного управления. И эта проблема, к сожалению, на данный момент не разрешима.

В связи с этим вспоминается забавный анекдот.

Спрашивает внук вуйко:

– Деда, а чем отличаются евреи от жидов?

Вуйко отвечает:

– Евреи это хорошие люди. Живут в Израиле, защищают свою страну, воюют с арабами. А жиды живут на Украине, жрут сало, пьют горилку и строят национальное украинское государство.

– Деда, а чем отличается русский от москаля?

– Русские хорошие люди. Живут в России, любят свою Родину, воюют с чеченцами, дают нам нефть и газ. А москали живут на Украине, жрут сало, пьют горилку и строят национальное украинское государство.

– Деда, а чем отличаются украинцы от хохлов?

– Украинцы хорошие люди. Живут в США и Канаде, не нарушают законов, любят Украину и занимаются бизнесом. А хохлы живут на Украине, жрут сало, пьют горилку и мешаю жидам и москалям строить национальное украинское государство.

Такова существующая реальность… Мы уже давно живем в рамках затянувшегося анекдота.

Подведем общий итог.

Пустая, популистская болтовня державных мужей, достигшая своего пика после т.н. «помаранчевої революції», непрерывно подогревает потребительские амбиции населения, которое в основной своей массе оказалось в нищенских условиях существования. Но вместе с тем, этот словесный «порожняк» не находит своей реализации, которую, как заявлялось ранее, обеспечит «национальное государство». Это же, в свою очередь, не только дискредитирует в глазах населения само это «национальное государство», но и непрерывно усиливает социальное напряжение в обществе.

Так называемая «оранжевая революция» стала первым серьезным сигналом об интенсивном усилении негативного, часто крайне враждебного отношения населения к украинской власти, граничащего с полным ее непринятием. Поэтому можно констатировать, что сочетание «национального государства» с «либеральной демократией» ведет лишь к государственной дезорганизации, социально-политической нестабильности, экономическому развалу и усилению сепаратистских настроений. Украина стремительно погружается в хаос, а в народе крепнут анархические настроения.

«Оранжисты» как попки твердят о том, что во всем виноват Кучма, не понимая, что дело не в отдельных персонажах (пусть даже и очень влиятельных), а в той государственно-политической системе, которая сформировались на Украине после развала Союза. Кучма был не всемогущим богом, а всего лишь важным винтиком этой системы, и не более того. Проклиная своих предшественников, «оранжисты» остаются в той матрице целей и методов государственного управления, которая существует вот уже почти пятнадцать лет. Это изначально обрекает на фиаско все, что они делают.

Неспособность номенклатурных «революционеров» изменить ситуацию к лучшему, стремительно усиливает недоверие населения к украинской власти как таковой, независимо от ее цветового формата, тем самым полностью лишая ее легитимности [17]. «Оранжистам» необходимо четко понимать, что серого, невыразительного Кучму, с его неспособностью связать три слова вместе, с его откровенной вороватостью и лживостью украинский народ никогда не любил. А главное, второй президент не пытался вызвать у народа надежду и тем самым получить поддержку и доверие, а поэтому народная ненависть к нему была глухой, хронической, не требующей аффектов. «Помаранчеві» вожди, сознательной, а иногда и несознательной ложью дали значительной части населения надежду, заставив многотысячную толпу поддержать себя на выборах. Когда эти обманутые поймут, что их обманули, они неизбежно воспримут своих вождей как предателей, и их безграничная любовь к ним, через разочарование, трансформируется в свою противоположность – лютую НЕНАВИСТЬ, требующую аффективной разрядки.

Эта массовая ненависть к власти, резонируя с усилением политического противостояния внутри страны, ослаблением государства, экономической стагнацией и нарастанием влияния на внутренние социально-политические и экономические процессы «внешних факторов», ведет только к одному – территориальному распаду Украины.

Киев, ноябрь 2005

* * *

<p>РАСПАД: О некоторых проявлениях олигофрении в украинской политике</p>

Статья четвёртая. Киев, январь 2006

Ложные ценности и слова безумия – это худшие чудовища для смертных, - долго дремлет и ждет в них судьба. Но наконец она пробуждается, выслеживает, пожирает и проглатывает всё, что строило на ней жилище себе.

Фридрих Ницше

Никто до сих пор не знает что такое «Украина». Даже коренные обитатели ее ковыльных степей, давно перебравшиеся в города, до сих пор не разгадали этой загадки. Украинцы не ведают не только кто они, но и каков Смысл их многовековой совместной жизни. Кто мы и куда идем? Данный вопрос не прояснили даже четырнадцать лет независимости. Все разговоры демократических вождей и придворных политологов о светлом евроинтеграционном будущем не более чем формальный ритуал, шаманские пляски под тамтамы без всякой надежды вызвать живительный ливень.

Великая ложь маленьких людей возведена в ранг национальной идеологии. Украинская правящая элита уже евроинтегрировалась, вычерпав украинскую квоту на европейский «рай» (на Западе давно учатся дети «евроинтеграторов», живут их семьи, туда же вывозятся деньги, заработанные ими на Украине «непосильным трудом» и т.д.). Все заняли места согласно купленным билетам. Те, у кого на это нет наличных, стоят на перроне в качестве провожающих, заглядывая через звуконепроницаемые стекла окон в уютные и комфортабельные вагоны. ОНИ – «европейцы» и уже в «Европе», но кто МЫ – «украинцы», оставшиеся на территории, с названием «Украина»? Каков Смысл нашего коллективного существования?

Увы, на данный момент можно сказать только одно, «украинцы» – народ-призрак, обосновавшийся в стране-фантоме.

Почему Украина – фантом? Да потому, что у нее де-факто нет своего государства [18], идеологии, ценностей, целей [19] и практически полностью разрушена экономика [20]; потому, что приказала долго жить национальная культура [21]; потому, что износ инфраструктуры страны (созданной советским «тоталитаризмом») приобрел катастрофические масштабы [22]; потому, что коррупция пронизала все общество сверху донизу [23]; потому, что умерла система здравоохранения, дышит на ладан наука, интенсивно деградирует система начального образования; потому, что простой украинский гражданин не может рассчитывать на поддержку и защиту своего т.н. «государства», наоборот, каждый день, чтобы выжить, он ведет с ним неравную борьбу.

Почему народ-призрак? Потому что смертность на Украине превышает рождаемость в 3-4 раза (!); потому, что больных туберкулезом около 800 тысяч [24], ВИЧ-инфицированных около 500 тысяч [25]; потому, что в нашей стране около 6 миллионов человек, имеет проблемы с психикой [26]; потому что реально на Украине от 600 тысяч до одного миллиона наркоманов (при этом 80% из них составляет молодежь в возрасте до 30 лет) [27]; потому что полным ходом идет интеллектуальная и духовная деградация населения; потому что бóльшая часть украинских граждан живет в нищете [28]; потому что на улицах городов Украины влачат жалкое существование, только по официальным данным, 150 тысяч беспризорных детей (!) [29]; потому что реальная безработица в стране достигает 40% [30], потому что треть работоспособного населения нелегально работает за границей [31].

Для того, кто живет на Украине, все вышеуказанное не является секретом. Наша либерально-демократическая действительность западного образца постепенно обретает суть и форму многоуровневого ада, построенного «с любовью к жизни» в отдельно взятой стране. Однако, при этом, мало кто догадывается, что возникновение и существование данной конструкции является не следствием чьих-то персональных просчетов и ошибок в рамках реализации верно выбранного пути, а закономерным результатом последовательного движения по этому пути. Т.е. действия нашей власти, помимо ее желания, изначально запрограммированы на создание на Украине развала и хаоса, которые мы сейчас наблюдаем. Иначе говоря, главная проблема Украины не в ошибках и недостатках отдельных политиков или политических сил, а в сути выбранного стратегического курса страны, осуществляемого вот уже почти 15 лет. Ушел Кучма, пришел Ющенко, но стратегический курс сохраняется прежним. Как говорится, «вахту – сдал», «вахту – принял»!

Я понимаю, что следующее образное сравнение для многих прозвучит оскорбительно, но украинцы похожи на тараканов, дремлющих в уютных щелях теплой кухни с обильными запасами провианта в квартире зажиточных хозяев. Причем хозяева уходят и приходят, а тараканы живут на кухне вечно, несмотря на то, что их методично травят и давят, питаются крошками со стола и очень этим гордятся. Согласен, звучит обидно. Но это правда! Горькая, унизительная, но, все-таки, правда!

Безусловно, украинцы существуют (как отдельные петренки и иваненки, сцепившиеся друг с другом в борьбе за свободный доступ к колбасным рядам), и одновременно их нет (как сообщества единомышленников, соратников, объединенных общим делом, ценностями, устремленностью к некой трансцендентной Цели)! Именно поэтому «Украина» это лишь территория, но не государство, а «украинцы» – население, но не нация. И если вдруг нас действительно не станет, этого, в общем-то, мир не заметит, ведь наше существование условно, как для хозяев квартиры условно существование тараканов в щелях на кухне.

Я долго не мог понять, почему Украина за почти пятнадцать лет так и не смогла обрести субъектность, стать источником коллективной воли, заявить свое «МЫ» миру… А потом до меня дошло, ведь вся эта тьма борцов за народное счастье, которыми кишит парламент и конторы структур исполнительной власти, из-за присущей им природы просто не способна сложиться в единое целое! Украинские правители, это хор, состоящий только из одних солистов, слышащих лишь себя. Именно поэтому общей песни не получается. Увы, такова особенность украинского архетипа.

Хочу заметить, что профессиональные действия украинских политиков и чиновников это очень специфический феномен ментальности. Он был и остается побочным результатом труднообъяснимых психологических процессов, протекающих в головах этих людей, а не производной от холодного анализа и точного расчета. Здесь имеют значение не логика и идея, призванные воплотиться в общенациональных интересах, а сугубо субъективные ощущения, настроения, представления, желания и т.д., вытекающие из психосоматических особенностей отдельных начальствующих индивидов.

Именно поэтому украинская политика в значительной степени это объект исследования клинической психиатрии, а не политологии. Тот, кто решил, что я упражняюсь в остроумии, ошибается. Я абсолютно серьезен! Как никогда серьезен! Ведь мы живем в обществе, где грань между нормой и патологией уже давно размыта. Более того, нередко патология подается демократическими вождями не менее демократическим массам в качестве нормы, и эти массы при этом радостно рукоплещут!

Тот, кто имел радость общения с украинскими политиками/чиновниками, сможет без труда отметить ряд отличительных особенностей их психической организации, среди которых основными являются – слабость абстрактного мышления и неспособность к обобщению. При этом сугубо предметному, конкретноóбразному, ситуационному мышлению данной социальной прослойки украинского общества присуща поразительная примитивность суждений. Кругозор вершителей украинской политики крайне узок, речь отличается бедностью запаса слов, упрощенным построением фраз, откровенной неграмотностью. Внимание и память в целом ослаблены, хотя у некоторых из них хорошо развита механическая память с избирательным запоминанием отдельных фактов, фамилий, цифр. Также необходимо заметить, что у державных мужей Украины существенно снижен уровень побуждений и инициативы, деятельность, как правило, лишена осмысленности, последовательности, а часто и целенаправленности. Большинство представителей украинской политической элиты характеризуется повышенной внушаемостью, неспособностью к логическому осмыслению событий и фактов, отсутствием способности принимать адекватные решения не только в сложных, но даже достаточно простых ситуациях, а также низкой критичностью к себе.

Знаете что самое интересное в вышеописанном портрете типичного представителя украинской политической элиты? То, что он дает четкую симптоматику такой группы психических заболеваний как олигофрения (oligophrenia), характеризующихся врождённым или приобретённым в раннем детстве психическим недоразвитием. Это звучит невероятно, но Украиной правят олигофрены, в самом прямом смысле этого слова! Нет, конечно же большей части нашей политической элиты (за редким исключением) не присущи такие тяжелые формы олигофрении как идиотия или имбецильность, но то, что основная ее масса находится на грани между дебильностью (легкой степенью олигофрении) и нижней границей нормы (проявляющейся, прежде всего в слабоумии) – это факт!

Когда я вдруг это осознал, многое для меня из того, что происходило и происходит на Украине последние пятнадцать лет, стало легко объяснимым. А я-то мучался и не мог понять, почему за годы независимости Украина подошла к черте своего непосредственного разрушения, а темпы вымирания и вырождения украинского народа приобрели катастрофические масштабы! Теперь-то все становится на свои места, ведь государством правят олигофрены, либо те, кто вынужден имитировать олигофрению с целью карьерного роста!

Быть начальником, когда надо отвечать лишь за процесс, а не результат роботы, очень легко. А в «Незалежній» изначально повелось, что государственный руководитель высокого уровня не несет абсолютно никакой ответственности за результаты своей роботы. И чем выше он стоит в номенклатурной иерархии, тем в меньшей степени он за что-то реально отвечает. Именно поэтому, для того, чтобы сидеть в начальственном кресле не требуется ни ума, ни знаний, ни навыков. Я ничуть не преувеличиваю. Быть начальником на Украине это – счастье, почет и уважение, но не доскональное понимание проблемы, решением которой занимаешься и наличие организаторских способностей. Набор правильных, хорошо заученных фраз, набор шаблонных действий, набор отрепетированных выражений лица, способность в нужной ситуации, фигурально выражаясь, с наслаждением вылизать задницу вышестоящему начальству, и в итоге, ты – творец украинской истории. Как сказал один поэт:

Мы умны, а вы - увы, Что печально, если Жопа выше головы, Если жопа в кресле [32].

Однако при этом я хочу особо подчеркнуть, что среди украинских политиков и чиновников есть достаточно умные люди, однако их полностью устраивает ползучая олигофренизация политики вообще и государственной власти в частности, ведь олигофрен легко управляем. Если ты имеешь дело с олигофреном, то без особого труда будешь контролировать его мотивы, желания, действия. Он по своей природе может быть только ведомым. По этой же причине и внешние силы предпочитают иметь дело на Украине со столь специфическим человеческим материалом, предельно сконцентрированным в начальственных кабинетах. К тому же необходимо учитывать и то, что если олигофрен в силу определенных причин становится политическим лидером или большим чиновником, в скором времени в его окружении будут либо такие же олигофрены (ведь с нормальными он работать не сможет), либо хитрые приспособленцы, готовые интеллектуально оформлять и обосновывать стратегические решения начальника-олигофрена.

Вот уже пятнадцать лет идет естественный отбор украинской политической элиты, только отбор наоборот, когда у власти оказываются психически недоразвитые индивиды либо откровенные подонки, готовые ради карьеры и личного обогащения обеспечивать на Украине правление олигофренов. Именно поэтому, полтора десятилетия корабль украинской государственности двигается в неуправляемом режиме в никому неизвестном направлении.

Естественно, что данная психологическая специфика представителей украинского истеблишмента накладывает свой отпечаток на внешнюю политику, которую она проводит от имени украинского народа.

При Кучме наши державные мужи с энтузиазмом рассказывали нам о некой стратегической «многовекторности» украинского внешнеполитического курса, обеспечивающей надежную защиту национальных интересов. В связи с этим меня всегда поражала эта мистическая способность мудрецов с Банковой, вопреки всяким законам физики и логики, двигаться во всех направлениях одновременно!

Кстати, по поводу «многовекторности» есть старый, бородатый анекдот:

Собрал лев всех зверей и велел с правой стороны от себя встать умным, а с левой – красивым. Звери быстро разделились на две группы, и лишь маленькая взъерошенная обезьянка в панике бегала от одной группы к другой. И тогда лев раздраженно спросил ее, почему она все время суетиться и не может занять соответствующее ей место. И обезьянка, с нотками негодования в голосе воскликнула: НУ НЕ МОГУ ЖЕ Я РАЗОРВАТЬСЯ!

Впрочем, вышеозначенная «многовекторность» Украины периодически прерывалась ее стратегическим курсом на «евроинтеграцию», а когда в очередной раз из Брюсселя нашим правителям настоятельно советовали расслабиться с «їхнім просуванням до Європи», официальный Киев, не долго думая, объявлял о своем интенсивном сближении с не менее стратегическим партнером в лице Российской Федерации. Такая продуманность и последовательность внешнеполитической стратегии заставила серьезно задуматься, как на Западе, так и на Востоке, о вменяемости украинского истеблишмента. А в конечном итоге вышеуказанный внешнеполитический курс дал чудесные результаты – Украина не стала ближе ЕС и при этом сломала все, что только могла сломать в отношениях с Россией.

Впрочем, последние годы своего правления Леонид Данилович (лет восемь своей жизни посвятивший святому делу «евроинтеграции»), вдруг разуверился в реальных перспективах нашего «просування до Європи». Правда, надо заметить, что к этому его подтолкнули не столько скорбные думы о судьбах Отечества, сколько наши американские друзья с их кассетным скандалом, мечтавшие последние пять лет об «Украине без Кучмы».

Когда «оранжоиды» прорвались к власти, хитрые разговоры о «многовекторности» ими были пресечены на корню. На оранжевых знаменах с новой силой вспыхнул старый, давно потускневший лозунг Остапа Бендера – «заграница нам поможет»! Воодушевленные сокрушительной «победой демократии», они принялись с удвоенной энергией ломиться в наглухо закрытую европейскую дверь, считая, что их, как принципиальных кучмаборцев обязаны обогреть и обласкать на «землях обетованных». Будучи уверенными в том, что Европа у них в кармане, они, набрав в рот побольше слюны, принялись дружно и демонстративно плевать в сторону России. Первые пол года «оранжевого» правления подобное поведение было очень модным. В среде новых начальников оно считалось проявлением принципиальности, независимости и даже глубокого ума. При этом мало кто из них помнил старую народную мудрость о том, что некоторые вещи делать против ветра не стоит. Себе дороже будет. Все это время Москва загадочно молчала, никак не реагируя на смелые выпады «оранжевых» вождей. Причины такой ее сдержанности стали понятны чуть позже. И тогда стало ясно, что все это время Россия не сердилась, Россия сосредотачивалась.

Надо заметить, что сомнения в адекватности правящей украинской элиты, на мой взгляд, вполне оправданы, если учитывать что почти пятнадцать лет в нашей стране последовательно и целенаправленно культивируется русофобия. Причем восприятие России как некоего экзистенционального зла в среде либеральной и национально-сознательной интеллигенции является не результатом какого-то анализа, а априорной установкой, своеобразной модой, даже неким чванством, замешанном на презрении и страхе к русским. Я не раз пытался добиться от представителей этой социальной прослойки внятного, разумного обоснования данной позиции, но с их стороны все сводилось к каким-то личным, невнятным ощущениям и переживаниям. ЛЮБОЙ разговор с ними о политике ВСЕГДА сводился и сводится к «злочинам царизму» [33], «голодомору», «катам [34] з НКВД-КГБ» и «імперським зазіханням Москви» [35]. Такой вот универсальный клинический набор смыслов и образов сформировался у нашей национально-сознательной, а так же либеральной интеллигенции. Говорить с такими людьми о политике и тем боле об украинско-российских отношениях, это то же самое, что пытаться обсудить особенности экзистенциональной философии с толпой, в экстазе скандирующей на Майдане «разом нас багато, нас не подолати»!!! [36].

По-сути, устойчивая русофобия, подаваемая в качестве ценностной позиции, логически никак не обоснована и произрастает из каких-то древних, глубинных страхов вышеуказанной публики. Точно так же как и западофилия украинской интеллигенции это – чистый продукт ее эмоциональной сферы. Здесь имеет место лишь желание видеть все в простом черно-белом свете на основании высосанных из пальца квазилогических конструкций. Именно поэтому понять их политические рассуждения можно лишь через тщательное психологическое обследование, а не политологический анализ.

Опять-таки по этому поводу есть занятный анекдот еще первых лет независимости:

Идет заседание Верховной Рады. На трибуну поднимается национально-сознательный народный депутат и начинает эмоционально, брызгая слюной рассказывать о падлюках-москалях. Через несколько минут спикер дает команду отключить ему микрофон. В конце рабочего дня, этот депутат вновь просит слова. Спикер подозрительно у него спрашивает:

– Уважаемый Степан Иванович, вы опять хотите нам рассказать о русских и Москве?

– Да нет, вы что! Я вообще хочу выступить не на политическую, а экологическую тему!

Успокоенный таким заверением, спикер вновь дает ему слово. Депутат выбирается на трибуну и говорит:

– Уважаемые господа! В Украине очень тяжелая экологическая ситуация! Реки мелеют, деревья сохнут! Теперь негде ни утопить, ни повесить москаля! Надо срочно что-то делать с экологией!

Что интересно, современный украинский национализм по своей сути является лишь адаптированной к украинским реалиям русофобией, непрерывно внедряемой в украинское общество западной пропагандой. Любые робкие попытки наших «националистов» пропагандировать или отстаивать националистическую идеологию жестко пресекались и пресекаются со стороны США. «Большой Брат» не любит подобных «завихрений», он разрешает нашим доморощенным «националистам» лишь гавкать до хрипоты в сторону России и без умолку тарахтеть по поводу «рідної мови» [37], резонируя настроениям украинской диаспоры, в годы «холодной войны» активно боровшейся в рядах ЦРУ с советской «империей зла», а сейчас, после победы «империи добра», интенсивно развивающей, по тем же каналам американских спецслужб, демократию на Украине.

Ну как тут пояснишь, какому-нибудь «национальному демократу», что идеи австрийца А. Гитлера или на худой конец украинца Д. Донцова [38] не просто не совмещаются с «демократией», «либерализмом» и «капитализмом», но являются их антагонистами?

Необходимо заметить, что в отличие от интеллигенции, подавляющая часть «пересічних» [39] украинцев, несмотря на мощную информационно-психологическую обработку со стороны средств массовой информации, до сих пор не может понять, почему она ОБЯЗАНА ненавидеть Россию.

Как связан Петр І или НКВД с современными украинско-российскими отношениями, не понимают очень многие из них. Если между данными феноменами существует причинно-следственная связь, то почему бы тогда Украине не строить и свою политику относительно ФРГ, исходя из событий 1941-1945 гг., спрашивают они. Судя по всему, тут сказывается принципиально разная интеллектуально-психологическая природа народных масс и интеллигенции.

Хочу признаться, что, нередко, разговаривая с представителями украинской интеллигенции, вспоминаю известную ленинскую характеристику этой социальной прослойки, которая, по мнению революционного вождя, не может претендовать на функцию «мозга нации». Похоже, что в чем-то все-таки Ильич был прав.

Как-то недавно беседую со своим знакомым, «аналитиком» одной солидной госструктуры, и он мне вдруг заявляет, что якобы существует «украинский национальный проект» (!). Неужели, думаю, я пропустил что-то очень важное?!

– И в чем же он заключается, - спрашиваю его, превратившись в одно большое ухо. Он на мгновение задумывается, и, выдержав пазу, отвечает:

– Ну, если кратко сформулировать, то – ГЕТЬ ВІД РОСІЇ! [40]

Ну что ему на такое можно ответить? Ведь «аналитик» все-таки! Деньги за это получает. А сколько таких экспертов по всему госаппарату и частным конторам с умным видом сидит!

В принципе можно сказать, что суть украинской внешнеполитической концепции, если так можно сказать, образуют две основные цели – полная интеграция в ЕС (о чем кричат на всех углах) и максимальная изоляция от России (о чем говорят в кулуарах). Но тут-то как раз и возникает противоречие между политическими желаниями украинского истеблишмента с экономическими возможностями страны.

Наши правители хотят быть европейцами, а украинский бизнес зависит от России. При этом для Брюсселя политические устремления официального Киева имеют второстепенное значение. Для торгашей и менял, которые управляют Европой, главное – ДЕНЬГИ, а не чьи-то идеалистические устремления. Да и не верят они в идеализм украинской элиты. Европейские банкиры и промышленники ведь не тупые, они прекрасно знают, как легко и, в общем-то, дешево покупается и продается т.н. украинская элита вместе с ее «идеалами». Поэтому европейцы лучезарно улыбаются и похлопывают по плечу своих демократически недоразвитых «друзей» с Украины, когда те рассуждают об империализме России, но потом очень тщательно моют руки с мылом.

Почему они себя так напрягают? Потому, что им нужна наша страна в качестве вечного и неутомимого просителя членства в Европейском Союзе (что вынуждает Киев изо всех сил «прогибаться» под европейские интересы, выполняя самые абсурдные требования), а с другой стороны, теоретическая возможность ее принятия – фактор давления на Москву. Так им проще вести дела с РФ, ведь отношения с Украиной это не более чем элемент политики западных стран относительно России. Отсюда и подогреваемая ими антироссийская риторика «евроинтеграторов».

В итоге получается странное противоречие между политическими (хотя точнее было бы сказать – «патологическими») устремлениями элиты и экономическими интересами народа. Более того, экономическое благополучие Украины вот уже долгие годы приносится в жертву политическим фантазиям украинских правителей (!).

Если послушать нашу либеральную и национально-сознательную интеллигенцию, то все беды и напасти Украины исходят из России. По их глубокому убеждению, судьба украинцев загублена русским царизмом, советским тоталитаризмом и российским империализмом. Иногда наслушавшись подобных рассуждений, возникает впечатление, что если бы территория нашей страны оказалась в Африке или Латинской Америке, мы бы все давно «жили в шоколаде».

В связи с этим, я часто себя спрашиваю: чем же сейчас, после провозглашения независимости, нам так сильно мешает Россия жить богато и счастливо? Допустим, русский империалист и гебешник Путин пытался отобрать у нас остров Коса Тузла и захватить Керченский пролив, категорически отказался продавать нам газ, по той цене, которая нас устраивает, а теперь еще не отдает маяки в Крыму, от обладания которыми, судя по сообщениям украинских СМИ, напрямую зависит счастье всех украинцев. Но чем же был плох демократ Ельцин, призывавший россиян возлюбить Украину? Неужели он тоже на протяжении девяти лет своего царствования коварно бредил по ночам в реанимационных палатах ЦКБ о закабалении Украины? А может, это по вине России до сих пор не сбылась хрустальная мечта всех прогрессивных украинцев о потребительском рае европейских стандартов и счастливом членстве в Евросоюзе?

Ну а если предположить, что главная причина наших бед кроется в чем-то ином?

Давайте попробуем посмотреть на ситуацию с другой стороны.

Предположим, что все украинцы просыпаются каждый день с мыслью о евроинтеграции. Что необходимо для достижения этой цели? Подняться до европейских стандартов в экономическом развитии и уровне жизни основной массы населения (аспекты культурной, идеологической и правовой совместимости мы в данном случае рассматривать не будем). Иначе говоря, украинцы должны в своем экономическом развитии и материальном достатке быть соизмеримыми с европейцами. Надеюсь, что все читатели в этом со мной согласятся. Идем дальше.

Материальный достаток народа и уровень экономического развития страны непосредственно зависят от способности этого народа производить конкурентоспособную продукцию и контролировать рынки сбыта. Надеюсь, что и с этим утверждением все согласятся. Далее.

От чего зависит конкурентоспособность продукции? Правильно, от низкой себестоимости ее производства (тот, кто подумал о ее качестве, знаком лишь с теорией, но не существующими экономическими реалиями). Себестоимость производства, в свою очередь, непосредственно зависит от четырех факторов:

- стоимости труда;

- стоимости сырья;

- технологической эффективности;

- затрат на энергоносители, обеспечивающие процесс производства.

Из вышеперечисленных условий, Украина может похвастаться лишь низкой стоимостью труда и относительно низкой стоимостью сырья, используемого на украинском производстве.

Технологический уровень наших предприятий отстает от существующих мировых стандартов лет эдак на 60-70 (!). Перерасход энергоносителей в нашем производстве превышает западные показатели в 3-5 раз. Именно из-за этих двух негативных факторов значительная часть украинской промышленности, отданная через приватизацию мародерам, тихо умерла за годы независимости. Ведь она требовала модернизации, а значит – инвестиций, а люди, которым достались предприятия, лишь выжимали из них все соки до полного износа и разрушения, а полученные средства вывозили за границу.

Почему же тогда до сих пор работают предприятия экспортоориентированных отраслей – химической и металлургической, спросите вы? Причина этого очень проста, кроме дешевого труда и относительно дешевого сырья, украинская промышленность располагает эффективными схемами ухода от налогов и, самое главное, КРАЙНЕ ДЕШЕВЫМИ ЭНЕРГОНОСИТЕЛЯМИ. Иначе говоря, технологическая неэффективность и энергозатратность украинского производства компенсируется дешевым трудом, относительно дешевым сырьем, высоким уровнем коррупции в государстве и удивительно дешевыми энергоносителями. Все это позволяло украинской олигархии получать в базовых украинских секторах экономики (химической и металлургической отраслях) – сверхприбыли. При этом главным фактором низкой себестоимости их продукции, из всех вышеупомянутых, является низкая (нерыночная) цена на российские энергоносители.

Что бы там не заявляли «оранжоиды», но в течение почти пятнадцати лет украинской независимости, Россия субсидировала уцелевшее после демократизации и приватизации производство на Украине. Это – факт, который невозможно отрицать.

В мировой политике все определяется двумя основными факторами – геостратегическим расчетом и экономической целесообразностью. Если экономических причин датировать украинскую экономику у России никогда не было, то после того, как Вашингтон привел к власти на Украине т.н. «демократическую оппозицию», у Москвы автоматически исчезли и геостратегические причины поддержания особых отношений с нашей страной.

К чему это приведет? Давайте попробуем разобраться.

Как известно в начале января текущего года Национальная акционерная компания «Нафтогаз Украины» и компания «РосУкрЭнерго АГ» (Швейцария) подписали пакет документов, определяющих условия поставки на Украину российского и туркменского природного газа. При этом в рамочном договоре цена российского газа составила 230 долларов США за тысячу кубометров, а его смесь с центрально-азиатским газом, на украинской границе дала цену в 95 долларов США за тысячу кубометров. В итоге, как предполагают эксперты, для украинских потребителей газ будет стоить около 125 долларов [41].

При этом необходимо отметить, что в январе 2006 президент Туркменистана, наблюдая за тем как интенсивно обогащаются его соседи на продаже газа (Грузия и Азербайджан, после теракта на российском газопроводе, вынуждены покупать газ у Ирана по 120 долларов), вдруг заявил о своем желании поднять цены на газ для Украины до 85 долларов, подчеркнув, что «корректировка цены за туркменский газ до 75-85 долларов за тысячу кубометров является вполне справедливой, учитывая мировые цены на энергоресурсы» [42]. Еще больше он укрепился в своем желании поднять цену, после поездки в Москву, где у него состоялась личная беседа с Владимиром Путиным. Вероятно, где-то в марте-апреле этого года (2006) Туркменбаши восстановит справедливость в торговых отношениях с Киевом, а это означает, что в ближайшие два месяца Украина будет вынуждена покупать газ где-то по 110-120 долларов США за тысячу кубометров, соответственно, украинские потребители его получат не менее чем за 140-150 долларов.

Теперь давайте попробуем прикинуть, чем подобные цены на основной энергоноситель грозят Украине.

По разным оценкам экспертов, в себестоимости продукции украинской металлургической промышленности цена на природный газ составляет 10-30%, в химической 40-70%. В связи с этим, пессимисты утверждает, что при поднятии цены на природный газ до 120 долларов для металлургии и 100 долларов для химической промышленности, производство их продукции потеряет свою рентабельность, т.е. станет убыточным. Оптимисты же утверждают, что украинская металлургия прикажет долго жить лишь при цене в 180 долларов США за тысячу кубометров, а химическая промышленность при 130. Последние цифры мне кажутся более правдоподобными, учитывая тот факт, что руководство химических и металлургических предприятий, дабы уменьшить налоговые отчисления, занизили в себестоимости продукции долю природного газа. Например, министр промышленной политики Украины заявил, что в металлургии она реально составляет 6%, а в химии 20%.

Впрочем, точные цифры большого значения не имеют. Значение имеет лишь неготовность украинской экономики к стабильному повышению цен на энергоносители. Наши местные борцы с «российским империализмом» подняли вой по поводу подписания нового договора о поставках газа, красуясь перед электоратом накануне выборов. Они утверждают, что данный договор – измена Родине, что если бы они были у власти, то такого бы не произошло! Неужели? Это кто, Тимошенко, Кравчук или Янукович, смогли бы заставить Москву продавать газ по 50 долларов??? Ну, очень смешно… Они не хуже Ющенко знают, что не покупатель, а продавец устанавливает цену на свой товар. Это – рынок. Не устраивает цена? Да ради Бога! Можешь просто не покупать товар. Какие проблемы?

И американцы, хоть и по иным причинам, настоятельно рекомендуют «оранжоидам» не подписывать никаких договоров с Россией. Боже упаси! «Это не выгодно», глубокомысленно поясняют наши «старшие братья» во время каждой консультации с украинскими чиновниками. Уж очень обеспокоены благосостоянием и процветанием Украины эти добрые, бескорыстные души. Вы, говорят они, бейтесь с подлыми и коварными россиянами за их газ и наши «демократические ценности», а мы вас поддержим, и во всем поможем! (Ну, прямо как в советских фильмах про войну – «о! гуд, гуд Иван»! И похлопывает фашист нашего пленного солдата по плечу, лучезарно улыбаясь.)

Интересно, думаю я, чем же эти славные парни могут нам помочь? Что, газ дешевый поставлять будут? Или напечатают нам, эксклюзивно, десять миллиардов баксов для реконструкции металлургии? Такие предположения вызывают у меня усмешку. Лучше бы себе помогли бедалажные, а то, что будет делать вся «мировая демократическая общественность», если Штаты от имперского перегрева сандалии отбросят?

Впрочем, может Украине воспользоваться американскими методами ведения выгодной торговли? Как они это делают? Вначале выжигают вакуумными бомбами основные города страны-экспортера, потом проводят ее оккупацию, а уже затем покупают у нее эти энергоносители по той цене, которая устраивает американские компании. Может Украине пойти путем «Большого Брата»? Силенок хватит, а?

Чтобы дошло до самых патриотично и демократично настроенных украинцев, резюмирую: поднятие цен на энергоносители остановить невозможно. Возможно лишь реконструировать и модернизировать производство. Это единственный путь спасения металлургии и химии, а в перспективе всей экономики в целом. Но…

В УСЛОВИЯХ СУЩЕСТВУЮЩЕЙ НА УКРАИНЕ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ, ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА И СТРАТЕГИЧЕСКИХ ПРИОРИТЕТОВ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, РЕКОНСТРУКЦИЯ И МОДЕРНИЗАЦИЯ, КАК ОТДЕЛЬНЫХ ОТРАСЛЕЙ, ТАК И ЭКОНОМИКИ В ЦЕЛОМ – НЕВОЗМОЖНА!

Сейчас очень модно в среде «оранжоидорв» рассуждать об энергосберегающих технологиях. В частности Киев заявил, что промышленность Украины готова за 5 лет снизить потребление газа на 67% – до 6,5 млрд. куб. м. в год. Украинские эксперты считают, что металлургия может экономить 5 млрд. куб. м. газа за счет использования установок по вдуванию пылеугольного топлива в доменные печи [43], что позволит полностью отказаться от использования природного газа. Так же предлагается отказаться от мартеновских печей (в которых сейчас выплавляется почти 50% украинской стали) и перейти на непрерывную разливку в сталеплавильном производстве.

Идеи конечно прекрасные, но реальная возможность их осуществления – чисто теоретическая. Дело в том, что на модернизацию металлургической и химической промышленности, а также внедрение энергосберегающих технологий по всей стране потребуются десятки миллиардов долларов инвестиций (только на установки по вдуванию пылеугольного топлива необходимо, как утверждает министр промышленной политики Украины, 6-8 млрд.). Кто способен выложить такие деньги?

Украинское государство? Оно бедное как церковная мышь. И в перспективе станет еще беднее. На данный момент государственный долг Украины составляет 15,5 млрд. долларов США (22,1% ВВП), три четверти которого – внешний.

Собственники предприятий? Крайне сомнительно. Проблема ведь не только в замене газа на пылеугольное топливо. Это только часть проблемы. Главное это то, что основные фонды металлургической отрасли изношены на 70-80% (!). Кто захочет из отечественных капиталистов, не позаботившихся в течение 15 лет о постепенном обновлении материальной базы предприятий, тратить сейчас на это СВОИ «нажитые непосильным трудом» деньги, тем более, когда основные фонды этих предприятий себя практически полностью исчерпали, как морально, так и физически? Совершенно верно – никто.

Не зря ведь бизнесмены и чиновники заговорили о преференциях металлургам. Славные украинские промышленники хотят решить СВОИ проблемы за счет населения, отменив налогообложение прибыли, идущей на обновление материальной базы их заводов.

Кроме этого, необходимо учитывать и ситуацию на мировых рынках металла, где за последние пять лет все радикально изменилось. Китай, занимавший в 1999 г. 14-е место по объемам экспорта стали, в 2004 г. стал нетто-экспортером, а в первом полугодии 2005-го вошел в тройку лидеров. В условиях перепроизводства на внутреннем рынке, китайские металлургические компании резко увеличили объемы зарубежных поставок (их годовой прирост составил 185%), и уверенно вытесняют других производителей из Юго-Восточной Азии. При этом Китай продолжит увеличивать объемы зарубежных продаж. Сейчас на его долю приходится около 30% мирового выпуска стали.

Для Украины самым неприятным в этом, является то, что Юго-Восточная Азия была главным рынком сбыта продукции украинской металлургии. К этому необходимо добавить, что на мировом рынке производство стали уже превышает потребление, и цена на нее падает.

При всей нашей любви к Европе и США, основными потребителями украинского металла остаются развивающиеся страны, а это означает, что Украине предстоит конкурентная борьба с Китаем за Индию, Иран, Пакистан, а также страны Африки. При этом в данной борьбе на экспортных рынках у китайцев есть несомненные ценовые преимущества. Низкий уровень внутренних цен на кокс и на ЖРС, закупаемое по долгосрочным контрактам, а также низкие тарифы на транспортировку, невысокие налоговые ставки и дешевый труд, обеспечивают низкую себестоимость китайской стали.

Все это говорит о том, что предпологаемая реконструкция предприятий металлургии будет проходить в условиях потери рынков сбыта и уменьшении доходов от производства. При этом на осуществление вышеуказанных масштабных проектов необходимо как минимум 5-7 лет.

Как вы думаете, каким образом поведут себя владельцы металлургических компаний Украины в столь неблагоприятных условиях ведения бизнеса? Будут бороться до последнего цента личных сбережений за сохранение украинской металлургии? Крайне сомнительно. Вероятнее всего, они начнут экспортировать за границу полуфабрикаты, чтобы свести к минимуму НДС, пролоббируют льготы для отрасли, сократят социальные и инновационные программы и т.д. А в целом продолжат выжимать из заводов максимум прибыли до полного износа их основных фондов, а затем, на собранные средства (фактически выкаченные из Украины) просто купят новые предприятия в той стране, где минимальные издержки производства.

Кроме всего прочего, некоторые украинские патриоты носятся «як дурень з писаною торбою» с идеей разработки месторождений украинского газа, которого, якобы, «немеряно»! Даже если предположить, что газа в недрах Украины как грязи, и его добыча будет рентабельной, возникают, опять таки, все те же две главные проблемы – кто даст огромные финансовые средства на разведку/разработку месторождений и строительство соответствующей транспортной инфраструктуры, а так же где взять на все это время? Ведь каждый день работы экономики на дорогих энергоносителях забирает у нее часть накопленных активов и уменьшает рентабельность, приближая ее к экономической смерти.

Для тех, кто этого еще не понял, поясняю… На данный момент у того явления, которое мы по привычке называем «украинским государством» нет для осуществления промышленной модернизации, задействования альтернативных источников энергии и внедрения в масштабах страны энергосберегающих технологий, а также организации добычи собственных энергоносителей ни мозгов, ни времени, ни денег. А иностранные инвесторы, на Украину не пойдут ни при каких условиях.

В январе-сентябре 2005 года, согласно данным Госкомстата, стала очевидной еще одна тенденция – резко возрос отток иностранного капитала – на 11% (до 250 млн. дол. США) и экспорт украинского капитала – на 77% (до 215,6 млн. дол. США). В частности, практически полностью свернули свои проекты крупные европейские страны, которые активно инвестировали в украинскую экономику в позапрошлом году – Германия, Швейцария и Австрия. Если в 2004 году присутствие инвесторов из Германии за девять месяцев увеличилось на 110 млн. дол., то в 2005 году немецкие инвестиции сократились на 35 млн. дол. Единственной привлекательной отраслью для немцев в 2005 году, по данным Госкомстата, осталась химическая и нефтехимическая промышленность (!), где инвестиции выросли на 50 млн. дол. Как вы понимаете, в 2006 году немцы потеряют инвестиционный интерес и к этим отраслям [44].

Итак, что вытекает из факта неумолимо надвигающейся нерентабельности химической и металлургической промышленности Украины? А то, что вместе с этими отраслями страна потеряет как минимум половину (!) своего экспорта – 15 млрд. 570 млн. дол. США в год (если исходить из показателей 2005 г.).

Кроме финансовых потерь, остановка предприятий химической и металлургической промышленности лишит работы от 400 до 500 тыс. человек, будет заморожена заработная плата бюджетников, значительно возрастет торговый дефицит, произойдет тотальное повышение цен на все товары и услуги, начнется новый виток инфляции, рухнет курс гривны (можно предположить, что уже после выборов доллар будет стоить, в лучшем случае 5,6 гр., в худшем преодолеет рубеж 7 гривен) и т.п.

Какой вывод можно сделать из вышеизложенного? Только – один: существование базовых секторов украинской экономики непосредственно зависит от России, и уж никак не от Евросоюза и тем более США. И пока эта зависимость существует, всякие разговоры об «евроинтеграции» и тем более самоизоляции от России не более чем олигофренический бред. Впрочем, я не исключаю варианта, что «оранжоиды», во имя торжества своих политических идеалов, готовы вступить в ЕС даже ценой ликвидации не только металлургической и химической промышленности Украины, но и всей экономики в целом. Это они называют «необходимой адаптацией к условиям мирового рынка».

Сейчас очень активно обсасывается в среде украинской политической элиты и СМИ вопрос относительно правильности или неправильности подписания пакета документов между «Нафтогаз Украины» и «РосУкрЭнерго». Оппозиция, чтобы поднять свой рейтинг накануне выборов, обвиняет бедных «оранжоидов» чуть ли не в измене Родине. Представители власти наоборот пытаются всех убедить в том, что этот договор – величайшее достижение.

На мой взгляд, все эти словесные баталии можно сравнить с перебранкой персонала какой-нибудь ГРЭС по поводу того, чем лучше замазывать трещины готовой в любой момент рухнуть плотины, навозом или жвачкой. Какая, собственно говоря, разница, чем шпаклевать трещины, если ветхую плотину в скором времени прорвет? К чему это я? Да к тому, что цены на природный газ будут расти в любом случае, и этот процесс не зависит от желаний и усилий украинских чиновников. Газа с каждым годом становится меньше, а потребности в нем стремительно возрастают. Поэтому Украине необходимо думать не о том, как удержать цены на газ (что объективно сделать невозможно), и уж тем более не о борьбе с «российским империализмом», а о том, что делать стране в условиях запредельно высоких, для нее цен на основные энергоносители.

Впрочем, все это не более чем глас вопиющего в пустыне. Начальствующие олигофрены не услышат его, им некогда, они перераспределяют финансовые потоки и к выборам готовятся.

Если продолжить тему значимости украинско-российских отношений для экономики Украины, обратимся к ядерной энергетике. Знаете, с чем еще у Украины могут возникнуть в ближайшее время проблемы? С ядерным топливом для украинских атомных электростанций. Ведь покупает его Киев исключительно у Москвы (такова подлая особенность украинских ядерных реакторов), а за последние пять лет стоимость урана на мировом рынке выросла в пять раз. Все разговоры «оранжоидов» о создании своего производства ядерного топлива пока напоминают ситуацию с предполагаемой модернизацией металлургии и химии. Веселые перспективы намечаются, не правда ли?

Тут еще не мешало бы вспомнить о российском транзите нефти через территорию Украины. Дело в том, что Москва взяла стратегический курс на уменьшение прокачки не только газа [45], но и «черного золота» через украинскую транспортную систему. Если в 2004 году нефтяная «труба» Украины была загружена на 48%, то в 2005 уже на 40,8%. Из-за этого украинский бюджет потерял в прошлом году 60 млн. долларов. И что интересно, если загрузка нефтетранспортной системы опустится ниже 30 %, то начнутся, как минимум, серьезные проблемы технического плана относительно ее дальнейшего функционирования с перспективой разрушения инфраструктуры.

Кстати, нефтеперерабатывающие заводы Украины так же в большинстве своем зависят от российской нефти. А знаете, что сделала Москва? Она приняла закон, повышающий налоги на вывоз сырья. И теперь российским компаниям выгоднее продавать бензин и другие нефтепродукты, а не тупо гнать заграницу нефть (2 украинских НПЗ из 6 уже находятся не первый год «на реконструкции»).

Идем дальше. После украинско-российской газовой войны, в Киеве какие-то энтузиасты-патриоты, как всегда слабые на голову, принялись расклеивать листовки и рассылать SMS-ки с призывами не покупать российские товары. Очевидно, таким образом они собрались причинить ущерб экономике РФ. Интересно, а знает ли эта публика, что на данный момент главным торговым партнером для Украины является Россия? Именно она покупает наибольшее количество продукции, производимой украинской промышленностью и сельским хозяйством – 21,6% всего импорта идущего за границу. После нее идет Италия – 5,5%, затем Германия – 3,8 %, «Большой Брат» (благодетель и защитник всех ущемленных демократов мира) – Соединенные Штаты могут похвастаться лишь 2,8%, самая европеистая из всех европейских стран – Польша берет на себя 2,9% украинского экспорта, а братья по демократии в Балтии в совокупности аж - 1,8%, Грузия – 0,6% [46]. Здесь даже слабоумному понятно какая именно страна имеет стратегическое значение для национальных интересов Украины.

А теперь представьте, что будет с украинским производителем, если Россия решит закрыть свой внутренний рынок для украинских товаров?

На данный момент Москва запретила ввоз в РФ украинское мясо (курятину, говядину, свинину), а это около 60% всего мясного экспорта идущего за границу. Если учитывать, что «оранжоиды» открыли внутренний рынок Украины для более дешевого иностранного мяса, то потеря российских рынков сбыта может означать только одно – огромные убытки украинского производителя с последующим его разорением.

Та же ситуация сложилась и с украинским экспортом молочных продуктов, 60% которого идет в Россию. Причем, что характерно, значительная часть данной отрасли принадлежит российскому капиталу, и, тем не менее, Кремль закрыл внутренний рынок России. Стратегические соображения возобладали даже над экономической выгодой.

Идем далее. Если пищевая промышленность это 3,61% всего украинского экспорта, то машиностроение – 8,2%. Первостепенное значение, в данном случае, имеет высокотехнологический военно-промышленный комплекс Украины. Если кто-то хоть немного интересовался вопросами ВПК, то, безусловно, знает, что в этой отрасли «Самостійна та Незалежна» не располагает ни одним замкнутым технологическим циклом (за исключением производства ракет), то есть, иначе говоря, Украина практически не способна самостоятельно производить конечную военную продукцию. Бóльшая часть предприятий украинского ВПК являются отдельными элементами военно-промышленного комплекса России и лишь за счет российских заказов до сих пор существуют военные заводы Украины.

Знаете, какую задачу поставил Кремль перед руководством ВПК РФ? В течение ближайших 2-3 лет замкнуть технологические циклы, т.е. организовать в России производство того необходимого оборудования, деталей, агрегатов и т.п. которое сейчас производится на Украине. Думаю, не сложно понять, что выполнение данного распоряжения означает смерть большей части украинского военно-промышленного комплекса?

Приезжал как-то недавно в Киев генсек НАТО. Брали у него интервью на одном из центральных телевизионных каналов. И вот спрашивает его ведущий: «скажите пожалуйста, если Украина вступит в НАТО, получат ли наши предприятия военные заказы»? Так настойчиво спросил, несколько раз. Ну и что наш славный брюссельский друг? Улыбается, непрерывно озвучивает по кругу заученный текст, а на данный вопрос отвечать отказывается. И это понятно, ведь вооружения по натовским стандартам Украина производить не может, да и не позволят ей его производить американские и европейские военно-промышленные концерны. Такова логика рынка.

Ко всему вышеуказанному можно добавить еще тот факт, что бóльшая часть украинских торговых контрактов со странами Ближнего Востока и Юго-восточной Азии заключаются через российских посредников, и транзит идет через территорию России. А это третий, по объемам продаж регион, куда в основном поступает продукция нашей промышленности. Как вы думаете, что произойдет, если Москва заставит свои компании отказать Киеву в торговом посредничестве и перекроет транзит украинских товаров через свою территорию?

Сейчас очень многие на Украине пытаются понять, почему Россия начала проводить жесткую, наступательную политику в отношении Украины. Как правило, у национально сознательной и либеральной интеллигенции все в очередной раз сводится к моральному негодованию относительно усиления «антидемократических» и «авторитарных» тенденций в России и осуждению «имперских амбиций» Кремля.

Тот, кто не так тугоумен, считает, что таким образом наш северный сосед хочет свалить «оранжоидов», создав критическую ситуацию в украинской экономике и заодно продемонстрировать значимость России для Украины и цену всех «евроинтеграционных» потуг последней.

Однако отстранение от власти Ющенко и К° это лишь тактическая цель Москвы. Победа «бело-синих» на предстоящих парламентских выборах (в чем у меня нет ни малейшего сомнения) и даже назначение премьер-министром лидера оппозиции ничего принципиально не изменит в теперешнем украинском векторе российской внешней политики. Кремль стремится, не просто поменять персональный состав власти на Украине, он хочет принципиально изменить формат отношений с ней, дабы достичь более масштабных геостратегических целей.

О причинах нового внешнеполитического курса Владимира Путина относительно Украины, и к чему он может привести, мы поговорим в следующей статье данного цикла.

Киев, январь 2006

* * *

<p>РАСПАД: Оранжевый Голем</p>

Статья пятая. Киев, апрель 2006

…во мне снова украдкой воскресает легенда о таинственном Големе, искусственном человеке, которого однажды здесь, в гетто, вылепил из глины раввин, знавший Каббалу как свои пять пальцев и заставлявший его действовать бездумно и автоматически, вложив ему в рот печать с магическими знаками. И подобно тому, как Голем в ту же самую секунду становился глиняным истуканом, если тайные знаки жизни извлекались из его рта, так и все эти люди, думалось мне, должны были мгновенно падать замертво, если у одного из головы исчезали его жалкие понятия, мелочные заботы, может быть, нелепые привычки, а у другого и вовсе испарялась смутная надежда на что-то совершенно расплывчатое и шаткое.

Густав Майнринк

<p>Часть – I</p>

Мировая политика очень похожа на шахматную игру, в которой вместо деревянных фигурок используются живые люди и даже целые народы. Более того, образно говоря, вся история человечества это, по сути, - череда военно-политических и финансово-экономических шахматных игр. И если еще сто лет назад, эти игры велись ради интересов тех или иных социальных групп и народов, то сейчас, в эпоху глобализации, гроссмейстеры судеб мира обрели полную свободу творчества. Они стали абсолютными космополитами и маргиналами, преодолев свою классовую, национальную и культурную идентичность, превратившись в особую касту избранных, с присущим только им определенным сочетанием индивидуальных психологических свойств, интеллектуальных качеств и жизненных ценностей. В известном смысле их можно назвать особой расой, чей мир совершенно не похож на плоскую реальность многомиллиардных человеческих масс общества потребления.

Современная мировая политика это – вещь-в-себе, некая игра, ведущаяся ради самой игры. В ней более не учитываются интересы народов или классов, для ее игроков человечество всего лишь расходный материал, игровой компонент, используемый для достижения той, или иной цели.

Украинская политика – ее низший игровой уровень. Здесь нет игроков. Тут собраны пешки, мечтающие стать ферзями в чужой игре, смысл которой им недоступен. Украинская политическая/государственная элита состоит из персонажей, чей личностный масштаб не выходит за рамки их собственного хронического геморроя, периодических семейных проблем, претензий родни на теплые места в госструктурах и совместной «рубки бабла» со старыми корешами из крышуемых бизнес-структур. Это «маленькие люди», которые никогда не смогут подняться в своем сознании выше Chrysler`а, трехэтажного дворца в заповеднике под Киевом, шикарной виллы на Багамах и счета в швейцарском банке. Именно поэтому эти персонажи всегда были и будут лишь объектами чьего-то влияния. Высокая должность не является эквивалентом высокого интеллекта и глубоких знаний, она не предполагает наличия особых духовных качеств. Должность/статус это не более чем условная совокупность определенного набора игровых функций. Даже ферзь – не более чем элемент общей игровой композиции, вплетенный в жесткие ограничивающие рамки своей функции.

Именно поэтому, то, что делают представители украинской власти, по сути, не имеет и никогда не имело никакого значения для страны. Ведь каждый из политиков/чиновников Украины лишь игровая фигура, расположенная на определенной клетке политической и/или государственной шахматной доски. И какую бы должность такой человек не занимал, он всегда будет разменной пешкой.

Тот хаос «войны всех против всех», который с восторгом футбольных болельщиков наблюдают «маленькі українці» (как любит говорить наш господин президент), на самом деле является порядком, но более высокого уровня, недоступным пониманию, как используемых в игре фигур, так и ее зрителей. Сознание обывателя, будь то в селе Кацапетовка или на Банковой в Киеве (это не важно), скользит по поверхности событий. Оно не способно проникать в глубь происходящего, где находится его Смысл.

Данная особенность, прежде всего, касается того, как воспринимается украинцами происходящее на Украине. Если вникнуть в суть того, что вещают украинские средства массовой информации на эту тему, то без труда можно увидеть простую, незатейливую фантазию о том, как «темные силы нас злобно гнетут».

Прежде всего, в этом смысловом конструкте позиционируется мрачное, преступное прошлое, гнусный, антинародный режим банды кучмистов – душителей свободы, отъявленных коррупционеров, московских наймитов и расчленителей журналистов, которые под предводительством Леонида Даниловича грабили и угнетали украинский народ. Вторым его важным компонентом является – великий герой/вождь (в лице Виктора Андреевича), самоотверженно поднявший весь угнетенный народ на борьбу с тиранией во имя светлых идеалов свободы. Возле него на подиуме, плечом к плечу встали наиболее чистые и светлые представители украинского «политикума» – рыцари без страха и упрека. В эпическом финале герой и его верные соратники, при поддержке всего (?) народа победили в неравной схватке с бандой кучмистов. Майдан ликует! Темные силы разбиты и спасаются бегством. Над страной встает рассвет новой счастливой жизни. Конец первого акта.

Второй акт пьесы рассказывает о продолжении борьбы за «светлое будущее». Как оказалось, темные силы не были разбиты до конца и теперь злобно вынашивают коварные планы реванша. Однако выясняется, что главная угроза исходит не от них, а от «Империи Зла», с которой граничит Украина на востоке. Здесь встает мрачный образ толкиеновского Мордора, с его темным повелителем (в лице Владимира Владимировича). И вот «всадники Саурона» скачут по украинским степям как черные, голодные коршуны, высматривая свою добычу. «Империи Зла» не нравится то, что Украина «виборола на Майдані свою волю» [47] и теперь собирается «знайти свою долю». [48] Москва вынашивает планы удушения украинской свободы и возвращения украинцев в рабство к темному повелителю. Однако вождь Украины вновь призвал народ к борьбе («не зрадь Майдан»!) [49], обратившись за помощью ко всему прогрессивному человечеству во главе с «Империей Добра» – Соединенным Штатам Америки (защитнику всех угнетенных и обездоленных людей Земли). Грядет великая битва. Конец второго акта. Продолжение следует.

Вот такая эпическая поэма рождена интенсивной пропагандой оранжоидов при поддержке западных средств массовой информации. Публика рыдает и рукоплещет от переизбытка эмоций и захлестывающих душу благородных чувств.

Все это, конечно, вышибает слезу, но к реальности никакого отношения не имеет. Чтобы понять происходящее на Украине, я предлагаю на время отвлечься от плоских, пафосных образов и посмотреть на обратную сторону Майдана – геополитическую стратегию правящего в США неоконсервативного крыла Республиканской партии.

Своими идейными корнями американский неоконсерватизм уходит в среду левых еврейских интеллектуалов-антисталинистов, поддержавших в 30-40-х годах прошлого века Льва Троцкого и ставших к 50-ым антикоммунистами либерально-социалистического толка [50]. В 70-ых эти деятели идеологически мутировали в имперское правое движение, чьи идеи были замешаны на троцкизме, протестантском ветхозаветном фундаментализме и радикальном сионизме (в духе националистических воззрений партии «Ликуд»). В связи с этим можно вспомнить слова одного из основоположников неоконсерватизма Ирвинга Кристола: «Неоконсерватор – это либерал, измордованный реальностью».

Крестным отцом неоконсерваторов стал Лео Штраус – убежденный сионист, антисталинист, поклонник Платона и Макиавелли, философ, бежавший в 1938-ом из Европы в США, а затем долгие годы преподававший в Чикагском университете. Именно на его политической философии были воспитаны основоположники неоконсерватизма – Ирвинг Кристол и Роман Подгорец, сформировавшие неоконсервативную концепцию в журнале «Commentary» в 50-х и 60-х годах прошлого века.

Начав свою политическую карьеру в рядах Демократической партии США, вышеуказанные господа в последствии отвергли «предательскую» никсоновскую политику «разрядки» и под шумными антисоветскими лозунгами примкнули к Республиканской партии.

Если изначально главной целью неоконсервативной идеологии было уничтожение «экзистенционального Зла» в виде Советского Союза, то в последствии она была обогащена мессианской идеей исправления всего «заблудшего человечества» по образцу американского народа-богоносца, который после мировой демократической революции должен стать во главе глобальной империи. При этом по самому глубокому убеждению неоконсерваторов, все их действия санкционированы свыше лично Господом-Богом, с которым, как выяснилось, американский президент постоянно находится на прямой связи [51].

Несмотря на неуемную активность, особых успехов в воплощении своих экзотических идей у этой группы соратников и единомышленников, до президентства Дж. Буша-младшего, не наблюдалось. Но даже после развала СССР неоконы не унывали. Уже в 1992 году из офиса Пола Вулфовица [52] в Пентагоне, в те времена помощника министра обороны по вопросам политики (министерством тогда руководил Чейни), в прессу попал крайне интересный документ. Бартон Гелман из «Washington Post» назвал его «секретным планом по выбору направления развития государства в следующем столетии», который в последствии был назван «Меморандумом Вулфовица». Этот документ предусматривал постоянное военное присутствие США на всех континентах планеты для силового сдерживания «потенциальных соперников, претендующих на роль регионального или глобального лидера». Иначе говоря, уже тогда стратегия неоконсерваторов провозглашала уничтожение возможных оппонентов или конкурентов Соединенных Штатов по всему миру так сказать – «в зародыше». При этом «Меморандум Вулфовица» предусматривал самостоятельные военно-политические действия США, если Вашингтон не сможет организовать необходимый альянс со своими союзниками.

Звезда неоконов взошла лишь в 2000 году, после того как Дж. Буш-младший был назначен Верховным судом на пост президента США. Именно тогда структуры американской власти заполонили адепты неоконсервативной идеологии.

В начале XXI в. главными апостолами неоконсерватизма на государственном олимпе США стали: Пол Вулфовиц (бывший первый заместитель министра обороны США), Ричард Перл (возглавлявший с 2001 по 2003 гг. «Совет по оборонной политике» при министерстве обороны Соединенных Штатов) [53], Дуглас Фейт (в прошлом заместитель министра обороны США по политическим вопросам) [54], Дав Закхейм (ортодоксальный раввин, заместитель министра обороны США, глава финансового управления) [55], Ричард Армитидж (заместитель госсекретаря по международным вопросам) [56], Роберт Зоеллик (первый заместитель госсекретаря США) [57]. Во главе этой государственно-административной группировки стал вице-президент США Ричард Чейни [58].

Несмотря на то, что после избрания Дж. Буша на второй срок, многие из этих людей покинули свои руководящие посты, их влияние на внутреннюю и внешнюю политику США от этого не уменьшилось. Вместо себя они оставили своих учеников и идейных последователей. Так что, как говорится, дело Троцкого-Штрауса живет и побеждает.

Поначалу многие в администрации Буша просто боялись этих странных людей, называя их не иначе, как «тайной бандой». Даже министр обороны Дональд Рамсфельд подумывал об уходе в отставку в первые месяцы пребывания Буша на посту президента, поскольку, по его словам, «ликудовцы захватили здание министерства».

Отличаясь неуемным напором и фанатичной верой в свои экзотические идеалы, неоконы сумели лишить интеллектуальной девственности даже Джорджа Буша, при этом, научив его «слышать глас Божий» [59]. После этого, внешняя политика США приобрела сугубо неоконсервативное наполнение. Как с гордостью говаривал Ричард Перл: «Когда я в первый раз встретился с Бушем, я убедился, что он отличается от других. Выяснилось две вещи: первое – его знания ограничены, второе – он достаточно самоуверен, чтобы задавать вопросы, которые показывают, что его знания ограничены».

Остановимся на замечательном политическом учении неоконсерваторов подробнее.

Уже зимой 1991 года, журналист правоцентристской неоконсервативной газеты «The Washington Post» Чарльз Краутхаммер в одном из самых солидных политических журналов США «Foreign Affairs» заявил о том, что пробил «час однополярности», при которой, как он писал впоследствии, должен проявить себя в полной мере «демократический глобализм» – «поигрывающее мускулами вильсонианство» (но без участия международных институтов), которое стремится использовать военное превосходство США для поддержания их интересов и безопасности.

Основные же положения неоконсервативной программы были изложены в статье Уильяма Кристола и Роберта Кагана в июльско-августовском номере того же «Foreign Affairs» за 1996 год. В ней речь шла о том, что США призваны осуществлять «Гуманную глобальную гегемонию» («Benevolent global hegemony») во всем мире в силу изначального и абсолютного превосходства своих моральных, культурных, социальных и политических ценностей.

Эта гегемония должна устанавливаться как с помощью международных институтов, так и с помощью наращивания военного потенциала, укрепления военного превосходства и прямых военных вмешательств.

Это, в свою очередь предполагает:

- радикальное увеличение военного бюджета;

- пропаганду патриотизма и милитаристских ценностей среди гражданского населения;

- и т.н. «моральную ясность» («moral clarity») действий, то есть активное внедрение во всем мире демократии, рыночной экономики и свободы (в американском понимании) путем ведения «преэмптивных войн» («preemptive war»).

Весной 2002 года «The New York Times» поместила серию статей, в которой идейно подкованные авторы с нежностью придавались думам об американской империи. Наиболее впечатляющей представляется статья некого Эрнста Икина, в которой он с радостью сообщил что: «сегодня Америка не сверхдержава и не гегемон, это полнокровная империя на манер Римской и Британской. Таково общее мнение наиболее заметных комментаторов и ученых нации». А в солидном «The Wall Street Journal» Майкл Бут в статье под названием «В защиту Американской империи», заявил, что «мы – привлекательная империя» и порекомендовал Вашингтону оккупировать не только Афганистан, но Ирак и «другие беспокойные страны, которые вопиют о просвещенном руководстве».

В свою очередь, главный редактор журнала «US News and World Report» Мортимер Цукерман с облегчением сообщил своим читателям о том, что человечество, которое, очевидно, так же «вопиет о просвещенном руководстве» как и «беспокойные страны», стоит на пороге «новой американской империи» («novus imperio americanum»).

Подобных статей в современной американской прессе – тьма. Они – эхо тех настроений, которые сейчас господствуют в среде интеллектуальной и политической элиты Соединенных Штатов.

На страницах «Foreign Affairs» еще один неоконсервативный идеолог – Себастиан Моллаби в статье с характерным названием «Вынужденный империализм», пояснил почему США обречены быть империей: «Логика неоимпериализма слишком убедительна для администрации Буша, которая не способна ей сопротивляться. Хаос в мире является слишком угрожающим, чтобы его игнорировать, существующие методы его обуздания недостаточны. Пришло время империи, и логикой своего могущества Америка просто обязана играть лидирующую роль». В связи с этим, Моллаби призывает создать под руководством США некий всемирный орган, мировое агентство (следуя модели Всемирного банка и МВФ), которое заменит неэффективную Организацию Объединенных Наций. В распоряжении этого органа должны быть вооруженные силы, которые «ведя борьбу с хаосом, контролировали бы всю планету». Этот орган, по мнению Моллаби, «мог бы разместить военные силы там, куда их направит руководимый американцами Центральный совет».

Идея «Американской Империи» обожгла сердца всей политической и интеллектуальной элиты Соединенных Штатов, направив ход дебатов о месте и стратегии США в русло рассуждений о том, что «XXI век будет более американским, чем XX, а Вашингтон будет осуществлять благожелательную глобальную гегемонию, базирующуюся на всеобщем признании американских ценностей, американской мощи и экономического преобладания».

Следует заметить, что при неоконах «американские ценности» очень удачно обогатились библейским пафосом экспансионистско-апокалипсического протестантизма «Евангелических церквей Иисуса Христа». Их учение как нельзя лучше обосновало военно-политическую экспансию с точки зрения «истинной веры», противостоящей дьяволу по всему миру. На данный момент, для пятисотмиллионной паствы евангелистов, разбросанной по всему земному шару, Вашингтон это – «Новый Сион», откуда исходит Божья благодать для «заново родившихся христиан» («born again christian»).

Кроме того, если верить теле- и радиопроповедникам-евангелистам, толкователям Апокалипсиса, пасторам и богословам, то «Второе Пришествие Иисуса Христа» не за горами и произойдет оно в Израиле, и долг каждого христианина способствовать тому, чтобы евреи получили назад свою «богоданную» и «обетованную» землю и чтобы они процветали на этой земле. Любой ценой. Не любящий Израиль будет вечно гореть в аду.

Похоже, что когда активисты правой израильской партии «Ликуд» слушают американских евангелических проповедников типа Хилтона Саттона, Пэта Робертсона или Джерри Фалвелла, они плачут навзрыд от восторга и умиления.

Вот что, к примеру, провозглашает от лица Господа президент «Христианской Коалиции США» Пэт Робертсон, выступая перед американской паствой: «...почему Америка защищает Израиль? Потому мы верим в Библию – в иудео-христианство, и мы верим, что Бог дал эту землю сынам Израилевым. Он не дал ее Палестине, он не дал ее так называемым палестинцам. Он не дал ее саудовцам или сирийцам. Он дал ее сынам Авраама, Исаака и Якова через Джошуа. Бог сказал: «Ступите на эту землю и завоюйте ее и я дам ее вам. Мы говорим сейчас о том, что произошло 3000 лет назад. Тогда это была земля Израиля. И она им принадлежит. И Бог не позволит никому у них ее отобрать».

Еще в 1999 году, сей благочестивый и милосердный христианин, выступая по американскому телевидению, заявил о том, что необходимо ввести в законодательство страны поправку, позволяющую осуществлять казнь «политических противников» США, таких как Осама Бен Ладен, Саддам Хусейн, Слободан Милошевич и Фидель Кастро. «Я уверен, что ликвидация людей подобного типа является наиболее интеллигентным и дешевым средством, и я не считаю, что это идет вразрез с заповедями христианства», - подчеркнул преподобный Пэт. После того, как в апреле 2002 года американцам не удалось свергнуть президента Венесуэлы Уго Чавеса, неугомонный Робертсон, в своем очередном телевыступлении призвал к убийству венесуэльского лидера, назвав его «огромной опасностью» для США.

Таким образом, благодаря новому крестовому походу, овеянному агрессивной протестантской риторикой, теперь США убивают людей не только ради получения контроля над ближневосточными запасами углеводородов и сохранения монополии американского доллара на международном нефтяном рынке, но и для того, чтобы обратить весь мир в «истинную веру». Именно поэтому «заново родившийся» после алкоголизма преподобный Джордж Буш так блещет библейскими афоризмами и считает себя мессией, призванным искоренить Вселенское Зло.

Свои мессианские планы неоконы начали реализовывать с захвата Афганистана и Ирака. Судя по всему, мясорубка партизанской войны, в которую попала американская армия в этих странах, не остудила горячие головы сторонников мировой «перманентной революции», и теперь неистовый Дик Чейни, руководствуясь идеями неоконсервативных стратегов, желает в самое ближайшее время сравнять с землей еще и Иран. Понимая, что обычных военных ресурсов для этого у США нет, так как американская армия полностью увязла в иракском кровавом хаосе, достойные наследники Троцкого планируют использовать против Ирана тактическое ядерное оружие (вот уж действительно – «дедушка умер, а дело живет, лучше бы было наоборот»).

По мнению Вашингтона, во имя идеалов «Великой Демократической Революции», Ближний Восток необходимо выжечь вакуумными и ядерными бомбами, а затем на расчищенном от Зла месте построить счастливый, демократический, процветающий «Большой Ближний Восток», где арабы возлюбят израильтян как самих себя. Таким образом, неоконы пытаются действовать в рамках ранее разработанного ими плана, который предполагает захват неподконтрольных им государств, ликвидацию их национального суверенитета и последующую «нациоперестройку».

В июне 2004 года, на очередной встрече G-8, США ознакомили мировую общественность со своим планом «Большого Ближнего Востока». В соответствии с ним, Вашингтон намерен построить «зону демократии и прогресса» от западного побережья Марокко до восточной границы Пакистана, путем создания т.н. «очагов поддержки демократии и развития». Создать эти «очаги» Вашингтону удалось, и теперь там полноводной рекой каждый день льется человеческая кровь.

Сейчас Чейни и его верные неоконы размышляют о том, как в эти «очаги поддержки демократии и развития» встроить институты гражданского общества, провести там политические и социальные реформы, внедрить нормы западной демократии, реформировать систему образования и т.п., то есть демократизировать их по-американски, как говорится, до полного «фарша».

Все бы было хорошо, если бы творческие амбиции Соединенных Штатов не выходили за рамки «Большого Ближнего Востока», но, к сожалению, неутомимые неоконсервативные мыслители, дабы «расширить свои геополитические горизонты», родили концепцию т.н. «Большого Черноморского региона», охватывающего все прибрежные государства Черного моря, включая, конечно же, и Украину.

Надо заметить, что геополитическая стратегия неоконсерваторов напоминает конструктор «Lego», состоящий из отдельных элементов, способных соединяться в ту или иную системную конфигурацию. Черноморские страны для США являются функциональными сегментами, которые Вашингтон хочет собрать (путем «цветной демократизации») в «Большой Черноморский регион», дабы соединить его с «демократизированной» Центральной Азией в т.н. «содружество демократий Балто-Черноморско-Каспийского региона». Это позволит США стратегически сомкнуть проамериканскую «Новую Европу» с «демократизированным» «Большим Ближним Востоком» создав, таким образом, в центре Евразии огромное целостное пространство американского доминирования.

Наиболее активным неоконовским архитектором «Большого Черноморского региона» является друг Пола Вулфовица и бывший подчиненный Ричарда Перла по службе в военной разведке - Брюс Джексон [60]. Являясь гласом неофициальной позиции Вашингтона по целому ряду стратегических вопросов, Б. Джексон развил бурную деятельность как относительно расширения НАТО на восток, так и формирования политики США на постсоветском пространстве. Именно он впервые через СМИ заявил о необходимости создания т.н. «Большого Черноморского региона».

Если неоконсерваторам действительно удастся собрать такую геополитическую конструкцию, они решат для себя целый ряд очень важных стратегических задач.

Во-первых, Вашингтон сможет таким образом дать подконтрольной ему т.н. «Новой Европе» необходимые ей ресурсы для затяжного, изматывающего противостояния со странами «Старой Европы» (прежде всего с неформальным политическим альянсом Франции и Германии). Фактически десять новых членов Евросоюза во главе с Польшей (форпостом интересов США в Восточной Европе), являются для Западной Европы, вознамерившейся начать независимую от США игру на мировой арене, своеобразной «смирительной рубашкой».

Безусловно, неоконы понимают, что под мощными, скоординированными франко-германо-русскими ударами американский «пояс верности» из «новоевропейцев», растянувшийся от Балтийского до Черного моря рассыплется как карточный домик. Выстоять ему не помогут даже деньги и политическая поддержка, слабеющих с каждым днем Соединенных Штатов. Для этого «Новой Европе» нужны энергетические ресурсы Каспия и контроль над их поставками в Западную Европу, а так же некая институциональная форма политического объединения.

Во-вторых, евразийская геополитическая прокладка из контролируемых Соединенными Штатами государств, развернутая на пространстве от Балтийского моря до Черного и от Черного моря до Каспийского с охватом постсоветских стран Центральной Азии, позволит Вашингтону надолго закрыть Россию в ее собственных границах. Для американцев является абсолютно неприемлемой политика Москвы направленная на усиление своей военно-политической мощи и экономического влияния в Евразии.

В связи с этим, необходимо заметить, что времена пустой демократической болтовни прошли. Российский президент и его ближайшее окружение, в конце концов, осознали, что даже огромные деньги не откроют им путь в святая святых – закрытый клуб правящей западной элиты. Ну кто такой, право слово, Путин вместе с его политическими и финансово-экономическими компаньонами для древних династий Европы и США, определяющих не одно столетие политику и экономику мира? Да не более чем наглая чернь из числа аборигенов «немытой России», дорвавшаяся до власти и больших денег. Здесь отношения на равных невозможны в принципе. И как бы российские политики и бизнесмены не «прогибались» под западную элиту, для последней они будут оставаться лишь некими существами низшего сорта, которых можно терпеть лишь до того момента, пока они полезны. В круг избранных правящих династий Запада, прикрывающих свою абсолютную власть антуражем т.н. «представительской демократии», со стороны войти невозможно. Там все основывается на кровно-родственных связях, туда попадают лишь по праву рождения.

Очевидно, на определенном этапе современные правители России осознали эту неприятную для себя истину и сделали соответствующие выводы. Путин и его ближайшее окружение слишком честолюбивы, чтобы, отбросив достоинство «самодержцев всея Руси», «ложится» под своих западных «друзей». Очень похоже на то, что им нужны не просто деньги и власть. Возникает впечатление, что их амбиции гораздо масштабней.

К тому же, есть еще одна причина, которая, скорее всего, повлияла на Москву в плане ее стремления к усилению собственной мощи и влияния на мировой арене. Дело в том, что, как показывает практика, с неоконсерваторами договориться невозможно. Они способны на временные, тактические уступки, но они никогда не пойдут на компромисс. Этот принцип заложен в политической философии Троцкого и Штрауса, и он несет в себе непосредственную опасность для России, ведь неоконы рассматривают ее как одну из самых серьезных потенциальных угроз для Соединенных Штатов. Именно поэтому, по логике неоконсервативных стратегов, преэмптивный удар, в той или иной форме, по РФ неизбежен. [61] Это просто вопрос времени и удобного случая. И, похоже, это поняли в Кремле. В диалоге с фанатиком, чье сознание нанизано на стержень параноидальной идеи, здравый рассудок, прагматические доводы и способность российского президента оказывать психологическое влияние на собеседника – бессильны. Тут может быть эффективным лишь ледоруб.

Это, кстати говоря, в свое время осознал Иосиф Виссарионович. Не зря на данный момент для государственной власти России историческая фигура Сталина, создавшего на руинах Российской империи мировую сверхдержаву, стала знаковой. Сейчас не вызывает никакого сомнения, что для многих представителей высшего государственного истеблишмента Российской Федерации создатель СССР является неким сакральным символом государственной мощи и независимости России. [62] Поэтому за сладкими улыбками дипломатов на данный момент можно отчетливо разглядеть гримасу взаимной неприязни русских неосталинистов и американских неотроцкистов.

В-третьих, Вашингтону необходим «Большой Черноморский регион» и Центральная Азия еще и в качестве «геополитического тыла» «Большого Ближнего Востока». Установление контроля над ними, позволит Вашингтону взять в стратегический «котел» мятежные ближневосточные страны, усилив на них военно-политическое и экономическое давление.

И, в-четвертых, создание «содружества демократий Балто-Черноморско-Каспийского региона» позволит американцам в значительной степени контролировать нефтегазовые потоки из Каспия и наркотрафики идущие из Центральной Азии и частично Ближнего Востока.

Именно в рамках вышеизложенной американской стратегии грянули т.н. «цветные революции», в результате которых США должны были взять под свой непосредственный контроль страны СНГ путем установления там своих марионеточных режимов. Надо заметить, что основной вклад в их организацию и проведение был сделан не неоконсерваторами, предпочитающими простые алгоритмы прямых военных интервенций, а влиятельными кругами американских демократов («новых демократов»), в большей мере склонных к использованию во внешней политике специальных операций в духе Центрального разведывательного управления. Последние убеждены, что ведение войны, тем более с непредсказуемым результатом, слишком обременительно и рискованно для США, тем более, когда военное вторжение можно заменить более дешевым государственным переворотом.

Методику «цветных» политических переворотов вице-президент «Фонда Карнеги» Томас Карузерс назвал «an electoral revolution» – «революция через выборы». Эта технология впервые была использована в Словакии и Хорватии, затем блестяще себя зарекомендовала в Сербии при свержении Слободана Милошевича. Потом, несмотря на то, что американцам не удалось перехватить власть во время президентских выборов в Беларуссии в 2002 году, в 2003 они смогли осуществить государственный переворот в Грузии, а затем в 2005 году привести к власти на Украине подконтрольные себе политические силы.

Безусловно, что оранжоидной общественностью Грузии и Украины, пламенно верящей в ослепительные демократические идеалы хронически переедающих обывателей США и Европы, тезис о том, что грузинские и украинские «цветные революции» инспирированы Соединенными Штатами будет с негодованием отброшен как ложь и провокация. Ведь как пояснили им их революционные вожди – Виктор Ющенко и Михаил Саакашвили, отдыхая в январе 2005 года, после трудов праведных, на горнолыжном курорте Тысовец (Львовская область), «украинская и грузинская революции представляют собой новую волну освобождения Европы, которая приведет к окончательной победе свободы и демократии на европейском континенте». При этом они подчеркнули, что «мирные демократические революции невозможно вызвать искусственно какими-либо технологиями или в результате вмешательства извне», и что «украинский и грузинский народ показали всему миру, что свобода и демократия, воля народа и справедливые выборы гораздо сильнее государственной машины, какой бы сильной и жестокой она ни была».

Я предлагаю рассмотреть более подробно тезис о том, что «мирные демократические революции невозможно вызвать искусственно какими-либо технологиями или в результате вмешательства извне».

После того, как 23 ноября 2003 альянс грузинских оппозиционных партий фактически отстранил от власти президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, в СМИ стала просачиваться информация о богатых и влиятельных покровителях грузинских оранжоидов за кордоном. Как свидетельствовала информация, поступающая из разных источников, активное участие в подготовке «революции роз» приняли – институт «Открытое общество» Джорджа Сороса, представительство ОБСЕ и американское посольство во главе с Ричардом Майлсом. Кроме того, «Национальный демократический институт» обеспечил финансирование грузинской оппозиции, активисты которой предварительно прошли подготовку в его центрах обучения на территории Сербии. При этом боевой опыт сербского «Отпора», сыгравшего главную роль в свержении Слобадана Милошевича, приезжали изучать в Белград активисты молодежной грузинской организации «Кмара» («Довольно»). Обе структуры финансировались из одних и тех же источников, а так же имели одинаковый символ – сжатый кулак. Как и в Белграде, среди тысяч восторженных юнцов на улицах Тбилиси действовали группы хорошо тренированных боевиков.

Целый ряд деталей событий в Тбилиси, а затем и Батуми (где «Кмара» участвовала в свержении главы Аджарской автономии) свидетельствует об активном применении сербских технологий, ориентированных на молодежь: речевки («Миша - хоп-хоп-хоп» в футбольном ритме), англоязычные плакаты (Abashidse Go Away), плакаты на сербском (Gotov Je (Ему конец)) и многое другое. Иными словами, массовые акции в Грузии были организованы с использованием тех же сценариев и технологий, что и в Белграде в 2000 году. Еще одно доказательство этого – признание руководителя института «Открытое общество» в Тбилиси, ставшего после «революции роз» министром образования Грузии, что проект «Кмара» координировался из США.

В 2004 году пришла очередь Украины. Инструктора вышеупомянутого сербского «Отпора» начали действовать на ее территории еще в 2003, где они готовили вожаков «штурмовых отрядов» «оранжевой оппозиции». В 25 районах Украины сербские эксперты открыли курсы по созданию структур движения «Пора» (именно под этим лозунгом они когда-то выступали против Слободана Милошевича). А в апреле 2004 года 14 лучших активистов «Поры» были приглашены на стажировку в Сербию, в город Нови-Сад.

В итоге, во Львове незадолго до выборов начала активно действовать радикально настроенная молодежная организация, чьи структуры за считанные месяцы появились во всех регионах Украины. Ее методы борьбы с «антинародным режимом» были полностью заимствованы у «Отпора» и «Кмары».

Финансирование украинских революционеров осуществлялось по тем же иностранным каналам, через которые были проплачены сербский и грузинский перевороты. В докладе «Джеймстаун Фаундейшн» («Jamestown Foundation»), академического института, в исполнительный комитет которого входит Джеймс Вулси (бывший директор ЦРУ) и Збигнев Бжезинский, говорится: «"Отпор" обучал членов "Поры" в рамках программы «Участие граждан в выборах на Украине» («Citizen Participation in Elections in Ukraine»); эта программа организована «Фридом-Хаус», «Национальным демократическим институтом» («National Democracy Institute») и «Международным республиканским институтом» («International Republican Institute»), а оплачивается она «Агентством США по международному развитию» (USAID).».

Надо заметить, что «Пора» возникла в результате решения украинской неправительственной организации «Коалиции за свободный выбор» «создать обширную сеть добровольцев с целью проведения общенациональной информационной и просветительской кампании, направленной на обеспечение избирательного права граждан». По собственному заявлению «Коалиции за свободный выбор», ее непосредственно поддерживают: посольства США, Великобритании и Канады; «Национальный демократический институт»; «Международный фонд Возрождение» («International Renaissance Foundation»), являющийся украинским филиалом института «Открытое общество» Дж. Сороса; «Фонд Евразия» («Eurasia Foundation»), который также финансируется Соросом и правительством США; «Всемирный банк»; ОБСЕ; «Агентство США по международному развитию»; «Фридом-Хаус» и «Институт Конрада Аденауэра».

Обучением политических активистов оппозиции занимался также «Центр политического просвещения» и «Украинский центр независимых политических исследований». Первая структура связана с «Украинской ассоциацией молодых предпринимателей» и «Международным республиканским институтом», а вторая долгие годы получает деньги от американского «Национального фонда содействия развитию демократии» («National Endowment for Democracy»), «Международного фонда Возрождение», а так же правительств Великобритании и Канады.

Американские организации и учреждения финансировали не только активистов оппозиции, но и многих наблюдателей, следивших за ходом президентских выборов на Украине. Большинство из них работали под руководством «Украинского Комитета Избирателей» (за которым стоят – «Фонд Евразия» и «Национальный демократический институт») и под эгидой организации «Новый Выбор 2004», созданной на деньги Джорджа Сороса.

К вышеизложенному можно добавить, что в ноябре 2001 г. лидеры украинской оппозиции официально представили правящим кругам США политический блок «Наша Украина». Они провели ряд встреч с заместителем госсекретаря США Р. Армитаджем, директором Совета национальной безопасности США по Европе и Евразии Д. Фридом, а так же конгрессменами и сенаторами от демократов. Также лидер «Нашей Украины» имел телефонную беседу с бывшим госсекретарем США М. Олбрайт и встречался с Дж. Соросом. Кроме того, с участием представителей украинской оппозиции были проведены круглые столы в «Фонде Карнеги», «Национальном демократическом институте» и «Международном республиканском институте».

В декабре 2004 года в Конгрессе США разразился скандал. Член палаты представителей Рон Пол заявил, что предвыборную президентскую кампанию лидера оппозиции финансирует американское правительство. Р. Пол призвал конгресс провести расследование. При этом он подчеркнул, что считает верхом лицемерия заявления Белого дома о недопустимости иностранного вмешательства в политические процессы на Украине. В частности конгрессмен заявил: «мы не знаем точно, сколько миллионов, или десятков миллионов, долларов США правительство истратило на президентские выборы на Украине. Мы знаем, что бóльшая часть этих денег предназначалась для поддержки одного конкретного кандидата и что посредством ряда специально предназначенных для этого неправительственных организаций, как американских, так и украинских, миллионы долларов поступали в поддержку кандидата в президенты Виктора Ющенко».

После этого он вкратце описал механизм финансирования оранжоидов: «правительство США посредством «Агентства по международному развитию» предоставило миллионы долларов «Польско-американско-украинской инициативе сотрудничества» (PAUCI), которая управляется базирующейся в США организацией «Фридом Хаус». PAUCI затем посылало государственные деньги многочисленным украинским неправительственным организациям. [63] Это само по себе достаточно плохо, поскольку представляет собой вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Но еще хуже то, что многие из этих грантополучателей на Украине являются откровенными приверженцами кандидата Виктора Ющенко. Посмотрим на «Международный центр политических исследований» («International Centre for Policy Studies»). Эта организация финансируется правительством США через PAUCI, но на главной странице англоязычной версии ее сайта – оранжевая лента, символ партии и движения Виктора Ющенко. Читая дальше, мы узнаем, что она финансируется «Институтом открытого общества» Джорджа Сороса. А еще дальше – о том, что сам Виктор Ющенко до недавнего времени входил в ее консультативный совет (advisory board)»!

Бывший высокопоставленный сотрудник Госдепартамента США, руководитель «Международного республиканского института» Лони Кранер в свою очередь сообщила о том, что с 2002 года США предоставили украинской оппозиции, через различные неправительственные организации, более 65 млн. долларов(!). В частности, как передаточное звено ею был упомянут «Фонд Евразия» – структура, основное финансирование которой осуществляется «Агентством США по международному развитию».

После заявлений Р. Пола и Л. Кранер глава пресс-службы Белого дома Скотт Макклеллан был вынужден признать, что действительно за два последние года США потратили «на развитие демократии» на Украине 65 млн. долларов. [64] Но, как заверил глава пресс-службы, эта внушительная сумма была выделена не конкретному кандидату на пост президента Украины, а на развитие «демократического процесса в целом». В этом же смысле высказался и официальный представитель Госдепартамента Ричард Баучер, заявив, что у США «…нет кандидата, которому мы отдаем предпочтение в этой предвыборной гонке. Наш интерес заключается в том, чтобы увидеть торжество демократии».

<p>Часть-II</p>

В конечном итоге, «бабло победило зло», и долгожданное «торжество демократии» неоконсерваторы все-таки увидели. Но если кто-то думает, что цена этому лишь загаженный колхозниками из западноукраинских сел Майдан, то он ошибается. Американцы – сверхпрагматики как в бизнесе, так и в политике. История еще не знает прецедентов, чтобы Вашингтон просто так давал кому-то деньги. Всякий, кто брал у них доллары, потом расплачивался, в той или иной форме, за каждый цент.

Оранжоиды хотели любой ценой получить власть и прорваться к «государственному корыту». Для этого им была нужна поддержка, и, прежде всего, финансовая. Деньги они брали у всех, кто давал. Причем брали в долг, обещая рассчитаться, после того как возьмут власть.

К примеру с Борисом Абрамовичем Березовским неистовая революционерка Юлия Тимошенко, объявившая себя живым воплощением справедливости, обещала рассчитаться украинскими промышленными компаниями. При этом надо отдать ей должное, слово свое она попыталась сдержать (что ей, в общем, не свойственно). Став премьер-министром, премьерша пошла к господину президенту со списком «заводов, газет, пароходов», которые должен был «приватизировать» лондонский друг «оранжевой революции». Думаю, что Ющенко, как человек честный, дал бы добро на «иностранные инвестиции», однако в тот день звезды не благоволили к жертве путинских политических репрессий. Задушевная беседа президента и премьера была нарушена появлением Романа Бессмертного. Не секрет, что главный специалист по административной реформе и партийному строительству на дух не переносит не только Юлию Владимировну, но и Бориса Абрамовича (последнего он называет не иначе как «цей масон» [65]). На глазах Тимошенко он демонстративно разорвал список со словами – «цього не буде»! [66] Юлия Владимировна была в ярости, но обещанные предприятия Березовский не получил. После того как «Бешенная-Ю» с воплями и соплями покинула пост главы правительства, лондонский изгнанник понял, что его тупо «кинули», и ему ничего не оставалось, как устроить скандал по поводу собственного финансового вклада в «развитие украинской демократии». Крайними во всей этой истории оказались политические противники Тимошенко из ближайшего окружения господина президента.

Однако есть в ЗАО «Помаранчева революція і К°» солидные акционеры, которых украинские оранжоиды кинуть не смогут, как бы им этого не хотелось. Главным из них, безусловно, является, как это было показано выше, американское правительство в лице неоконсерваторов. Вложив в данное предприятие кругленькую сумму, наследники Троцкого получили в целом неплохие дивиденды – контроль над украинской властью. За свою победу на президентских выборах и доступ к «государственному корыту» оранжоиды расплатились независимостью Украины. Фактически на данный момент наша страна захвачена.

Думаете это преувеличение? Ничуть. Это очевидный факт, на который оранжевой властью наложено страшное табу.

В 2005 году «Фонд Клинтона» снарядил в Киев группу экспертов «для оценки текущей ситуации в Секретариате Президента Украины» с целью «разработки рекомендаций, направленных на улучшение его работы». Эта задача давала друзьям Катрин Клер Чумаченко [67] из Демократической партии США, поистине «революционные полномочия». В их задачу входило: разработка рабочего графика украинского президента, доступ к его «телу», определение ответственности сотрудников Секретариата, выработка алгоритма отношений со СМИ и общественностью, координация деятельности различных органов исполнительной власти, создание механизмов контроля за исполнением указов президента, формирование стратегии отношений президента с парламентом и, наконец, разработка структуры Секретариата. Ключевыми фигурами в этой группе американских экспертов были Джон Подесту (руководитель аппарата Белого дома при Клинтоне), Майк МакКерри (бывший прессекретарь Белого дома) и Мелани Фервеер (бывший помощник президента Клинтона и руководитель службы Хиллари Клинтон).

Не кажется ли вам странным, что такие крайне важные вопросы на «независимой» Украине решают граждане чужой страны?

На данный момент вышеуказанные соотечественники Катрин Клер Чумаченко непосредственно контролируют документопоток Секретариата, куда стекается информация из всех государственных органов Украины. Ни один важный, секретный документ не может пройти мимо этих джентльменов (!).

При этом Секретариат президента Украины просто наводнен сотрудниками Государственного департамента США, спокойно работающими на Банковой вот уже год с лишним. В данной госструктуре, без их санкции невозможно осуществить ни одного важного государственного решения. Об этом говорить строго воспрещается, однако в этом может убедиться любой журналист, имеющий хоть немного совести (если, конечно, среди них такие еще остались) и доступ к персоналу Секретариата.

Американцы настолько прекрасно акклиматизировались на «оккупированных территориях» и почувствовали себя хозяевами, что просто дают украинскому правительству списки секретных документов, с которыми они хотят ознакомиться (!). В связи с этим, у меня вызывает смех «навороченная» система безопасности Кабмина с ее фотографированием на входе и проверками пропусков в лифтах. Ну как дети, право слово.

Идем дальше. На данный момент МИД Украины фактически стал внештатным управлением Госдепа США. При этом из него не только полноводной рекой идет утечка секретной информации. Украинское министерство иностранных дел вот уже год непосредственно выполняет, не за страх, а за совесть, указания американского внешнеполитического ведомства. Я понимаю, что мои слова звучат невероятно, но это – факт. Если бы неоконы даже захотели, то не смогли бы найти более преданного и верного борца за американские национальные интересы, чем министр иностранных дел «независимой» Украины Борис Тарасюк. Когда эта светлая личность вернулась в МИД, из данного министерства начался массовый исход профессионалов. Бежали все, кто только мог. Об удивительной неадекватности и невменяемости Бориса Ивановича уже давно ходят анекдоты. В приватных беседах, украинские дипломаты дружно отмечают низкий уровень профессионализма Тарасюка. О непредвзятости данных оценок непосредственно свидетельствует полный провал внешней политики, провозглашенной оранжоидами после президентских выборов. До предела обострив отношения с Россией, они при этом потерпели полное фиаско в своих евроинтеграционных потугах (в феврале 2006 заместитель председателя Еврокомиссии Гюнтер Ферхойген в очередной раз заявил о том, что «через 20 лет все государства Европы будут членами ЕС, за исключением тех государств бывшего СССР, которые в данный момент не входят в Евросоюз»). Но для Вашингтона этот комичный персонаж из украинского МИДа имеет огромную ценность благодаря своей непоколебимой русофобии и постоянной готовности беспрекословно выполнить любое американское распоряжение. Тут уж действительно, повезло, так повезло.

Вторым человеком на украинском властном олимпе, в котором Вашингтон уверен как в самом себе, является министр обороны Украины Анатолий Гриценко. Чтобы понять, чей это полковник, надо просто ознакомиться с его экзотической биографией. В 1993 он закончил Институт иностранных языков Министерства обороны США, год спустя – Университет ВВС США, а уже потом – Академию Вооруженных сил Украины. После такой фундаментальной подготовки Анатолий Степанович стал президентом «Украинского центра экономических и политических исследований имени Разумкова», который претендовал на роль ведущей аналитической структуры по выработке стратегических путей развития Украины (в том числе в области обороны и нацбезопасности). Разумеется, что данная организация содержится на деньги западных благодетелей, прежде всего США. [68]

Не правда ли странная, мягко говоря, биография у человека, который возглавил национальную армию «независимой» Украины? Впрочем, таким образом США всегда готовили командный состав вооруженных сил банановых республик Латинской Америки, а СССР – африканских стран, «вставших на путь социалистического развития».

После того, как проверенные борьбой революционные активисты Майдана, попавшие после «оранжевой революции» в государственные структуры Украины, были отправлены в США для углубления своих знаний о демократии, решил я покопаться в биографиях их начальников. И не зря. Мои подозрения подтвердились. Практически вся оранжоидная верхушка (за небольшим исключением), в той или иной форме, прошла «стажировку» либо в США, либо в Европе. Во всех контрразведках мира таких людей рассматривают либо как возможных «агентов» иностранной разведки, либо как «агентов влияния», все зависит от того, было ли сделано «клиенту» «вербовочное предложение».

Прямая вербовка не всегда целесообразна, чаще всего американские специалисты ограничиваются «расширением демократического сознания» путем интенсивной промывки мозгов. Как правило, аборигену организуют в США плотную «культурную программу», а затем, переполненного яркими впечатлениями, отправляют назад на Родину, где заботливо трудоустраивают либо в какой-нибудь неправительственной организации (если там «тирания»), либо в госструктуре (если «тирания» уже свергнута и полным ходом идут «демократические преобразования»).

Ничего предосудительного, с точки зрения уголовного кодекса агенты влияния не делают. Сидят в своих начальственных кабинетах, и самоотверженно решаю архиважные государственные вопросы. И все было бы хорошо, если бы иногда они не встречались для плодотворных бесед со своими очень влиятельными иностранными друзьями-благодетелями. Ну как же не повидаться с таким хорошим человеком, ведь он в свое время помог решить столько сложных личных проблем, а потом еще и на высокую должность устроил? И вот в дружеской застольной беседе, не навязчиво, иностранный друг рассказывает о том «что такое хорошо и что такое плохо», или как выразился бывший американский посол на Украине Стивен Пайфер, «вот эти вещи вы не должны делать, а эти вещи вы должны делать», чтобы, очевидно, добро окончательно и бесповоротно победило зло. Возвращается такой человечек в свой кабинетик, и совершенно искренне, без всякой задней мысли начинает претворять в жизнь план своего иностранного друга по искоренению зла и насаждению добра в своей стране. Вот такая иногда случается крепкая мужская дружба, от которой вымирают народы, и разрушаются государства. А со стороны все выглядит крайне безобидно.

Впрочем, среди украинских оранжоидов встречаются и персонажи иного типа. Мутный поток «оранжевой революции» вынес на властный олимп весьма экзотические организмы. Возьмем, к примеру, бывшего министра юстиции Украины, коренного нью-йоркца Романа Зварыча. Уникальность этого американского юриста и философа до конца не осознали даже его оранжевые соратники. Помните скандал, связанный с его фальшивой научной степенью, которую он якобы получил в стенах Колумбийского Университета? Так вот, пронырливые украинские журналисты, сумевшие раскопать несоответствие его официальной биографии реальному положению вещей, так и не смогли понять смысл обнаруженного ими факта. Привыкшие «мыслить по-украински», как учил их вождь «оранжевой революции», они решили, что Роман Михайлович обманул народ Украины, дабы придать своей политической фигуре академический лоск и солидность. Но действительность гораздо смешнее. Похоже на то, что дотошные украинские журналисты, баловства ради, на глазах изумленной демократической общественности сломали легенду прикрытия уважаемого господина Зварыча (прибывшего на Украину из США на постоянное место жительства в 1991 году), и продемонстрировали крайне низкий профессиональный уровень нелегальной разведки Соединенных Штатов.

Я представляю, как возмутят мои слова «истинных патриотов» Украины, как в благородном порыве они с негодованием отбросят «ложь» и «клевету» какого-то «заказного писаки», «стремящегося опорочить чистые имена вождей «помаранчевої революції» путем «тупой пропаганды»! Я уже различаю гул их возмущенных голосов, сливающийся в мощное скандирование: «ганьба! ганьба! ганьба!». И, тем не менее, я все-таки продолжу изложение фактов.

В профессиональном языке любой разведки мира, кроме таких терминов как «агент» и «агент влияния» присутствует и такое понятие как «акция влияния». По своей сути она представляет собой комплекс разнообразных активных мероприятий разведки, направленных на создание в стране-объекте влияния необходимых условий для эффективной реализации тех или иных целей/задач внешней политики своего государства. Подобные акции влияния могут быть, в зависимости от сложности поставленных перед разведкой задач, как краткосрочными (длящимися несколько месяцев), так и долгосрочными (рассчитанными на годы).

Наиболее распространенной формой «акции влияния» является организация и осуществление государственного переворота в стране-объекте влияния с последующим установлением контроля над ее исполнительными и законодательными органами власти. В рамках подготовки государственного переворота, разведкой осуществляется, как аккумуляция финансовых и организационных ресурсов для заговорщиков, так и подбор (с последующей информационно-психологической обработкой), агентов влияния, которые должны сыграть роль «революционеров», а затем «новой власти».

Вышеизложенный экскурс в мир людей плаща и кинжала я совершил лишь для того, чтобы неподготовленный читатель смог разобраться в некоторых событиях личной жизни нашего господина президента, которая из-за его высокого поста уже не может быть всецело личной.

Как известно, первый брак Виктора Ющенко не был удачным в плане гармоничных супружеских отношений, но позволил неприметному, но правильному мальчику из села Хоружевка, получив профессию бухгалтера в Тернопольском финансово-экономическом институте и отслужив армию, с ходу стать начальником сберкассы в селе Ульяновка Белопольского района Сумской области. Т.е. в 1975-ом он, закончил учебу, в 1976 возвращается со службы в рядах пограничных войск, а в 1977-ом, когда ему исполнилось 23 года, оказывается уже в кресле начальника. Не правда ли странная динамика карьерного роста, если учитывать, что перед армией он проработал всего лишь два месяца заместителем главного бухгалтера колхоза имени 40-летия Октября в селе Яровое на Ивано-Франковщине, а после службы, – пять месяцев, вроде как, экономистом? Для сельского мальчика, никогда не отличавшегося особыми способностями и не обладавшего необходимым опытом работы, подобный карьерный скачек, особенно в рамках советской системы, абсолютно невозможен, если… у него нет где-то «наверху» заботливого благодетеля.

Слава Богу, Витя Ющенко об этом побеспокоился. Женитьба на Светлане Колесник, троюродной племяннице и крестнице Вадима Гетьмана, позволила ему сделать первый карьерный рывок и оказаться в кресле начальника сберкассы. Не смейтесь. Это была серьезная заявка на победу.

В те годы Гетьман был влиятельной фигурой в среде государственных функционеров финансовой системы УССР. После распада Союза, он стал одной из самых весомых финансовых и политических персонажей независимой Украины, создав и возглавив в 1992 году ее Национальный банк. Этот человек обладал колоссальным авторитетом не только среди украинских финансистов и политиков, но и имел личные контакты в высших финансово-политических кругах Запада. Для примера. Когда в конце 1996 года в бюджете не хватало 200 миллионов долларов, и взять их было негде, Вадим Гетьман используя свои связи, в течение 15 минут нашел в Лондоне финансистов, которые согласились купить на эту сумму облигации внутреннего государственного займа Украины. При этом надо отметить, что многие из тех, кто сейчас у руля власти, а так же тех, кто находится в оппозиции, в те годы были мальчиками на побегушках у отца финансовой системы независимой Украины.

Надо отдать должное Виктору Ющенко, целых семь лет он ждал своего звездного часа в сельской сберкассе, набираясь необходимого опыта руководящей работы. И вот в 1985 году он наконец-то перебирается в Киев, на должность начальника управления кредитования сельского хозяйства и агропромышленного комплекса украинского филиала Госбанка СССР, а уже в 1989-ом становится начальником планово-экспортного управления и заместителем главы Агропромбанка УССР В. Гетьмана (в 1991 эта структура превратилась в Акционерный коммерческий Агропромбанк «Украина»). Надо заметить, что после этого карьерного взлета, Виктор Ющенко, судя по всему, потеряв смысл в дальнейшем совместном проживании с гражданкой Колесник, от нее ушел, хотя официально брак так и не расторг.

В 1993 году, благодаря усилиям Гетьмана, Ющенко становится председателем правления Национального банка Украины. В том же году, «случайно» в самолете по дороге в США, Олег Рыбачук [69] (на тот момент - директор департамента международных связей НБУ) «подводит» к молодому, неженатому и перспективному главе Нацбанка, американку Катрин Клер Чумаченко (Kathy Clare Сhumachenko). Именно тогда, по свидетельству самого Виктора Андреевича, между ними вспыхнула неземная страсть.

Тот, кто видел Катю Чумаченко, вряд ли скажет, что она отличается свежестью юной девственницы или божественной красотой элитной куртизанки. Но у коренной жительницы Чикаго есть другие достоинства, - уникальные связи в высших эшелонах американской власти. Тут, как говорится, даже Вадим Гетьман «отдыхает».

Чтобы понять, кто такая вторая жена украинского президента, обратимся к ее биографии. Несмотря на заявленную бедность своих родителей-эмигрантов, каким-то образом Катрин Чумаченко закончила элитные Джорджтаунский (международная экономика) и Чикагский (финансы, международный бизнес, менеджмент общественных, неприбыльных организаций) университеты. Затем в 21 год стала директором «Украинского национального информационного центра». В 1984 году Катерина Михайловна получает место специального ассистента управления международных отношений Таможенной службы США, где два года руководит образовательными программами.

В 1986 году она переходит на работу в Государственный департамент США – в «Bureau for Human Rights» («Бюро по правам человека»). Здесь она курирует советское и восточно-европейское направления в специальном подразделении службы Госсекретаря. В 27 лет Чумаченко становится сотрудником Белого дома - помощником Директора международного департамента. В ее компетенцию входит широкий круг вопросов, от контактов с прессой до международной безопасности. Будущая супруга Ющенко готовит аналитические документы для президента Соединенных Штатов, вице-президента и других высших должностных лиц США.

Кроме всего прочего, по СМИ блуждает информация о том, что Катрин Клер является сотрудником «Агентства национальной безопасности» США, что в значительной степени объясняет ее сногсшибательную карьеру.

Как бы там ни было, в 1989 году Чумаченко несколько месяцев работает в Казначействе Соединенных Штатов, два года в экономическом комитете Конгресса (занимаясь подготовкой докладов, законов и парламентских слушаний), а в 1991 году прибывает на свою историческую родину.

Чем же занимается Катя на Украине? Представляете, какое удивительное совпадение (!) – она распределяет финансовые средства украинским неправительственным организациям, выделяемые правительством США. Оперируя денежными потоками USAID на Украине, Чумаченко возглавляет «Американско-украинскую фундацию», Институт Пилипа Орлика и «Проект парламентского развития». В то же время она становится управляющим по Украине и старшим резидентом-советником «Центра банковского тренинга» при USAID, а так же советником «Национального центра обучения банковского персонала». С 1994 по 1999 гг. Катя возглавляет украинское представительство одной из крупнейших международных финансовых и консалтинговых структур – «Barents Group LLC».

Вот такая биография простой украинской домохозяйки, бросившей все ради того, чтобы возвратиться на свою историческую Родину и воспитывать детей Виктора Андреевича.

Длительное время Ющенко и Чумаченко просто сожительствуют. Но вот в апреле 1998 года происходит загадочное убийство Вадима Гетьмана, после которого счастливые влюбленные наконец-то связывают свои супружеские узы официально. А в декабре 1999 г. вице-президент США Альберт Гор присылает письмо новоизбранному Президенту Украины Кучме, в котором настоятельно рекомендует назначить на пост премьер-министра Ющенко, под которого американцы готовы организовать большие кредиты. [70] В том же году глава НБУ назначается премьер-министром Украины. Под руководством «домохозяйки» Клер Чумаченко формируется команда нового главы правительства, в которой ключевой фигурой становится бывший сотрудник СНБ США Джон Тедстром.

Многие вдумчивые читатели, конечно же, зададутся резонным вопросом, а почему, собственно говоря, выбор американцев остановился на сельском бухгалтере? Неужели не было кандидатур получше? Были. Но дело в том, что Виктора Андреевича крайне сложно превзойти в качестве зиц-председателя (помните, был такой персонаж в нетленном «Золотом теленке»?). Назначаешь такого человека формальным руководителем предприятия, выделяешь ему определенный процент от прибыли и начинает он вдохновенно раздувать щеки, пространно философствуя на отвлеченные темы перед телекамерами, совершенно не обременяя себя заботами о деле. Но это, правда, продолжается до первого «шухера», пока никто не кричит «караул, грабят!» и не хватает за руки шустрых пацанов, обделывающих за спиной зиц-председателя свои делишки.

Это еще в свое время понял Гетьман, посадив хлопчика из села в кресло главы Нацбанка. Как в последствие вспоминала депутат ВР первого созыва Лариса Скорик, в ответ на ее замечание о том, что «Ющенко хороший парень, но не профессионал», Гетьман не стесняясь ответил – «зато прекрасная декорация». В те славные времена команда создателя украинского Центробанка лихо срубила не одну сотню миллионов «унылых енотов», а Виктор Андреевич при этом лишь «натхненно малював картини на схилах Дніпра» [71], что в последствии дало ему право заявить о том, что «ці руки нічого не крали»! [72] Конечно, красть ведь и не надо было, все делали другие.

Безусловно, американцы не могли пройти мимо такого ценного кадра. Именно за вышеописанные качества так страстно его полюбили на Капитолийских холмах. Хотя надо заметить, что среди неоконов данная кандидатура устраивала не всех. К примеру, Дика Чейни пришлось уговаривать сделать ставку на Виктора Андреевича. Лидеру американских неоконсерваторов не нравилась слабохарактерность Ющенко. Старик отдавал предпочтение «Бешеной-Ю», которая рассматривалась и рассматривается до сих как основной дублер вождя «помаранчевої революції» (именно поэтому их заставили идти на президентские выборы в боевой паре). Однако на тот момент брэнд Ющенко как борца с «злочинним режимом» [73] был более раскрученным, а Тимошенко являлась фигурой второго плана, в чью задачу входила мобилизация массовки и подтанцовки, поэтому «цю моторну жінку» [74] американцы оставили в стратегическом резерве.

Надо заметить, что за три года премьерства Виктора Андреевича, под неустанным руководством заокеанских друзей, Украина не увидела горячо обещанных им молочных рек и кисельных берегов. Более того, то, что сейчас происходит с украинской экономикой, очень сильно напоминает ситуацию 1999-2001 гг. У обывателя короткая память. НО ВСЕ ЭТО УЖЕ БЫЛО!

В мае 2000 г. британская газета «Financial Times» написала: «В то время как правительство громко сообщало о росте денежных поступлений в бюджет в первом квартале на 39% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года, вдруг выяснилось, что эта цифра не учитывает инфляцию, уровень которой за этот период достиг 25%. Тем временем долги местных органов власти и предприятий за поставленный природный газ возросли в первом квартале на 46% – до 8 млрд. грн. (900 млн. фунтов стерлингов), а задолженность перед бюджетом в результате неуплаты налогов увеличилась на 11% и составила в первом квартале, по словам министра экономики Сергея Тигипко, 13 млрд. грн.».

К концу года экономическая ситуация в стране выглядела еще более удручающе. В течение 2000 г. цены и тарифы на продовольственные товары возросли на 28,4%, а на услуги на 31,2%. Цены на хлебобулочные изделия и муку увеличились в 2 раза, на мясо и птицу в 6 раз. Коммунальные тарифы на жилищные услуги вместе со стоимостью потребительской корзинки выросли почти на 40%. Сейчас ситуация примерно та же.

Надо быть полным кретином, чтобы, посещая каждую неделю рынок или супермаркет, не видеть как после «оранжевой революции» стремительно растут цены на самые необходимые продукты питания. Уже ровно через год «сине-белая» оппозиция не поленилась сверить цены и вручить бумажку с их раскладом каждому идущему на Майдан праздновать годовщину «оранжевой революции». Цифры действительно впечатлили. Повышение цен на основные продукты питания за год произошло в 1,3-2,5 раза (!).

В январе 2006 года оранжоидная власть уже пыталась поднять цены на электроэнергию и газ для населения на 20-25%. Однако предстоящие парламентские выборы остудили их порыв. Поэтому цены на газ планируется увеличить с 1 мая на 25%, а к концу года в два раза, что соответственно повлечет резкое подорожание коммунальных услуг. И это при том, что оранжоиды неутомимо рассказывают электорату о том, как прекрасно стало ему жить после «оранжевой революции». Так, например, наш господин президент, вслед за Тимошенко, совершенно не стесняясь, заявил в своем обращении к парламенту, что за последний год «реальные доходы населения увеличились на 20%, а социальные стандарты – более чем на 30%». Более примитивной пропаганды я еще не видел.

В свое время, правительство Ющенко, рапортовало о погашении долгов по пенсиям и зарплатам. Однако, при этом в долларовом эквиваленте средний размер пенсии на конец 2000 года уменьшился с 20 до 13 долларов США, а реальная средняя заработная плата с 65 долларов до 43.

То же самое происходит и сейчас. «Оранжевое» правительство Тимошенко-Еханурова, как и когда-то кабмин Ющенко, дабы продемонстрировать электорату свою неустанную заботу о народе, под громкие фанфары, демонстративно увеличили расходы на социальную сферу, одновременно тихо и без скандала изымая эти средства путем разгонки скрытой инфляции и повышения цен на основные потребительские товары и услуги. На данный момент, реальная покупательская способность гривны стремительно падает. Ее официальный курс Нацбанк держит железной хваткой, но думаю, что после формирования нового правительства ее обвал неизбежен. По подсчетам экспертов, реальная инфляция на данный момент достигла 30%.

Даже по официальной статистике Госкомстата, при оранжоидном правлении произошло пятикратное снижение темпов роста ВВП – с 12,1% (в 2004-ом) до 2,4% (в 2005-ом). А в январе 2006 года рост ВВП уменьшился в шесть раз, по сравнению с январем 2005 г. и стал в 10 раз меньше, чем в январе 2004-го. Тенденция экономического спада, который оценивается экспертами в 3-5%, в 2006 году успешно развивается. В январе 2006-го объем промышленного производства (по сравнению с январем 2005 года) сократился на 2,9%, объемы строительства снизились на 8,1%, транспортные перевозки — на 4,2%. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами составило минус 1854,3 млрд. долларов США.

Поэтому не секрет, что украинский бюджет 2005 года был наполнен не за счет доходов от стремительно падающего производства и торговли, а деньгами, полученными от продажи «Криворожстали», вливанием в бюджет кредитов, которые успел понабирать НАК «Нафтогаз України» (это – 7,7 млрд. евро (!)), эмиссией, переплатой налогов, невозмещением плательщикам НДС. Но даже при этих мероприятиях выполнение бюджета все равно оценивается на уровне 80%.

Резюмируя вышеизложенные факты экономических «достижений» Ющенко и Кº, могу сказать только одно, простых украинцев ждут непростые времена – снижение объемов внутреннего производства; дефицит государственного бюджета и текущего платежного баланса; инфляция; стремительный рост цен на товары первой необходимости (прежде всего продукты питания), коммунальные услуги, бензин, транспорт; а так же усиление безработицы; отмена большей части льгот; сворачивание социальных программ и т.д. и т.п. И все это будет происходить на фоне звонкой и оптимистической болтовни маленьких и больших начальников о «шагах на встречу людям», экономических реформах, торжестве демократии, вступлении в НАТО и ВТО, евроинтеграции и прочих «священных», но давно сдохших «коровах» оранжоидов.

Как сейчас, так и тогда, экономического чуда у Виктора Андреевича не получилось. Все-таки масштаб мышления руководителя сельской сберкассы слабо соизмеряется с необходимым уровнем мышления главы государства. Впрочем, Вашингтон, усаживая Ющенко в 1999 году в кресло премьера, на успехи и не рассчитывал. На Украину американцам плевать точно так же как и на десятки стран, которые они ограбили и разорили ранее, прикрываясь демагогией о либерализме, демократии и правах человека. Вашингтону нужен был лишь непосредственный контроль над Украиной, а для этого суженый сотрудника Госдепартамента США должен был из премьерского кресла пересесть в президентское.

Об этом наглядно свидетельствует неожиданно грянувший после назначения Виктора Андреевича главой правительства «кассетный скандал», вызвавший в декабре 2002 года мощную антипрезидентскую кампанию «Украина без Кучмы». Акции протеста должны были, по расчетам американцев, вынудить Леонид Даниловича подать в отставку, что позволило бы Ющенко, с высоты своего премьерства, без особого труда занять опустевший президентский трон. И это не предположение, а факт, т.к. оперативная съемка СБУ (которую крутили в те дни по украинскому телевидению) четко зафиксировала, что уличными беспорядками, в рамках акции «Украина без Кучмы» руководили сотрудники посольства США, а майор Мельниченко, передав лидеру украинских социалистов аудиопленки, на которых Кучма якобы дает распоряжение безжалостно умертвить журналиста Гонгадзе [75], неожиданно оказался в Соединенных Штатах, опасаясь за свою драгоценную жизнь [76]. Однако спецоперация «Преемник» сорвалась.

26 апреля 2001 года Верховная Рада приняла резолюцию «О недоверии Кабинету Министров Украины», в которой было заявлено: «осуществление правительственной программы «Реформы ради благосостояния» не только не привело к реальной стабилизации в отечественной экономике, а еще больше обострило социально-экономические проблемы в нашем обществе». Постановление о недоверии правительству поддержали 263 депутата. В мае 2001 г. Кучма подписал указ об отставке В. Ющенко с поста премьера. После этого сразу же утихли акции протеста и прекратились критические публикации о Кучме в западной прессе. Причина борьбы с «антинародным режимом» исчезла, ведь теперь, в случае отставки президента, Ющенко уже не мог автоматически стать исполняющим его обязанности.

Провал проекта «Преемник» означал для американских благодетелей Виктора Андреевича не поражение, а введение в действие запасного плана захвата власти на Украине, который условно можно назвать «Мессия».

После отставки горе-премьера, американские специалисты принялись лепить из него «вождя украинской демократической оппозиции», пострадавшего от репрессий «антинародного режима». Под него создается политическая партия «Наша Украина». Его же назначают после парламентских выборов 2002 года, вождем всех угнетенных и обездоленных. В 2005 году спецоперация «Мессия» была успешно осуществлена.

Необходимо отметить, что все эти пафосные рассуждения о том, что Майдан решил судьбу «оранжевой революции» не более чем миф, при помощи которого оранжоидная пропаганда возбуждает вялое сознание масс, когда «помаранчевим» вождям нужна экзальтированная массовка. Толпа на Майдане являлась разменной картой в политической игре взбунтовавшейся номенклатуры. Причем эта карта могла быть в любой момент бита. И даже не спецназом МВД. Можно только представить, что бы было с юнцами (охмелевшими от собственной наглости и безнаказанности), колхозниками с западной Украины (приехавшими в Киев приятно провести время за чужой счет) и рафинированной киевской интеллигенцией (в очередной раз цинично изнасилованной революционной пропагандой), если бы к ним на Майдан все-таки пустили донецких шахтеров.

На самом деле, после того, как оранжоиды не признали результаты президентских выборов 2004 года, между Кучмой и верхушкой номенклатурных революционеров шел непрерывный закулисный торг. Ситуация была критической. Янукович и Медведчук настойчиво убеждали «Папу» разогнать Майдан, а его «идеалы», засунуть подстрекателям в какое-нибудь пикантное место. При этом надо заметить, что у правоохранительных органов были все законные основания арестовать зачинщиков массовых беспорядков, призывавших многотысячную толпу к свержению государственной власти. Но Кучма колебался. Он не желал брать на себя ответственность за силовую акцию ради того, чтобы лидер бело-голубых стал президентом.

В те дни в ближайшем окружении Ющенко царил страх, граничащий с паникой. Единственное что их удерживало от капитуляции, это поддержка Соединенных Штатов, представители которых неустанно твердили им о гарантиях их личной неприкосновенности и необходимости решительно сражаться за «торжество демократии».

Перелом ситуации произошел после телефонного звонка из Вашингтона супруге Леонида Даниловича. В непродолжительной беседе ей сообщили, что если Ющенко не станет президентом, «очень серьезные проблемы возникнут не только у них с мужем, но и у их детей». Если же Кучма пойдет на встречу «чаяниям демократической общественности», то им и их бизнесу гарантируется неприкосновенность. После этого Леонид Данилович сломался. Исход политического противостояния был предрешен. А через пол года «душегуба» и «диктатора» Кучму уже можно было увидеть на шикарных западных курортах.

Если кто-то решил, что события на Украине это нечто особенное и исключительное для американской внешней политики, то он глубоко заблуждается. Вильям Блум в своей книге «Экстремистское государство» приводит список из 23 стран, в которых США исказили результаты выборов или вмешались в их процесс, чтобы добиться нужного результата: Италия - 1948-1970 гг., Ливан - 1950-е гг., Индонезия - 1950-е гг., Вьетнам - 1955 г., Гвиана - 1953-1964 гг., Япония - 1958-1970 гг., Непал - 1959 г., Лаос - 1960 г., Бразилия - 1962 г., Доминиканская Республика - 1962 г., Гватемала - 1963 г., Боливия - 1966 г., Чили - 1964-1970 гг., Португалия - 1974-1975 гг., Австралия - 1974-1975 гг., Ямайка - 1976 г., Панама - 1984 г., 1989 г., Никарагуа - 1984 г., 1990 г., Гаити - 1987-1988 гг., Болгария - 1991-1992 гг., Россия - 1996 г., Монголия - 1996 г., Босния - 1998 г. В связи с этим, Зиауддин Сардар и Меррил Вин Дэвис в своей книге «Почему люди ненавидят Америку?», констатируют: «Соединенные Штаты постоянно вмешиваются в выборы других стран и финансируют политические партии развивающихся стран иногда с помощью тайных каналов ЦРУ, а иногда через неправительственные организации и средства массовой информации».

После захвата Украины американцами, украинский госаппарат был превращен в декорацию. На данный момент, полностью отстраненные от принятия стратегических решений, государственные органы неуклюже и безуспешно пытаются решать мелкие текущие вопросы внутренней политики. Отныне судьба Украины находится полностью в американских руках.

Хваткими пальцами этих рук являются влиятельные структуры формирующие политику США относительно постсоветских стран – «Национальный демократический институт», «Международный республиканский институт», «Агентство США по международному развитию», «Фридом Хаус», а так же те из них, с которыми напрямую связана Катрин Клер Чумаченко и ее верный соратник Борис Тарасюк – «Комитет по американо-израильским общественным связям» (AIPAC), являющийся одной из наиболее эффективных лоббистских организаций Конгресса. Данная организация имеет тесные связи с вице-президентом США Р. Чейни, а также непосредственно взаимодействует с аналитиками «мозговых центров» Республиканской партии («Вашингтонский институт Ближневосточной политики», «Американский институт предпринимательства» и «Еврейский институт по вопросам национальной безопасности»), занятыми разработкой внешнеполитического курса администрации Буша.

При этом необходимо отметить, что одним из главных направлений роботы вышеуказанных «think tanks» с 2001 года является создание стратегических алгоритмов политики США относительно стран СНГ и в первую очередь конструирование механизмов геополитического сдерживания России путем использования Украины и других стран постсоветского пространства.

Кроме того, через свои давние контакты в Госдепе Чумаченко активно взаимодействует с очень влиятельными представителями еврейского лобби в США: раввином А. Бейкером («директором международных иудейских дел» в «Американо-иудейском обществе»), М. Левиным (исполнительным директором «Американо-иудейского общества», и Ш. Франклиным (занимающимся в Конгрессе «организацией взаимодействия с правительственными организациями-защитниками прав иудеев в России, Украине, Беларуси Балтии и Евразийских стран» (прежний «Национальный совет Советских евреев»), а так же Г. Билауером и Л. Гроссманом из «Американо-еврейского комитета».

Следует так же отметить, что на домохозяйку Чумаченко практически полностью завязаны влиятельные представители украинской диаспоры в США: М. Савкив, глава «Украинско-американской конгрессового совета», И. Говдяк, руководитель «Украинской федерации США», Е. Черных, президент «Украинско-американского координационного совета», Н. МакКоннэл, глава Фундации «США-Украина».

Кроме того, связанные с Чумаченко представители украинской диаспоры являются экспертами влиятельного «Центра стратегических и международных исследований США» (CSIS), а так же «Американского института предпринимательства» (AEI).

В последнее время было очень много сказано о том, как счастлива Катрин Клер Чумаченко от того, что, наконец-то, она воссоединилась со своей исторической Родиной и теперь по гроб жизни ей верна. Тем не менее, вопрос, о том какой именно Родине Чумаченко верна, остается открытым. Единственное, что хочу добавить по этому поводу, это то, что ее дети, рожденные в браке с Виктором Ющенко, не только учатся в закрытом, элитном учебном заведении («Печерская международная школа»), где языком преподавания и общения является английский (украинский изучается факультативно, по желанию), но и имеют гражданство Соединенных Штатов Америки. Почему я вспомнил о детях? А разве не там сердце любой матери, где ее дети?

Какое значение для Катерины Михайловны может иметь чужая, странная страна на задворках Европы, которую она видела лишь сквозь тонированные стекла лимузинов, по сравнению с великими и блистательными Соединенными Штатами – непревзойденной мировой империей, где она родилась, выросла, где сделала сама себя (как любят говорить американцы), где в полной мере осуществилась ее «американская мечта»?

Неужто кто-то в серьез верит в то, что умная, энергичная американка, посвятившая свою жизнь карьере, привыкшая к борьбе за место под солнцем, вдруг разменяет все это на тихую жизнь домохозяйки под боком у мужа, которого всю жизнь кто-то «делал» и куда-то «тащил» и о котором даже его ближайшее окружение высказывается весьма презрительно, считая Виктора Андреевича «ни рыбой, ни мясом»?

Впрочем, с другой стороны, если ты настоящий патриот, чего не сделаешь ради Родины. Бывает, что даже за роль домохозяйки дают ордена и пожизненные пенсионы. Кто лучше всего сможет контролировать и направлять мягкотелого мужчину, если не его умная и очень влиятельная жена?

Подводя итог, можно констатировать, что оранжоидная власть Украины это – Голем, вылепленный и оживленный оккультной политической магией американских каббалистов. Это странное и нелепое творение не обладает даром речи и не имеет души, оно – послушная марионетка, беспрекословно выполняющая приказы своих создателей. Именно поэтому на данный момент Украина – инструмент в руках очень могущественных сил, использующих его по своему усмотрению.

Учитывая данную специфику украинской власти, у Москвы остается единственный, пусть и незамысловатый, но действенный путь решения «украинского вопроса» – разрыв экономических отношений с Киевом и последующая (если не полная, то максимальная) изоляция Украины от России и стран СНГ. Это, безусловно, способно значительно усилить негативные тенденции в финансово-экономической системе Украины, проявляющиеся уже сейчас (о чем подробно было изложено в предыдущей статье цикла) [77]. Похоже, что впереди нас ожидает экономический кризис, способный, в связи с радикальным изменением условий функционирования экономики и государственного аппарата, перерасти в глубокую экономическую стагнацию.

У Москвы нет выбора. Украина самый лучший в стратегическом плане плацдарм для комбинированной атаки против России. Кремль вынужден делать все возможное, чтобы предельно истощить и ослабить Украину, создав необходимые условия для того, чтобы созданный американцами оранжоидный режим в Киеве пал. От этого напрямую зависит национальная безопасность России. Таковы правила геополитической игры.

Но это лишь одна сторона медали. Дело не только в украинских оранжоидах. В стратегическом плане Москва решила избавиться от балласта в виде полудохлых постсоветских республик, пятнадцать лет паразитирующих на России и при этом с извращенным удовольствием «отдающихся» Западу при любой малейшей возможности. Времена сидения на двух стульях прошли, Москва меняет формат отношений, устанавливая свои правила взаимоотношений. Те из стран постсоветского пространства, которые эти правила примут, будут встроены в российское экономическое и военно-политическое пространство, те, которые их отвергнут, окажутся за границами «ближнего зарубежья», один на один с хищниками глобализации, рассчитывая лишь на свои силы и ресурсы.

Киев, апрель 2006

* * *

<p>РАСПАД: Ложь украинской евроинтеграции</p>

Статья шестая. Киев, июль 2006

И вот на европейском горизонте появилась диковинная фигура, крестьянская физиономия, обсыпанная самой дорогой пудрой, размалеванная буржуазными красками, обмотанная шелками и с огромным мешком денег в руках.

Эта странная фигура стала появляться то в одном европейском городе, то в другом, вызывая у европейцев удивление и даже замешательство, так как никто не мог понять, кто она и какой смысл имеют её поступки… Наконец от сведущих людей европейцы стали узнавать, что это была украинская «дипломатическая миссия», которая должна была в наилучшем виде представлять перед Европой украинскую нацию... Только стыд и смех возбуждали эти миссии, посольства, комиссии - все это «представительство» атаманско-хуторянской государственности.

В. Винниченко (1920 г.)

Политика без использования лжи столь же немыслима, как сложная хирургическая операция без наркоза. В данном случае политический талант государственного деятеля проявляет себя в способности адекватно соизмерять правду и ложь на пути к достижению поставленных целей. Как бы резко не звучало это для уха принципиального моралиста, но в политике ложь это – абсолютная неизбежность, однако… не абсолютное зло. Ее небольшие дозы способны, как змеиный яд, стать лекарством для народа, и только неограниченное, широкомасштабное использование лжи властьимущими превращает ее демагогические излияния в духовно-психологический и социально-политический токсин, разрушающий живые ткани государства и общества.

Ложь хороша как некая укрепляющая/усиливающая добавка к чему-то, но сама по себе, в чистом, концентрированном виде она крайне нестабильный/ненадежный материал. И уж тем более она не подходит для строительства фундамента целой страны. Разрушение, причем естественным путем, основ государства, возведенного на тотальной лжи, это всего лишь вопрос времени.

После того, как вместе с Союзом рухнула и советская политическая мифология, массовое сознание жителей Украины накрыл морок «самостійної» лжи «свідомих патріотів». Творческому «корректированию», в контексте галицийского мировоззрения и западной идеологии, вначале подверглось прошлое, в нечетких очертаниях которого ярким светом преданности, мудрости и героизма неожиданно заблистали предатели, недоумки и подонки. Ничтожные персонажи, благодаря усилиям специфических «науковців» и средств массовой информации, внезапно раздулись до титанических размеров. Откровенный бред неожиданно стал незыблемой истиной. Желаемое выдавалось за действительное, а действительное либо отрицалось, либо искажалось. Неугодные факты просто замалчивалось.

В начале, во имя своих странных, пропахших нафталином фантазий, лгали «свідомі», желая втиснуть сознание целого народа в свою узкопартийную догматику. Потом их ложь была подхвачена, углублена и расширена приспособленцами всех мастей, учуявшими новую конъюнктуру, на которой можно было сделать научную либо чиновничью карьеру. Когда же ложь была поставлена на поток и обрела преемственность, ее подхватили полуграмотные глупцы, готовые биться в истерике и брызгать слюной по любому «принципиальному вопросу», с религиозным трепетом повторяя идеологическую абракадабру, туго вбитую им в голову пропагандой. Даже те, кто знал правду и понимал происходящее, молчали, дабы не получить клеймо «ворогів незалежної України».

Так было придумано «славетне українське минуле».

Воодушевленные тем, что воцарение мифологии о прошлом Украины прошло более-менее гладко, новоявленные украинские правители решили, что можно придумать и ее настоящее, благо СМИ оказались под их полным контролем. Однако здесь случился конфуз. Массы слабо воспринимали рассказы о том, как прекрасно стало жить на Украине после «национальной революции», ведь в каждодневной обыденности они сталкивались со стремительным, катастрофическим ухудшением условий жизни, развалом экономики и социальной сферы.

Фундаментальное противоречие между виртуальной и действительной реальностью не позволяло народу принять официальную пропаганду, вызывая раздражение и озлобленность. Именно поэтому первый президент «незалежної України» Леонид Кравчук, принимавший непосредственное участие в беловежском «деребане» советских территорий, не смог остаться в своем кресле на второй срок, а второй президент – Леонид Кучма смог удержать власть лишь благодаря внедрению в жизнь принципа: главное не как голосуют, а как считают голоса. О третьем украинском президенте вообще без слез говорить трудно. Дай Бог, чтобы он усидел на своем посту хотя бы первый срок.

Народ Украины своих президентов не любит и не доверяет им. Для украинских граждан глава государства – источник постоянного раздражения, объект откровенного презрения и хронической неприязни. Надо заметить, что ненависть к власти, это единственное, что традиционно консолидирует Украину. Именно благодаря этому феномену любая оппозиция, и уж тем более – непримиримая, всегда будет иметь поддержку народных масс. И не важно за что выступают оппозиционные вожди, для народа главное то, что они против власти. Именно поэтому на каждых выборах украинский электорат голосует не «за», а «против». Однако после того как горлопанистые борцы за народное счастье попадают с революционных майданов в начальственные кресла своих политических противников, они автоматически превращаются в новый объект народных проклятий. Фактически, за годы независимости, власть Украины никогда не была легитимной. Для простых граждан она всегда являлась неизбежным злом, с которым они вынуждены были мириться.

Аналогичным образом украинцы относились когда-то к своим гетманам, которых от народной ненависти защищали их личные «сердюцкие» отряды, состоявшие из сербско-немецко-польских наемников и армии татарско-турецко-польских «союзников». Как возмущенно и безапелляционно заявлял в те непростые времена малоросский народ: «гетману у нас не быть, да и старшину всю перевесить; нам было бы лучше, разоренья и измены ни от кого не было бы; а то всякий старшина, обоготясь, захочет себе панства и изменяет, а наши головы гинут напрасно». [78] XVII век, а как актуально звучит! В те славные времена народ гетманов рвал в куски прямо на «черных радах», сейчас украинских президентов всего лишь со скандалом переизбирают. Форма разная, но суть одна и та же. История повторяется, но уже как фарс.

Таким образом, настоящее Украины оказалось слишком мрачным и неприглядным, чтобы его можно было использовать в идеологических целях. Годы независимости, так или иначе, отождествляются в массовом сознании населения с разрухой, обнищанием и упадком. Это заставило украинскую власть изобрести ложь о блестящем украинском будущем, во имя которого, украинский народ должен неопределенно долгое время приносить себя в жертву. Ведь будущего не существует, а это значит, что ложь о нем лишена очевидности, и опровергнуть ее крайне сложно, тем более, когда эта ложь сладкая и желанная для сознания рядового обывателя.

Так возникла официальная мифология украинской евроинтеграции, как главной стратегической цели Украины. С этого момента народ должен был терпеть подлость, мерзость и лживость правящей верхушки во имя надвигающейся золотой эры «европейского выбора».

Наверное, самым удивительным достижением украинских «евроукраинцев», является их «научное открытие» относительно того, что Украина представляет собой подлинно европейское государство, а украинцы – истинных европейцев. Благодаря этому эпохальному идейному приобретению начала 90-х годов XX в., на свет появилась в тяжелых муках творчества идея евроинтеграции, реализация которой, по глубокому убеждению наиболее авангардно мыслящих украинских интеллектуалов, позволит вернуть Украину в лоно Европы, откуда она была безжалостно вырвана русским царизмом и советским тоталитаризмом.

Самое забавное, что весь этот бред никто даже не удосужился хоть как-то обосновать. Впрочем, это и понятно, ведь сделать это крайне сложно. Тут надо как минимум подгонять историю под партийную идеологию. При этом не только историю Украины, это «свідома» украинская интеллигенция научилась делать давно, но и историю Европы, что может быть неверно понято нашими «европейскими братьями». Поэтому всем гражданам Украины просто было велено считать себя отныне европейцами. Слава Богу, научная общественность ненужных вопросов задавать не стала, простой народ это вообще не интересует, а поэтому страстные фантазии «евроукраинцев» о европейскости Украины, растиражированные СМИ, благополучно усвоились общественным сознанием.

Вместе с тем, мысль о том, что Украина является составной частью западной цивилизации, настолько глубоко потрясла нашу политическую элиту, что она фактически в полном составе (за редким исключением) восприняла ее почти с религиозным трепетом, устроив настоящие соревнования в плане того, кто является наиболее подлинным и последовательным сторонником «продвижения Украины в Европу». Вот уже пятнадцать лет с высоких трибун раздаются пламенные заверения в том, что Украина достигнет «великой цели» – станет членом Европейского Союза. И их можно сравнить лишь с теми пламенными клятвами верности «делу коммунизма», которому советские трудящиеся были преданы до 1991 года. Здесь тот же стиль, та же логическая структура лозунгов и официальных речей, приспособленных к новым условиям.

Все это можно понять. Любой народ должен иметь Великую Цель (Идею) ради которой он живет. Во времена Российской империи, в соответствии с идеологическим канонам, ее православные народы были носителями истинной веры, представляя собой народ, который через осуществление своего исторического пути, через некий коллективный духовный акт, самопожертвование, должен был указать человечеству единственно верную дорогу к спасению. Как писал Федор Михайлович Достоевский: «Вера в то, что хочешь и можешь сказать последнее слово миру, что обновишь наконец его избытком живой силы своей, вера в святость своих идеалов, вера в силу своей любви и жажды служения человечеству, - нет, такая вера есть залог самой высшей жизни нации…». [79]

Во времена Советского Союза, Великой Целью стала не менее мессианская задача – построение коммунизма, справедливого общества, в котором человек сможет подняться на принципиально новый уровень развития и, реализовав себя, обрести свою действительную человеческую природу. Эта Идея несла в себе такую духовную мощь, что стала реальной альтернативой господствующим на Западе ценностям, наполнив смыслом души миллионов людей, строивших и защищавших свой Новый Мир.

Когда Украина обрела независимость, ее элита также сформулировала Великую Цель для своего народа – вступление в ЕС (где, как ему пояснили, «очень высокий уровень жизни»). Надо признать, что звучит она примерно так же, как призыв к походу в ближайший гастроном за водкой и колбасой. Впрочем, идея хорошо поесть и выпить, наиболее ясна и актуальна для украинских граждан, утомленных бесконечными реформами и нескончаемыми кризисами. Тем более что т.н. «европейские ценности» для рядового обывателя не только Украины, но и всего постсоветского пространства, были всегда ничем иным как забитыми барахлом и жратвой стеллажами в супермаркетах.

При этом, интересно то, что «стратегический курс на евроинтеграцию» правящая украинская верхушка выбирала примерно так же, как простые граждане Украины выбирают своих президентов. Вопросы «зачем?» и «что это даст?», даже не ставились. «Мы идем в Европу, потому, что мы идем в Европу»! И все! Баста! Точно так же не было даже робкой попытки просчитать последствия вступления в Евросоюз. Априорно ЕС воспринимался и воспринимается «евроинтеграторами» как земное воплощение райских кущ, в которых необходимо оказаться любой ценой. Мнение граждан, при этом, вообще никого не интересовало.

Итак, если верить представителям нашей «свідомої» интеллигенции, искренне убежденной в своем европейском происхождении, Украина должна восстановить историческую справедливость и во что бы то ни стало «просунутися» в Европу.

В связи с этим, непрерывная болтовня «евроукраинцев» была дополнена решительными, энергичными и напористыми действиями власти, направленными на практическую реализацию «вековых евроинтеграционных чаяний украинского народа», в лице Леонида Кучмы, впервые заявившего о своем «европейском выборе» в 1999 году в своей инаугурационной речи после избрания президентом на второй срок. Именно тогда в госструктурах начался интенсивный «движняк» по подготовке вступления Украины в ЕС. В конце концов, взрыв кропотливой номенклатурной возни увенчался небывалым успехом (с точки зрения канцелярской роботы), – планом полной и бесповоротной интеграции страны в Европейский Союз.

В соответствии с посланием Кучмы к Верховной Раде «Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002 - 2011 годы» Украина должна была обрести членство в ВТО в 2002 - 2003 году, подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации в течение 2003 - 2004 гг., тогда же договориться с ЕС о создании зоны свободной торговли, а в 2005 - 2007 гг. заключить таможенный союз, что в целом создало бы необходимые предпосылки для вступления Украины в Евросоюз к 2011.

Для реализации этого плана, в конце 2003 года Кучма подписал Указ «О государственных программах по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины на 2004 - 2007 годы». При этом он призвал к более активным усилиям при осуществлении курса Украины на европейскую интеграцию, подчеркнув, что «нам нужно усилия в этом направлении удвоить или утроить, а в диалоге с Европейским Союзом быть более настойчивыми, стойкими, прагматичными, не прибегать безосновательно к риторике и не останавливаться перед трудностями».

Трудности украинских чиновников не испугали. Вышеуказанный план евроинтеграции был успешно провален. Не смотря на это, Леонид Данилович не унывал и продолжал с завидным упорством убеждать европейцев в том, что «будущий европейский дом не будет удобным, если там не будет Украины». Все украинские чиновники и политики как китайские болванчики одобрительно кивали головами, создавая необходимый консенсус для коллективного рывка в сторону прекрасного и удивительного мира супермаркетов.

По поводу вышеуказанных государственных усилий, 20 мая 2002 года известный польский политолог Здислав Найдер на страницах газеты «Речь Посполита» («Rzeczpospolita») язвительно заметил: «Так называемый европейский выбор Украины это не что иное, как декларация, за которой никогда не шли ни изменения в строе, ни результаты в экономических реформах. Из Брюсселя Украина выглядит как невыразительный придаток России».

Впрочем, я не стал бы «вешать всех собак» за провал украинской евроинтеграции лишь на украинских чиновников, искренне мечтающих интегрироваться в богатую и счастливую евросоюзную номенклатуру, и уж тем более на Леонида Кучму, сделавшего для «просування» Украины в Европу больше, чем все украинские политики вместе взятые.

Дело, в общем-то, ни сколько в неумении Украины интегрироваться, сколько в нежелании Европы ее интегрировать. Надо быть слепым, глухим и тупым одновременно, чтобы не замечать как последние годы европейцев, начала беспокоить неуёмная страсть правящей украинской верхушки (как во времена Кучмы, так и сейчас) к геополитическому перемещению. Если раньше в Европе лишь растерянно улыбались, услышав в очередной раз о том, что «Україна – європейська держава», то теперь, настойчивым представителям «родни» с востока корректно дают понять, что Европейский Союз намерен обойтись без Украины. Но и это не умеряет пыл украинских делегаций, которые на проявления подобного непонимания шумно обижаются, неустанно повторяя о своем «европейском выборе». Судя по последним высказываниям высокопоставленных особ ЕС, их терпение на пределе, в связи с чем, возникает впечатление, что скоро, забыв о своей европейской корректности, они начнут использовать ненормативную лексику, для того, чтобы четко указать в каком направлении необходимо «просуватися» навязчивым и неугомонным «европейцам» с Украины.

Однако не все видят очевидное. Когда вожди «помаранчевої революції» взошли на подиум Майдана, из их уст не переставали сыпаться обещания того, что вопрос вступления Украины в ЕС будет решен чуть ли не в ближайшие месяцы, стало совершенно ясно, что «цирк уехал, а клоуны остались». Преемственность стратегического внешнеполитического курса была бережно сохранена. Как заявил 8 октября 2004 года на брифинге замглавы администрации президента Украины Василий Базив, «европейский выбор – это выбор президента Кучмы, и он выражает убежденность, что его преемник будет продолжать воплощать этот стратегический политический курс, которому нет альтернативы». Почему ему нет альтернативы (?), чиновник не разъяснил. Впрочем, глупость не нуждается в обосновании.

Как бы там ни было, пророчество Леонида Даниловича сбылось. В январе 2005 года Ющенко посетил Страсбург, и, выступив на трибуне ПАСЕ, прямо заявил о том, что новое украинское руководство хотело бы как можно быстрее получить «зеленый свет» на присоединение Украины к Евросоюзу. Однако европейские парламентарии отнеслись к этому страстному желанию нового украинского лидера холодно. Не отрицая того, что они готовы «приближать Украину к ЕС», ими было в очередной раз подчеркнуто, что Украина «должна еще пройти довольно длинный путь, к этому нужно относиться реалистически».

Оказывая информационное и психологическое давление и на Европарламент, и на правительства государств ЕС, представители украинской, польской и литовской делегаций воодушевленно надеялись, что во имя идеалов «помаранчевої революції» им назовут хотя бы приблизительные сроки приема Украины в Евросоюз. При этом Ющенко выражал надежду, что с Украиной заключат ассоциированное соглашение, которое станет предпосылкой ее вступления в ЕС уже в 2007 году (!). Однако Западная Европа не дрогнула под бешеным натиском украинских евроинтеграторов и их восточноевропейских друзей.

В чем же причина такого откровенного негостеприимства? Ответ очевиден – Украина никогда не была частью Европы, а мы, украинцы, никогда не входили в сообщество европейских народов. Чтобы оспорить это, апологеты «европейского выбора» развернут географические карты, но дело как раз в том, что «Европа» не является географическим понятием.

Еще Н. Данилевский в позапрошлом веке с удивлением вопрошал: «…может ли быть признано за Европой значение части света – даже в смысле искусственного деления, основанного единственно на расчленении моря и суши, - на взаимно ограничивающих друг друга очертаниях жидкого и твердого? Америка есть остров; Австралия – остров; Африка – почти остров; Азия вместе с Европой так же будет почти островом. С какой же стати это цельное тело, этот огромный кусок суши, как и все прочие куски, окруженные со всех или почти со всех сторон водой, разделять на две части на основании совершенно иного принципа?». [80]

Действительно, почему именно ничтожные по своим масштабам Уральские горы являются тем рубежом, который формально отделяет Европу от Азии? Почему для этого не годятся, к примеру, Карпаты, Тянь-Шань или грандиозные Гималаи? В том-то и дело, что реальное обособление Европы в ее современных пространственных рамках произошло не по географическим признакам, а в соответствии с цивилизационной принадлежностью народов ее населяющих.

Чтобы расставить все точки над «і», в вопросе о том, какие народы относятся к западной цивилизации, обратимся к мнению авторитетного представителя американских академических кругов, профессору Гарвардского университета, директору Института стратегических исследований им. Дж. Олина при Гарвардском университете С. Хантингтону. [81] В статье «Столкновение цивилизаций?», а затем в своей книге под тем же названием, но уже без вопросительного знака, исследуя природу цивилизаций, он пришел к выводу, что: «Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей». [82] При этом: «Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка, таких как язык, история, религия, обычаи, институты, - а также субъективной самоидентификацией людей». [83] Поэтому-то Европа это не континент, а составная часть западной цивилизации – совокупность народов с общей историей, культурой, ценностями, ментальностью, идентичностью и т.п. Европа это - пространство, на котором европейские нации активно взаимодействуя, творят свою общую судьбу.

НО ПРИЧЕМ ЗДЕСЬ УКРАИНА? Какое отношение она имеет к европейской в частности и западной вообще – истории, культуре, религии, ценностям, ментальности, идентичности и т.д.? Что общего у нее с коллективной судьбой европейских народов или западной цивилизацией в целом? Наши неугомонные «евроукраинцы», конечно же, могут считать себя европейцами, но сомнительно, чтобы их мнение кого-то интересовало в самой Европе, где украинцев европейцами никогда не считали, не считают и считать не будут. Более того, в Европе простые граждане вообще не знают что такое «Украина».

Выделив семь мировых цивилизаций: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно-славянскую, латиноамериканскую и африканскую, С. Хантингтон четко очертил цивилизационный периметр Запада. По его мнению, он включает в себя «Европу, Северную Америку, а также страны, населенные выходцами из Европы, то есть Австралию и Новую Зеландию» [84]. Причем на Евразийском континенте восточная граница Запада совпадает с восточной границей западного христианства, которая сформировалась к 1500 г. Вот что он об этом пишет:

«О ком следует думать как о европейцах, и, следовательно, считать потенциальными членами Европейского Союза, НАТО и подобных организаций? Наиболее ясный ответ, против которого трудно возразить, дает нам линия великого исторического раздела, которая существует на протяжении столетий, линия, отделяющая западные христианские народы от мусульманских и православных народов. Эта линия определилась еще во времена разделения Римской империи в четвертом веке и создания Священной Римской империи в десятом. Она находилась примерно там же, где и сейчас, на протяжении 500 лет. Начинаясь на севере, она идет вдоль сегодняшних границ России с Финляндией и Прибалтикой (Эстонией, Латвией и Литвой); по Западной Белоруссии, по Украине, отделяя униатский запад от православного востока; через Румынию, между Трансильванией, населенной венграми-католиками, и остальной частью страны, затем по бывшей Югославии, по границе, отделяющей Словению и Хорватию от остальных республик. На Балканах эта линия совпадает с исторической границей между Австро-Венгерской и Оттоманской империями. Это – культурная граница Европы, и в мире после «холодной войны» она стала также политической и экономической границей Европы и Запада.

Таким образом… Европа заканчивается там, где заканчивается западное христианство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве поддерживают sotto voce [85], именно такой точки зрения открыто придерживается большая часть интеллигенции и политиков». [86]

Не правда ли, четко, лаконично и однозначно? По свидетельству С. Хантингтона, весной 1994 года Евросоюз принял предварительное решение «не пускать в свои ряды все бывшие советские республики, кроме прибалтийских». [87]

В этом контексте можно отметить, что еще в 2002 году в интервью голландской газете «Фольксрант», президент Еврокомиссии Романо Проди, заявил, что Украине и Молдавии нет места в расширенном ЕС. Более того, по его мнению, вообще нет никаких оснований говорить даже о потенциальной возможности вступления этих стран в Евросоюз. А по поводу того, что «украинцы или армяне чувствуют себя европейцами», глава Еврокомиссии саркастично заметил, что «это ровным счетом ничего не значит, потому что точно также европейцами чувствуют себя новозеландцы». В мае 2004 года находясь в Дублине, Проди подтвердил сказанное им ранее, опять категорически заявив, что Украина (как и Беларуссия) не имеет ни малейшего шанса стать членом Европейского Союза.

В июне 2003 года Советом Евросоюза была официально утверждена «Концепция расширенной Европы», которая фактически констатировала наличие географических границ Европейского Союза. В связи с этим событием, Романо Проди и Крис Патен заявили, что «стратегия расширения не может продолжаться вечно, иначе до чего мы дойдем? До Союза, который охватит уже и Новую Зеландию?..».

Исходя из того, что смысл и назначение «Концепции расширенной Европы» поймут не все страждущие интегрироваться, комиссар Евросоюза по вопросам внутреннего рынка, налогообложения и таможенного союза Фриц Болкестайн в своей книге, «Пределы Европы», вышедшей в конце 2003 года, убедительно обосновал нецелесообразность и невозможность вступления в ЕС России, Украины, Беларуссии и Молдавии. При этом он подчеркнул, проявляя бесчувственность к чаяниям «евроукраинцев», самоотверженно поднявшим знамя евроинтеграционной борьбы, что Украина, Беларуссия и Молдавия должны быть «буфером» между Европейским Союзом и Российской Федерацией.

Однако, несмотря на все усилия высокопоставленных чиновников ЕС донести до украинских политиков ту простую мысль, что Евросоюз не резиновый и Украину в нем никто не ждет, украинцы «европейского происхождения» продолжили неистово биться головой о глухую европейскую стену неутомимо скандируя на всех международных уровнях: «е-вро-интег-ра-ция! е-вро-интег-ра-ция! е-вро-интег-ра-ция»!

Не желая ничего слышать о бесперспективности своих евроинтеграционных потуг, «евроукраинцы» не только глубоко обиделись на вышеприведенные высказывания главы Еврокомиссии Романо Проди о том, что Украина не имеет ни малейшего шанса стать членом Европейского Союза, но и заявили, что эти кощунственные, можно сказать украинофобские слова, всего лишь его личное мнение. Ведь на самом деле вся Европа просто спит и видит, когда Украина вступит в ЕС!

Однако эти мажорные тональности были нарушены в мае 2004 года комиссаром Еврокомиссии по вопросам расширения ЕС Гюнтером Ферхойгеном, который на встрече с немецкими журналистами в Брюсселе заявил, что в обозримом будущем бывшие советские республики в состав Европейского союза не войдут. По его словам, «Брюссель предложит России, Беларуссии, Украине и Молдавии углубить взаимодействие, вполне возможно, вплоть до вхождения ряда государств в европейский внутренний рынок», однако вопрос о присоединении этих стран к ЕС ставиться не будет.

Перед этим, 13 апреля 2004-го, в немецком издании «Die Tageszeitung», была опубликована статья под названием «Украина должна остаться за бортом», в которой речь шла о том, что Еврокомиссия начала переговоры об улучшении отношений с некоторыми средиземноморскими государствами, а также с Молдавией и Украиной. Однако переговоры быстро зашли в тупик, потому что стороны не нашли, чего еще можно достичь, помимо уже существующих соглашений, предусматривающих существенное облегчение торговли. При этом в статье обращалось внимание на заявление председателя Комиссии Проди, по поводу того, что соседи могут получить все, кроме институтов ЕС. Т.е. в среднесрочной перспективе соседние государства имеют шанс стать частью общего европейского рынка, но при этом они не будут иметь собственных комиссаров в Брюсселе и депутатов в Европарламенте.

В обмен на эти преференции, также писалось в статье, «кольцо друзей» (в рамках вышеупомянутой «Концепции расширенной Европы»), на самом деле должно стать тройным кольцом безопасности. В первую очередь, ЕС заинтересован создать буфер для наплыва беженцев в Центральную Европу (в соглашениях с ЕС о возвращении беженцев предусмотрено, что государства-соседи должны будут взять на себя эти функции). Второе кольцо должно расширить зону экономического процветания (что является крайне фантастической задачей, если учитывать, что в Молдавии, к примеру, ВВП на душу населения составляет 400 евро, а в Люксембурге - более 50 тысяч). Третье кольцо должно защищать счастливую и процветающую Европу от терроризма и международной преступности. [88]

Иначе говоря, максимум, что могут предложить Украине европейцы, это стать геополитической «прокладкой», абсорбирующей идущие с востока нелегальную миграцию, наркотики, международную организованную преступность и т.п. Именно для этого была придумана «Концепции расширенной Европы», в соответствии с которой, «соседи», став своеобразным «восточным валом», могут в будущем войти в общий рынок Евросоюза, но не могут получить политические права, т.е. иметь своих депутатов в парламенте ЕС и комиссаров в его исполнительных органах, а так же принимать участие в заседаниях Совета.

Как уже было сказано, новый пароксизм евроинтеграционного маразма случился после «оранжевой революции», когда страна просто окунулась в мутный поток разнообразной лжи. Оранжоидные вожди почему-то решили, что это не Украину, а лично Кучму не пускали в ЕС, а поэтому у них, истинных кучмаборцев, Европа в кармане. Уже в январе 2005 года президент Виктор Ющенко заявил, что Украина намерена подать в ближайшее время заявку на вступление в ЕС.

Однако пыл оранжевых евроинтеграторов европейцы быстро остудили.

После бесплодных «дерганий» украинской делегации на вышеупомянутом январском заседании ПАСЕ, в конце апреля 2005 года, комиссар Еврокомиссии по внешним отношениям Бенита Ферреро-Вальднер призвала не спекулировать на возможной интеграции Украины в ЕС, рекомендовав украинским властям не подавать заявку о членстве из-за бессмысленности подобного шага. После этого, в феврале 2006, в интервью немецкой газете «Die Welt», заместитель председателя Еврокомиссии Гюнтер Ферхойген в очередной раз заявил о том, что «через 20 лет все государства Европы будут членами ЕС, за исключением тех стран бывшего СССР, которые в данный момент не входят в Евросоюз».

Думаете это заставило задуматься наших славных евроинтеграторов, явно обалдевших от собственной пропаганды? Ничуть. Похоже, способность думать, не присуща представителям украинского МИДа. По поводу вышеприведенных высказываний Ферхойгена министерство иностранных дел Украины выразило недоумение, а в апреле этого года Борис Тарасюк, самоотверженно заявил о необходимости подачи Украиной заявки на членство в Европейском Союзе в 2006 году. По его мнению, несмотря на то, что некоторые представители Европейского Союза просят этого не делать, Киев просто обязан подать заявку, так как более 50% граждан Европейского Союза поддерживают вступление Украины в ЕС.

4 мая, в Вильнюсе на международной конференции «Общее видение общего соседства», с обидой в голосе, Виктор Ющенко вновь высказал претензии в адрес Европейского Союза, заявив, что «Украина не может оставаться в неизвестности между Востоком и Западом. ЕС должен быть открыт для тех, кто четко выбрал свое будущее и многое сделал для претворения в жизнь принципов демократии, утверждения верховенства права, принципов свободной экономики». При этом он подчеркнул, что украинские граждане «хотят жить по европейским стандартам», а посему они надеются получить «четкий сигнал из ЕС о том, что философия наших отношений опирается на философию открытых дверей».

Однако все попытки Ющенко «прорубить дверь в Европу», дабы украинцы, наконец, начали жить «по европейским стандартам» не увенчались успехом. Представители ЕС продолжили оказывать упорное сопротивление настырным евроинтеграторам, периодически переходя в контрнаступление. Понимая, что руководство МИД Украины пребывает в невменяемом состоянии под воздействием своих собственных параноидальных идей, чиновники Евросоюза решили еще раз донести свою позицию по поводу украинской евроинтеграции непосредственно Виктору Андреевичу. Очевидно, они не знают, той простой истины, что «хрен редьки не слаще». Во время празднования 22 мая 2006 года в Киеве «Дня Европы», Первый секретарь Представительства Европейской комиссии на Украине Дирк Шюбель лично проинформировал вождя «оранжевой революции» о невозможности вступления Украины в Евросоюз. Чтобы не создавать нервозной обстановки на столь светлом празднике, Шюбель заверил украинского гаранта в том, что Украина территориально находится в Европе, однако при этом мягко заметил, что говорить о перспективах ее членства в ЕС рано. Очевидно, чтобы Ющенко не впал с горя в депрессию, Шюбель деликатно добавил, что существующие на данный момент украинско-европейские соглашения не исключают перспективу членства Украины в ЕС в будущем. Но вот когда это будущее наступит, увы, Дирку Шюбелю абсолютно неизвестно.

Не менее четко по поводу вхождения Украины в Евросоюз высказались и государственные деятели европейских стран-основателей ЕС. Так 11 апреля 2006 года министр иностранных дел Нидерландов Бернард Бот направил в парламент письмо, в котором подчеркнул, что «ЕС не должен предлагать членство ни одному новому государству». С позицией министра во время дебатов в парламенте согласились все главные политические партии. При этом тогда же, в апреле 2006 года, в одном из интервью голландский министр по европейским делам Ацо Никола недвусмысленно заявил, что относительно Украины Европейское сообщество должно пока ограничиться обещаниями.

На аналогичных позициях стоит и канцлер Германии Ангела Меркель. «Мы должны определиться, как можно тесно сотрудничать с нашими соседями так, чтоб не обязательно каждый из них становился членом ЕС», - заявила она во время дискуссии с участниками общенемецкой встречи католиков в городе Саарбрюкен 26 мая 2006 года. По поводу того, что к ЕС хотят присоединиться Украина, Молдавия и много других стран, Меркель сказала: «Я думаю, мы с этим не справимся, это испугает людей».

Как можно заметить, в Евросоюзе Украину европейским государством не считают (в лучшем случае – элементом внешнего периметра безопасности). И это понятно, ведь современная Европа – это не только общее культурное и историческое наследие (к которому наша страна не имеет никакого отношения), но и единые стандарты. Прежде всего, эти стандарты касаются экономического развития европейских стран и уровня жизни европейцев. И чтобы попасть в ЕС, необходимо хоть как-то соответствовать этим стандартам, т.е. быть такими же богатыми и счастливыми (например, на Украине средняя зарплата составляет около 2% средней зарплаты в Дании). Сомнительно, что кто-то, находясь в здравом уме и твердой памяти, может заявить, что Украина этим стандартам соответствует, или будет соответствовать в ближайшие десятилетия.

Далее. «Евроукраинцы» так увлечены стремлением попасть на свою историческую Родину, воссоединиться с когда-то трагически утраченной европейской семьей, что совершенно не хотят обращать внимание на тот факт, что не все члены ЕС получают одинаковые привилегии и выгоды от пребывания в данной организации. Как заявляют многие эксперты в самой Европе, безусловный выигрыш от создания Евросоюза имеют только правящие финансово-политические группы Германии и Франции, маленькие европейские страны со слабой экономикой не получают тех выгод, на которые рассчитывали. Абсурдность сложившейся ситуации такова, что даже в самом ЕС не все четко осознают, чем на самом деле является эта организация.

Украинцы «европейского происхождения» так до сих пор и не поняли, что богатые государства, создавшие Евросоюз, и входящие в так называемый «золотой миллиард», стали богатыми не из-за своего членства в ЕС, они достигли высокого уровня жизни еще до возникновения этой организации. И создавался Евросоюз не из идеалистических соображений, а только лишь во благо меркантильной целесообразности. Это не великое братство народов, как кажется некоторым украинским романтикам, а объединение производителей, торгашей и потребителей, которое должно сделать их сильнее неевропейских конкурентов. Именно поэтому можно посоветовать тем украинским политикам, которые бредят Европейским Союзом, внимательно изучить проект конституции ЕС и условия членства, которые свидетельствуют как раз о том, что далеко не всем странам Европы выгодно такое членство. Наверное, не случайно Швейцария, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн до сих пор наотрез отказываются от предложения вступить в данную организацию, а французы и голландцы 29 мая и 1 июня 2005 года на общенациональных референдумах отвергли евроконституцию. Из 25 членов ЕС на данный момент только 13 государств одобрили основной закон Союза, при этом в Германии она была принята лишь только потому, что правящие круги этой страны не рискнули выносить конституцию на общенациональный референдум, а потащили ее через парламент. В связи с этим возникает закономерный вопрос: если (как утверждает пропаганда) Евросоюз это почти рай земной, то почему в него так сложно затащить европейские народы?

Чтобы получить представление о всех прелестях членства в ЕС, украинцам «европейского происхождения» стоит скрупулезно изучить опыт Польши, одной из наиболее развитых стран Восточной Европы, чьи евроинтеграционные успехи преподносятся на Украине в качестве эталона.

В конце 1989 - начале 1990 года, Польша, первая среди постсоветских стран приступила к радикальным экономическим реформам в форме так называемой «шоковой терапии». Суть этих реформ была крайне проста – приватизация прибыльных государственных предприятий и ликвидация неприбыльных (с точки зрения «европейских стандартов»). Фактически в течение 15 лет Польша была продана, как говорится, с потрохами западным финансовым и промышленным структурам примерно за 73 млрд. долларов США (!). [89] Главными приватизаторами польской экономики (более 70% общего объема прямых иностранных инвестиций) стали транснациональные корпорации со штаб-квартирами во Франции, США, Германии и Нидерландах.

Вплоть до конца 1998 года иностранцы наиболее активно скупали промышленность, особенно пищевую, автомобильную, деревообрабатывающую, полиграфическую. Так же западными компаниями была благополучно приватизирована на корню телекоммуникационная отрасль Польши. Затем в их руках оказалась сфера услуг, прежде всего финансовых (вследствие приватизации государственных банков и допуска иностранных инвесторов в секторы страхования и пенсионного обеспечения). На данный момент доля иностранного капитала в польской банковской сфере превышает 70%.

Сейчас большой интерес западные компании проявляют к энергетической системе страны в связи с предстоящей ее приватизацией. Польское правительство планирует продать 17 электростанций, 19 теплоэлектростанций и 33 электросети, а так же газораспределительную компанию PGNiG. Кроме этого в скором времени будет приватизирована государственная железная дорога.

Финансово-экономическому захвату Польши, прежде всего, способствовало польское законодательство (в частности, Торговый кодекс, закон об экономической деятельности и другие) предоставившее иностранному капиталу особые условия – общий с национальными компаниями налоговый режим (с низкими налоговыми ставками) и режим регулирования трудовых отношений. Иностранные компании вправе вывозить капитал, а также покупать предприятия в любых секторах экономики.

К 2000 году все, что транснациональные корпорации хотели скупить в Польше, они скупили, и поток инвестиций внезапно иссяк. К 2003 году, в иностранных руках оказались предприятия, на которые приходилось почти 57% всего польского экспорта и свыше 60% импорта.

Среди украинских «фахівців» принято считать, что чем быстрее все экономические объекты Украины будут проданы ТНК, тем скорее расцветет украинская экономика, а простой народ заживет сыто и счастливо. Опыт Польши (и всей Восточной Европы в целом) эту чушь полностью опровергает.

Прежде всего, с самого начала польских «рыночных преобразований» в стране начал стабильно возрастать дефицит торгового баланса и дефицит текущего оборота платежного баланса на фоне хронического бюджетного дефицита, который особенно резко обострился после завершения большой приватизации, когда правительству уже нечего было продать, чтобы наполнить бюджет. Если в 2000 г. бюджетный дефицит Польши составил 15,4 млрд. злотых, то в 2001 г. увеличился до 32,4 млрд., в 2002 г. до 39,4, а в 2004 г достиг 45,5 млрд. злотых (11,5 млрд. дол. США или 9,9 млрд. евро).

Внешний долг Польши за годы «рыночных реформ» направленных на достижение экономических евростандартов вырос до 92 миллиардов евро, [90] а государственный долг в 2005 году перевалил через отметку 50% ВВП (!) и начал в 2006 г. приближаться к 60%, что фактически создало реальную угрозу национального дефолта. [91]

Особенное внимание украинским «евроинтеграторам» рекомендую уделить сельскому хозяйству евроинтегрированной Польши (в нем занято 20% всего трудоспособного населения страны), на котором более всего сконцентрировалась регулятивная политика Евросоюза, постепенно доводящая сознание польских крестьян до революционного экстаза.

И это не случайно. Ведь именно на селе, после либеральных реформ по схемам чиновников ЕС, сложилась особо бедственная социальная ситуация. Там, на данный момент работу имеет лишь каждый пятый крестьянин. Латентная безработица в сельском хозяйстве достигает уровня 1-1,5 млн. человек. При этом многие эксперты считают, что следующая волна планируемых ЕС структурных реформ сельского хозяйства Польши вообще лишит этих людей всяких средств к существованию, так как из 2,4 млн. польских крестьянских хозяйств, в лучшем случае, выживут в условиях свободной конкуренции в рамках общего рынка ЕС лишь около 900 тысяч.

По данным министерства сельского хозяйства Польши, на данный момент 50% сельских хозяйств страны не производят продукцию на продажу, 27% реализуют не более 40% своей продукции, 6% - реализуют более 61%, и только 2% продают на рынке 81% продукции. Хозяйства с размером пашни до 10 га являются неэффективными с точки зрения затрат труда. Поляки, работающие в 1,5 млн. крестьянских хозяйств имеют доход, равный пособию по безработице. По свидетельству экспертов, уже сейчас фактически нежизнеспособны 26% сельских хозяйств Польши.

Таким образом, подавляющее большинство польских крестьян производит продукцию лишь для того, чтобы себя прокормить, и только принадлежащая им земля пока позволяет избежать полной нищеты. Необходимо учитывать и то, что как Польша, так и новые восточноевропейские члены ЕС в целом, оказались в неравных условиях конкурентной борьбы на сельскохозяйственном рынке. Дело в том, что на данный момент объем прямых финансовых дотаций Евросоюза сельскому хозяйству своих новых восточноевропейских членов составляет лишь 25% от объема помощи фермерам Западной Европы. Создание одинаковых условий для «новых» и «старых» членов ЕС предполагается только в 2013 году. Однако сомнительно, что бoльшая часть сельского хозяйства Польши, как и других стран Восточной Европы, доживет до этого счастливого момента. Полное открытие их внутренних рынков приведет в ближайшие годы к массовому разорению их земледельцев, которые не смогут конкурировать с дешевой сельхозпродукцией дотационных стран Евросоюза.

Необходимо упомянуть и угольную промышленность Польши. В свое время экспорт угля в Европу и Советский Союз составлял основу внешней торговли этой страны. Однако с целью приведения данной отрасли в соответствие со стандартами ЕС, польское правительство провело ее реструктуризацию, заключавшуюся в закрытии убыточных шахт и сокращении работников. В целом, в рамках программы реструктуризации планируется закрыть 30 из 53 действовавших шахт. К 2010 ежегодная добыча угля Польшей будет сокращена до 90 млн. тонн, к 2020 – до 80 млн.

Несмотря на массовые протесты, польское правительство последовательно и методично закрывает шахты и увольняет шахтеров.

Аналогичный удар либеральных реформ пришелся и по польской металлургии.

Переход Польши на евростандарты в экономике и социальной сфере, непосредственно коснулся не только крестьян, шахтеров и металлургов, а всего населения. Безработица в этой стране сейчас составляет 20%, а среди молодежи она достигла уровня 41%. Пособия по безработице невелики и выплачиваются только в самых крайних случаях, социальные программы сокращаются и искореняются как экономическое зло.

Величина ВВП на душу населения в Польше составляет 46% от среднего для ЕС уровня. По оптимистическим прогнозам этот показатель достигнет среднеевропейского лишь где-то через 30 лет. Согласно исследованию, проведенному Варшавским университетом в 2004 году, 40% польских семей не способны обеспечить даже свои основные потребности.

В октябре 2004 года, специалистами Лаборатории общественных исследований, по заказу газеты «Rzeczpospolita», было проведено социологическое исследование, которое должно было выявить мнение простых поляков о последствиях вступления Польши в Евросоюз. Как оказалось, большинство граждан этой страны не испытывает восторга по поводу того, что давняя мечта польских чиновников и политиков попасть в ЕС наконец осуществилась. Проявляя поразительное непонимание всей важности исторического момента, респонденты констатируют рост цен, снижение уровня жизни, отсутствие позитивных перемен в экономике. По их мнению, вступление Польши в ЕС также не улучшило положения в системе национального здравоохранения и образования.

На рост цен жалуются 93% опрошенных, 54% заявляют, что у них снизился уровень жизни. Парадоксально, но исследование показало, что после вступления в Евросоюз польские чиновники стали брать больше взяток. Об этом заявляют 55% респондентов. «Пессимизм в оценке собственной ситуации соседствует с отрицательной оценкой положения государства после вступления в ЕС», - резюмируют социологи. Так, 27% опрошенных полагают, что положение в польской экономике после 1 мая 2004 года (дата, когда Польша стала полноправным членом Евросоюза) ухудшилось. 21% говорят об улучшении, а 40% не видят разницы. 52% поляков убеждены, что вступление в ЕС только навредило отечественному здравоохранению. Противоположного мнения придерживаются только 3% респондентов.

Не трудно заметить, что массовый энтузиазм по поводу членства Польши в Евросоюзе напрочь отсутствует. И это не случайно, ведь как утверждает статистика, в 2005 году в Польше 17% населения находится за чертой бедности. Именно поэтому не сложно прогнозировать дальнейший рост пессимизма поляков по данному вопросу. Очевидно, у них, наконец, созрело понимание того, что интересы транснациональных корпораций не совпадают с интересами простого народа, о чем наглядно свидетельствует затяжной и широкомасштабный социальный конфликт, потрясающий Польшу уже не первый год. Похоже на то, что и украинцам придется со временем понять ряд простых, но очень важных истин, которые уже осознали восточноевропейские крестьяне, рабочие, шахтеры, врачи, учителя и другие слои общества, за счет которых проводились либеральные экономические преобразования, подготовившие страну к вступлению в ЕС. [92]

О негативном отношении поляков к либеральным реформам и евроинтеграции свидетельствует тот факт, что на парламентских и президентских выборах 2005 года победила партия «Право и справедливость», относящаяся с неприязнью к рыночным реформам последних 15 лет и высказывающая некоторые сомнения относительно целесообразности нахождения Польши в ЕС.

Закончив свой скорбный рассказ о Польше, хочу подчеркнуть, что суть ее «рыночных реформ» и последствия вступления в Евросоюз являются стандартными для всех стран бывшего социалистического лагеря (с той или иной национальной спецификой). Каждая из них, без исключения, имеет свою историю разграбления, упадка и обнищания.

В 2005 году «Европейский Банк Реконструкции и Развития» опубликовал свое ежегодное исследование экономической ситуации в 27 странах Центральной и Восточной Европы и СНГ. В нем утверждается, что в Восточной Европе на данный момент около 134 миллиона человек страдают от безработицы и нищеты. В новом же докладе Программы развития ООН говорится о том, что в странах Восточной Европы и СНГ более 60 млн. людей живут менее чем на два доллара в день. Примерно 25% жителей региона не доживают до 60 лет. Хотя у меньшинства населения восточноевропейских стран действительно происходит рост доходов, для подавляющего большинства реформы сопровождаются катастрофическим ухудшением уровня жизни. Резко возросло имущественное неравенство. За десять лет после 1989 года ВВП в посткоммунистических странах упал на 20 – 40% – такой экономический крах, по словам будапештского экономиста Ласло Андора, «можно сравнить только с Великой депрессией 1930-х».

Подводя итог, можно констатировать, что экономические и социальные системы восточноевропейских стран и их население, стали расходным материалом для экономических и политических проектов транснациональных корпораций со штаб-квартирами в Западной Европе и США.

Забавно, но народ Украины, понимая на интуитивном уровне суть «рыночных реформ» и т.н. «европейского выбора» уже дал четкую характеристику и украинскому президенту и евроинтеграции:

Президент у нас речист, Хоть и выглядит как глист. Потому и путь в Европу, Пролегает через ж…у!

Западная пропаганда настолько мощно промыла мозги многомиллионному населению Восточной Европы и стран СНГ, что они действительно свято уверовали в то, что только «либеральные экономические реформы», «демократические преобразования», «вступление в ВТО и НАТО», а так же «интеграция в ЕС» могут обеспечить развитие экономики и материальное благополучие простых граждан. Самое деструктивное во всем этом то, что либерально-демократическая идеология туго вбивается в массовое сознание как безальтернативная. При этом разрушение, вырождение и распад, которые несет ее практическое внедрение, подаются как обязательное условие прогресса (!). И подобному бреду никто не удивляется, тщательно «выпаренные» тотальной пропагандой мозги многомиллионных масс не способны даже на самое элементарное логическое мышление.

В подтверждение вышесказанного приведу самый простой и очевидный пример.

На Украине, как на обывательском уровне, так и среди рафинированных интеллектуалов принято с насмешкой и презрением относится к Белоруссии и ее президенту Александру Лукашенко. Наши местные СМИ, вслед за западной прессой и телевидением, как попки твердят о личной диктатуре «Луки», о тотальной нищете и забитости белорусского народа, об отсталости и деградации экономики Беларуссии.

Весь этот чванливый, слабоумный бред украинских оранжоидов, лично у меня вызывает лишь сострадание. Чтобы было понятно почему, я предлагаю обратиться к фактам, характеризующим реальную социальную и экономическую ситуацию в Беларуссии.

В декабре 2004 года Всемирный банк подготовил доклад «Беларуссия: Оценка бедности. Можно ли сохранить тенденцию к сокращению бедности и доступность услуг?». Чтобы было понятно, о чем в нем идет речь, просто приведу из него выдержки.

«В сопоставлении с другими странами с переходной экономикой, уровень бедности в Беларуссии один из самых низких, если для его измерения используется региональная черта бедности, составляющая 2.15 доллара в день на человека» (стр.11). «Устойчивый рост при относительно стабильном распределении доходов способствовал снижению уровня абсолютной бедности с 39,4% в 1997 году до 18,5% в 2002 году» (стр.23). «Наибольшее снижение бедности было достигнуто в 1997 - 98 годах за счет высоких показателей роста (реальный рост ВВП составил 11% в 1997 году; в 1998 году темпы роста увеличились ещё на 8%) (стр.16). «Снижение крайней бедности является еще более значительным: с 19% до 7% в течение данного периода» (стр.11).

«Система социальной защиты в Беларуссии носит практически универсальный характер, охватывая почти четыре из каждых пяти человек. Пенсии являются наиболее адекватным социальным пособием, частично ввиду устойчивой политики индексации пенсий по росту реальной заработной платы. Пособия на детей также обеспечивают адекватный уровень защиты» (стр.80). «В 2002 году расходы на финансирование социальной помощи и социальное страхование составили свыше 14% ВВП или 30% консолидированного бюджета» (стр.81).

«Степень неравенства в заработной плате в Беларуссии не является очень высокой по стандартам стран бывшего СССР и Центральной и Восточной Европы» (стр.35).

«Расходы на заработную плату в общей структуре расходов также увеличились: в целом по экономике затраты на оплату труда возросли с 11,8% в 1999 году до 14,2 % в 2001 году» (стр.34).

«В 2000 году общий коэффициент охвата дошкольным образованием составил 65,6%, что выше чем в России, Латвии, Польше, Украине и Литве. В 2000 году общий коэффициент охвата базовым образованием составил 95%, что означает практически всеобщий охват обязательным базовым образованием. Этот показатель выше соответствующих показателей в России и на Украине» (стр.43).

«По некоторым показателям в области здравоохранения Беларуссия занимает одно из наиболее высоких мест в регионе: в стране обеспечен масштабный охват медицинскими услугами, которые в основном субсидируются» (стр.63). «В Беларуссии число врачей на количество населения является одним из наиболее высоких в регионе Европы и Центральной Азии» (стр.71). «Принцип распределения ресурсов на здравоохранение в Беларуси обеспечивает сравнительно хороший доступ к медицинским услугам для всех социально-экономических групп» (стр.73). «Удельный вес расходов на здравоохранение составляет 5% ВПП…. Фактические расходы составляют 83 доллара на душу населения и по этому показателю страна занимает одно из самых высоких мест в регионе Европы и Центральной Азии» (стр.75). «Среднедушевой объем расходов на здравоохранение в Беларуссии выше чем на Украине (54 долларов) или Молдавии (36 долларов)» (стр.75).

Надеюсь не нужно объяснять, что подобный уровень развития социальной сферы (о которой польский и украинский народы могут только мечтать) невозможен без достаточно эффективной работы экономики?

В 2005 году рост ВВП в Белоруссии составил 9,2% (в Польше, за тот же период, – 3,2%, на Украине - 2,4%). В том же году белорусы вышли на положительное сальдо во внешней торговле. Заработная плата в бюджетной сфере и в реальном секторе экономики РБ – 225 - 250 долл. США.

К концу 2004 года внешний долг Беларуссии составлял 741 млн. долл. США, что соответствует 3,3% ВВП.

В 2004 году аналитики «Венского института международных экономических сравнений» (WIIW) пришли к выводу, что «сегодня Беларуссия демонстрирует необычайно высокие показатели и в этом направлении обгоняет другие постсоветские республики, включая Украину». Как написало в 2005 году авторитетное австрийское издание «Die Presse», нынешнее экономическое развитие Беларуссии с точки зрения специалистов – чудо, потому, что достигнутые результаты стали возможны без либеральных реформ, иностранных кредитов и инвестиций.

Я не собираюсь идеализировать ситуацию в Белоруссии. Там хватает своих проблем. Я даже не призываю идти по белорусскому пути. Я просто наглядно демонстрирую ту очевидную истину, что альтернатива западному варианту развития реально существует, и каждый народ сам может ее для себя найти; а попытки вписаться в экономическую и политическую систему Запада, тем более на его условиях, это – путь в никуда.

Возвращаясь к украинским евроинтеграционным потугам, могу добавить еще один очень важный факт, который упорно не желает замечать, прежде всего, наша «национально-сознательная» элита, отдающая все свои скромные силы на построение национального государства и формирование национального самосознания украинцев. Речь идет о том, что Европа давно отбросила всё национальное. По этому поводу, к примеру, Джеймс Шерр (главный специалист Центра изучения конфликтов при Британской военной академии и лектор Оксфордского университета) констатировал следующее: «Европейский союз всегда был постмодернистским проектом, призванным выйти за пределы базовых элементов модернистского мира: наций и национальных государств». [93] Т.е. современная Европа (как и весь Запад в целом) представляет собой глобальное постмодернистское общество, где в ближайшем будущем нет места ни национальному государству, ни национальному самосознанию, ни национальной культуре. В связи с этим, те украинские политики, которые борются за национальное возрождение Украины и одновременно мечтают «продвинуться» в Европу, выглядят, мягко говоря, странно. Они либо поразительно невежественны, либо пытаются ввести в заблуждение свой собственный народ, а возможно им присуще то и другое одновременно. Каким образом в их сознании совмещается основополагающее стремление к сохранению и укреплению национальной самостоятельности и независимости, с желанием отдать значительную часть государственного суверенитета наднациональным структурам Евросоюза (стратегические решения которых определяют политику и экономику членов ЕС), остается загадкой.

Кроме всего прочего, если опереться на результаты вышеупомянутого исследования С. Хантингтона, то украинская идеология «европейского выбора» представляет собой ничто иное как «шизофрению культуры» «разорванной страны». «Политических лидеров, которые надменно считают, что могут кардинально перекроить культуру своих стран, неизбежно ждет провал, - приходит он к выводу. - Им удастся заимствовать элементы западной культуры, но они не смогут вечно подавлять или навсегда удалить основные элементы своей местной культуры. И наоборот, если западный вирус проник в другое общество, его очень трудно убить. Вирус живучий, но не смертельный: пациент выживает, но полностью не излечивается. Политические лидеры могут творить историю, но не могут избежать истории. Они порождают разорванные страны, но не смогут сотворить западные страны. Они могут заразить страну шизофренией культуры, которая надолго останется ее определяющей характеристикой». [94]

Кроме того, дальнейшее культивирование идеи «европейского выбора» несет непосредственную угрозу национальной безопасности Украины.

Во-первых, не признавая фактическую национальную, цивилизационную и культурную идентичность украинского народа, и продолжая фантазировать об его «европейском происхождении», наша элита никогда не сможет сформулировать общенациональную Идею. Как пишет тот же Хантингтон: «Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов» [95]. Образно говоря, вот уже пятнадцать лет украинский народ бредет неведомо куда, ориентируясь по зыбким миражам. Негативные последствия такого пути можно без труда увидеть в политической, экономической, культурной и духовно-психологической сферах. При этом нельзя забывать, что подобные коллективные блуждания, как правило, в конце концов, заканчиваются общенациональной катастрофой.

Во-вторых, упомянутая выше «культурная шизофрения», проявляющаяся на Украине в виде «возвращения к европейским истокам» во много раз усиливает то, что С. Хантингтон определяет как «расколотая страна». «Украина – это расколотая страна с двумя различными культурами. Линия разлома между цивилизациями, отделяющая Запад от православия, проходит прямо по ее центру вот уже несколько столетий». [96]

В связи с чем, по его мнению, весьма вероятный сценарий будущего для нас, это геополитическая декомпозиция государства, когда беспомощный «униатский обрезок» Украины окажется под западным контролем, а восточные области воссоединятся с Россией. Демагогия о «европейском выборе» Украины психологически готовит наш народ к расчленению государства, усиливая отчужденность между его юго-восточными и западными регионами. Таким образом, навязываемая народу вестернизованной интеллигенцией идея о «продвижении в Европу» деструктивна по своей сути и несет в себе реальную угрозу не только целостности нашей страны, но и самому ее существованию.

Самое ненормальное во всей этой евроинтеграционной истории то, что т.н. политическая элита Украины прекрасно понимает, что все разговоры о «европейском выборе» не более чем пустая болтовня. И, тем не менее, обман продолжается. Украинские политики и чиновники стали заложниками собственной многолетней лжи о евроинтеграции, от которой они уже не в состоянии отказаться.

Киев, июль 2006

* * *

<p>РАСПАД: Украинская евроимитация</p>

Статья седьмая. Киев, март 2007

Как ни парадоксально, но политический миф о том, что Украина может интегрироваться в ЕС, все годы независимости держался лишь на чиновничьем мифе о якобы реальном процессе украинской «евроинтеграции».

Когда я слышу навязшие в зубах разговоры украинских журналистов, политиков и чиновников о не простом и тернистом пути европейской интеграции, по которому неуклонно идет Украина, то всегда вспоминаю старый анекдот о советском поезде, неумолимо двигавшемся к коммунизму.

Помните, как это происходило при Брежневе? Состав стоял, но партийный актив со всей политической принципиальностью идейных коммунистов дружно раскачивал вагоны и бегал с березками мимо окон. Население Союза, которому был обещан коммунизм в 2000 году, не столько верило в то, что страна двигается к коммунизму, сколько хотело верить, что «еще чуть-чуть», «еще немножко» и «от каждого будет по способностям, но зато каждому – по потребностям». Ведь тогда для простого народа коммунизм представлялся воплощением мифической «халявы для всех» в отдельно взятой стране.

Коммунизм тогда советские граждане прохлопали, проболтали и проспали на разнообразных пленумах, конференциях, собраниях партийных и рабочих коллективов. Теперь у нас новый курс на новую мифическую «халяву» – Европейский союз. Но что забавно, один из вагонов СССР под названием «Украина» двигается к очередным «зияющим высотам» точно так же, как когда-то к коммунизму. «Партхозактив» независимой Украины (только на этот раз демократического образца) с глубокой верой в торжество европейских идеалов, энергично раскачивает старый ржавый советский вагон, загнанный в тупик на запасном пути, и бегает мимо его окон с калиновыми ветками, неустанно скандируя – «ев-ро-ин-тег-ра-ция, ев-ро-ин-тег-ра-ция»!

И если с высоких трибун украинские евроинтеграторы вдохновенно рассказывают о великих европейских ценностях и идеалах, которыми якобы бредит украинский народ, мечтая попасть в Евросоюз, то простые граждане в очередной раз надеются лишь на то, что после присоединения к ЕС начнется сплошная «халява» для всех. Причем возможность неограниченного и изнуряющего шопинга они хотят получить от богатых и счастливых европейцев в качестве ни к чему не обязывающего подарка. Как ни парадоксально, но напрягаться ради этой заветной мечты наши граждане не желают. По сути, украинцы продолжают мечтать об утерянном когда-то социалистическом достатке и мифическом потребительском рае коммунизма, который нашел свое воплощение в отдельно взятых семьях правящей украинской элиты.

<p>Топтание на месте в никуда</p>

Первым решительным шагом Украины на пути к европейской «халяве» стало подписание в июне 1994 года т.н. «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» (СПС). Однако данный дипломатический прорыв был несколько омрачен тем фактом, что ратифицировали его страны-члены ЕС лишь в марте 1998-го. Не сложно понять, что такая стремительность европейцев наглядно демонстрировала, насколько сильно им было необходимо «партнерство и сотрудничество» с Украиной.

В соответствии с СПС, Украина должна была на протяжении 10 лет «осуществить мероприятия по трансформации экономической системы, повышению уровня благосостояния населения и максимального правовых основ экономики к нормам и правилам ЕС». Однако почти десять лет существования этого стратегического соглашения никоим образом не повлияло на действительную реальность. Даже самый неистовый украинский евроинтегратор вряд ли сумеет показать принципиальные позитивные изменения как внутри страны, так и в отношениях между Украиной и ЕС которые должны были произойти после ратификации СПС. Их просто нет. «Соглашение» есть, а изменений нет. Семь приоритетов сотрудничества, которые фигурировали в нем (энергетика, торговля и инвестиции, юстиция и внутренние дела, приближение законодательства Украины к законодательству Европейского союза, охрана окружающей среды, транспортная сфера, трансграничное сотрудничество и сотрудничество в сфере науки, технологий и космоса) в целом остались на бумаге. Взаимоотношения между Украиной и Евросоюзом развивались независимо от «Соглашения» естественным путем через подписание разнообразных дополнительных договоров, решающих те или иные насущные проблемы.

После того как «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве», все-таки было ратифицировано европейской стороной, украинские чиновники решили замахнуться на большее, и в июне 1998 года указом Л. Кучмы была утверждена «Стратегия интеграции Украины в ЕС». Этот документ определял основные направления работы исполнительной власти до 2007 года, по созданию условий, необходимых для получения Украиной полноправного членства в ЕС, а так же вхождения в европейское политическое, экономическое и правовое пространство.

После этого украинскую государственную номенклатуру как прорвало. Поток евроинтеграционных указов, постановлений планов и т.п. хлынули из Администрации президента Украины как из рога изобилия. И каждый такой документ порождал новые. Битва за Европу в чиновничьих кабинетах на Банковой, Грушевского и Михайловской площади носила затяжной и крайне упорный характер. Несмотря на эти титанические усилия, евроинтеграционные указы каким-то таинственным образом проявляли удивительную сопротивляемость в плане своего исполнения. Однако украинская номенклатура не падала духом и с удвоенной энергией штамповала новые документы, мудро считая, что они обеспечат исполнение предыдущих.

Так в сентябре 2000 года, очередной указ президента утвердил на этот раз «Программу интеграции Украины в ЕС», которая должна была обеспечить выполнение вышеупомянутой «Стратегии интеграции Украины в ЕС». Данная «Программа» предусматривала последовательные шаги, направленные на приближение Украины к тем евроинтеграционным критериям, которые были определены Советом ЕС в июне 1993 г. в Копенгагене.

Украинские чиновники четырнадцать лет бодро шагали в этом направлении, но у осторожных европейцев существуют на данный момент серьезные сомнения в том, что Украина таки смогла существенно приблизиться к этим заветным критериям, без которых, по мнению ЕС, украинская евроинтеграция невозможна.

В июне 2002 года, выступая с посланием к Верховной Раде, Л. Кучма вновь мудро предначертал последовательность стратегических шагов Украины в направлении Евросоюза («Европейский выбор. Концептуальные основы стратегии экономического и социального развития Украины на 2002 - 2011 годы»). По замыслу украинской власти, страна должна была обрести членство в ВТО в 2002 – 2003 году, подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации в течение 2003 – 2004 гг., тогда же договориться с ЕС о создании зоны свободной торговли, а в 2005 – 2007 гг. заключить таможенный союз. В целом все это создало бы необходимые предпосылки для вступления Украины в Евросоюз к 2011.

Для реализации этого плана, в конце 2003 года Кучма подписал очередной указ «О государственных программах по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины на 2004 – 2007 годы». При этом он призвал к более активным усилиям при осуществлении курса Украины на европейскую интеграцию, подчеркнув, что «нам нужно усилия в этом направлении удвоить или утроить, а в диалоге с Европейским Союзом быть более настойчивыми, стойкими, прагматичными, не прибегать безосновательно к риторике и не останавливаться перед трудностями».

Трудности украинских чиновников не испугали. Вышеуказанный план евроинтеграции был успешно провален. Не смотря на это, Леонид Данилович не унывал и продолжал с завидным упорством убеждать европейцев в том, что «будущий европейский дом не будет удобным, если там не будет Украины». Все украинские чиновники и политики как китайские болванчики одобрительно кивали головами, создавая необходимый консенсус для коллективного рывка в сторону прекрасного и удивительного мира европейских супермаркетов. Однако в практическом плане, как всегда, ничего не происходило.

<p>Новый стиль евроинтеграции – убей себя об стену</p>

Во времена «антинародного режима» у многих прогрессивно мыслящих украинских патриотов, свято верящих в идеалы евроинтеграции, закралось сомнение в искренности Леонида Даниловича, самоотверженно возглавлявшего национальный поход в Европу. Они заподозрили его в саботаже и тайном стремлении отдать Родину на растерзание «русскому медведю». Самое забавное, что такие мысли господствовали и в европейских столицах. Так у отца украинской евроинтеграции было украдено его любимое детище.

Но потом, грянула зима 2004-2005-го и враждебные вихри «оранжевой» революции развеяли затхлый воздух «кучмизма». Новая украинская власть, с новыми силами вступила в битву за Евросоюз. Однако ее энергичные действия на разнообразных саммитах, конференциях и заседаниях, а так же громкая и навязчивая риторика традиционно не несли в себе практического содержания.

Не смотря на это, евроинтеграционный шум, непрерывно исходящий из Киева, все-таки привлек к себе внимание Брюсселя. Европейский парламент неожиданно вспомнил, что в 2008 году заканчивается действие вышеупомянутого «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве». Естественно, что правила приличия требуют чем-то заполнить намечающийся дипломатический вакуум в отношениях между Украиной и ЕС.

Наивные европейские парламентарии, зная, что Украина «евроинтегрируется» с 1998 года, решили, что этого срока вполне достаточно, чтобы подготовиться хотя бы к ассоциированному членству. В связи с этим, в апреле 2006 Европарламент призвал Еврокомиссию начать переговоры с Украиной об ассоциированном членстве. Самое забавное, что заявку на ассоциацию украинская сторона подала в Брюссель еще в мае 2002 года, а отреагировали на нее европейцы лишь спустя четыре года (!). И что характерно, ведь никого ж не беспокоила, никому не мешала жить на столько лет зависшая ситуация с данным вопросом.

Впрочем, все разговоры об ассоциированном членстве, длившиеся почти год, как и следовало ожидать, оказались абсолютно пустыми. В марте 2007 года комиссар Еврокомиссии по вопросам внешней политики и Европейской политике соседства Б. Ферреро-Вальднер сообщила, что будущее соглашение Евросоюза с Украиной не будет документом об ассоциации. «Это будет углубленное соглашение в рамках Европейской политики соседства. Эта политика не предусматривает вступление в Евросоюз». По ее словам, новое соглашение позволит ЕС и Украине больше сотрудничать по многим вопросам – энергетики, окружающей среды, прав человека, борьбы с коррупцией и т.д.

Иначе говоря, Киеву в очередной раз предложили «углублять» и «расширять» те отношения, которые уже существуют. Подобная позиция европейцев у знающих людей вызывает усмешку. Дело в том, что бóльшая часть инициатив в рамках ЕПС Евросоюзом уже давно предложена, и украинские чиновники не первый год «борются» в своих кабинетах за их реализацию. Евроинтеграторы из Кабмина и МИДа хотят новизны и даже мощного прорыва в отношениях с ЕС, а еврочиновники – реальных действий в плане уже достигнутых договоренностей. Понятно, что подобная разновекторность устремлений вряд ли приведет к позитивным результатам.

Еще 16 мая 2006 года тогадшний министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк на пресс-конференции заявил: «пока что существуют расхождения между позицией Украины и ЕС относительно подписания будущего договора». При этом он пояснил, «позиция Украины в том, что характер будущего договора должен быть таким: это должен быть договор про ассоциацию с перспективой членства Украины в ЕС. Но позиция ЕС такова, что этот договор должен носить только углубленный характер».

Не сложно понять, что прошлогодние «расхождения» никуда не делись. А мечты Бориса Ивановича о том, что новый базовый договор будет касаться ассоциированного членства, и что он сменит общий характер отношений между Украиной и ЕС с партнерских на интеграционные, так и остались мечтами. Правда, это не заставило экс-министра иностранных дел усомниться в своей адекватности. Наоборот, он решительно указал на очевидную тупость чиновников и политиков Европы, заявив 6 марта 2007 года, во время проведения круглого стола «Выполнение плана действий Украина-ЕС: общественный мониторинг», что «предложенная ЕС политика соседства по определению не является верной, поскольку Украина не сосед Европы, а находится в ее географическом центре». Действительно как уж тут европейцам разобраться без Бориса Ивановича в том, что для них Украина, и где она для них находится.

Впрочем, дипломатический стиль Б. Тарасюка всегда отличался крайней степенью абстрактности и отсутствием конкретного наполнения во всем том, что он делал в кресле главы внешнеполитического ведомства. Идеализм – прекрасное человеческое качество, но он крайне плохая основа для внешней политики. Именно поэтому весьма сомнительно, что вся евроинтеграторская деятельность Бориса Ивановича, даже в далекой перспективе, увенчалась бы успехом. Слишком много предвзятых установок, идеологических штампов, несбалансированных движений и слишком мало четкого, ясного мышления, продуманности действий, взвешенности позиций и самое главное – элементарного реализма.

Таким образом, можно с полной уверенностью говорить, что в процессе переговоров по поводу нового базового договора Киев будет стремиться сменить общий характер отношений с «партнерских» на «семейные», а Брюссель, соответственно, установить четкую линию политико-экономических «буйков», за которые Украине будет предложено не заплывать.

Иначе говоря, украинская сторона готовится с новыми силами биться о прочную европейскую стену восточной границы ЕС.

<p>Очередное «углубление» и «расширение»</p>

Что же будет собой представлять этот новое «Соглашение»?

«Соглашение» не будет касаться каких-либо сроков и гарантий полноценного членства в Евросоюзе. Об этом разговор вообще идти не будет, так как данный документ не выходит за рамки программы «Европейской политики соседства», предусматривающей лишь «углубление» и «расширение» разнопланового сотрудничества с соседними странами, которые никогда не станут членами Европейского союза.

«Соглашение» не будет предусматривать ни создания таможенного союза, ни общего рынка, ни, уж тем более, экономического союза (которые украинский МИД планировал предусмотреть в рамках соглашения об ассоциированном членстве). Этого переговоры, даже не затронут, так как путь к такому высокому уровню экономической интеграции, с учетом украинских и европейских реалий, может еще продлиться десятилетия, если он, конечно, вообще возможен.

Максимум, чего могут достичь Киев и Брюссель в процессе намеченного диалога, это подписания «Договора о свободной торговле» между Украиной и ЕС, да и то с существенными ограничениями. Только это может стать реальным наполнением нового базового договора.

Любые разговоры на иные темы будут всего лишь пустым и бессмысленным сотрясанием воздуха в гламурных и дорогих интерьерах европейских конференц-залов. По этому поводу, уже сейчас в украинском МИДе ни у кого из здравомыслящих чиновников нет ни малейшего сомнения. Другое дело, что эти простые истины старательно умалчиваются не только от общественности, но даже от первых лиц государства. Ведь если бы визит В. Януковича в Европу в конце февраля 2007 года был должным образом подготовлен, ему бы не пришлось совершенно неадекватно, вызывая усмешки у европейцев, в очередной раз проговаривать шпаргалки киевских евроинтеграторов про отсутствие «четкой позиции Евросоюза по поводу перспективы членства Украины в этом объединении». Позиция Евросоюза более чем четкая, хотя прямо на официальных встречах с украинскими делегациями она и не заявляется, – УКРАИНА НИКОГДА НЕ СТАНЕТ ПОЛНОЦЕННЫМ ЧЛЕНОМ ЕС, НО, ЕСЛИ ПОСТАРАЕТСЯ, В ПЕРСПЕКТИВЕ ОНА ИМЕЕТ РЕАЛЬНЫЙ ШАНС СОЗДАТЬ ЗОНУ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ С ЕВРОСОЮЗОМ.

Впрочем, относительно ЗСТ тоже не все так просто. Даже если раздел о создании зоны свободной торговли будет успешно интегрирован в текст нового базового договора, это еще не означает, что на следующий день будут отменены таможенные тарифы. Подобный шаг всегда обусловлен выполнением необходимого комплекса предварительных/подготовительных условий. А вот относительно способности украинской стороны эти условия выполнить существует большое сомнение. Очевидно, тут о себе дает знать импульсивно-хаотическая славянская душа украинцев «европейского происхождения». За долгие годы «евроинтеграции» они так и не научились подтверждать свои слова делами и «отвечать за базар». Дальше приятных, но пустых разговоров и подписания документов, которые на практике не выполнялись, процесс «украинской евроинтеграции» никогда не шел.

В связи с этим, возникает закономерный вопрос, а что, собственно говоря, реально изменится после того как будет подписан очередной базовый договор? Ответ напрашивается весьма короткий и предельно простой – ничего. Подобная категоричность легко объяснима.

Дело в том, что кроме вышеупомянутого «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве» между Украиной был подписан так называемый «План действий Украина – ЕС», успешная реализация которого уже сама по себе предусматривала создание необходимых предпосылок для свободной торговли. Являясь составной частью «Европейской политики соседства» (т.е. углубленного сотрудничества без всяких перспектив полноценного членства в ЕС), он одновременно рассматривался сторонами как комплексная, трехлетняя подготовка к подписанию в 2008 году нового базового договора. Т.е. по итогам реализации этого «Плана» должен быть выработан текст этого базового договора. Таким образом, его успешная реализация была крайне необходима Киеву для того, чтобы сделать, наконец, существенный шаг в направлении Евросоюза.

Безусловно, его исполнение было блестяще осуществлено, но… лишь в номенклатурной реальности отчетов о проделанной работе «за звітний період». Когда читаешь многостраничную «информацию» Кабмина о выполнении «Плана», в душе рождается благоговение перед масштабом проделанной титанической работы украинских чиновников. Но стоит только вернуться в действительную реальность, и становится крайне сложно удержатся от хохота. Уж слишком резкий контраст. Дело в том, что если бы «План» был успешно реализован, то Украина уже имела бы с ЕС «Соглашение о свободной торговле», ведь чтобы его подписать, новый базовый договор не нужен.

<p>Процесс – всё, результат – ничто!</p>

По поводу евроинтеграционных усилий Украины, еще 20 мая 2002 года известный польский политолог Здислав Найдер на страницах газеты «Речь Посполита» («Rzeczpospolita») язвительно заметил: «Так называемый европейский выбор Украины это не что иное, как декларация, за которой никогда не шли ни изменения в строе, ни результаты в экономических реформах. Из Брюсселя Украина выглядит как невыразительный придаток России».

С поляком сложно не согласиться. Действительно, все усилия украинских евроинтеграторов традиционно сводятся лишь к написанию всевозможных соглашений, договоров, деклараций и планов которые в реальности никогда не выполнялись. Подобные документы для украинских чиновников не несут практического, прикладного характера, являясь своеобразным номенклатурным украшением их деятельности (точнее – ее имитации). Если взять текст вышеупомянутого «Плана» и сравнить его с текстом позиционного документа, подготовленного МИД Украины, относительно «Европейского соглашения об ассоциации между Украиною и Европейским Союзом», [97] то можно обнаружить целые абзацы, перекочевавшие из «Плана» в позиционный документ. Это ярко свидетельствует о том, суть «интеграционных» бумаг не меняется, так же как не меняется реальность, на которую якобы эти бумаги влияют.

Те евроинтеграторы которые по сообразительней, уже поняли, что все их усилия абсолютно бесперспективны, что евроинтеграция зависит не от работы МИДа, а от тех объективных процессов в экономической и политической сфере, на которые периодически подписываемые украинско-еэсовские «планы», «договоры», «соглашения» и т.п. никоем образом не воздействуют. Понятно, что из нового базового договора украинская евроинтеграция в реальность не вывалится, зато можно будет написать хорошие отчеты в конце года и пропиарить в СМИ «великие достижения» внешней политики Украины.

Кроме того для украинских чиновников и политиков крайне привлекателен сам процесс «евроинтеграции». Ну нравится им ездить за казенный счет в Европу на всевозможные конференции, брифинги и семинары и приятно проводить там время. Красиво жить не запретишь. Это их стиль жизни. Так они острее ощущают свою избранность и значимость. Вопрос о практических результатах таких мероприятий никогда не ставился. И это понятно, ведь все эти «заседания», «конгрессы», «круглые столы», «симпозиумы», «семинары» и т.п. не предназначены для решения конкретных проблем, а являются лишь фактором статуса для наших чиновников и политиков.

Таким образом, подписание между Киевом и Брюсселем нового базового договора это всего лишь очередная формальность дипломатического этикета. Раз есть международные субъекты, то должен быть и договор, регулирующий и направляющий их отношения. Но это только по форме. А, по сути, наличие или отсутствие такого договора ни на что не влияет. Каждый будет жить так, как жил до этого.

Подводя итог, можно констатировать, что все усилия украинских евроинтеграторов на тернистом пути «евроинтеграции», представляют собой всего лишь пустопорожние разговоры «уважаемых персон» на абстрактные темы в перерывах между шикарными фуршетами и увеселительными экскурсиями. За почти десять лет «интеграции» они не дали никаких реальных результатов, ярко продемонстрировав Украине и Европе бесперспективность ее «европейского выбора».

Киев, Март 2007

* * *

<p>РАСПАД: Смысл «Майдана»</p>

Статья восьмая. Киев, май 2009

Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ весь вместе громким и сильным голосом, и обрушилась вся стена города до своего основания…

Книга Иисуса Навина 6, 19.

Когда алчность встречается с подлостью, и к ним присоединяется глупость, где-то совсем рядом начинают тихо звучать иерихонские трубы. Если вы внимательно вслушаетесь в тот какофонический шум, который вас непрерывно обволакивает круглые сутки на Украине, то обязательно различите в нём пока еще слабый звук тревожной мелодии, когда-то сокрушившей неприступные стены Иерихона.

Рано или поздно наступают времена, когда все дороги ведут к одним воротам, все песни заканчиваются одним словом, все помыслы устремляются к одной мысли, все нужды проявляются в одном желании. Сейчас Украина сжимается, и всё в ней ускоряясь, устремляется в одну точку. А когда плотность концентрации достигнет своего критического предела, взрыв станет неизбежным. Всё имеет своё начало и свой конец.

Делать серьёзные прогнозы с указанием точных дат сложно. Для этого нужно обладать достаточным объёмом необходимой информации. Поэтому назвать точную дату, когда процесс распада живых тканей Украины завершиться её фактическим разрушением, сейчас практически невозможно. Но… на данный момент можно сказать, что, скорее всего, 2009 год - последний год существования Украины в том социально-политическом и территориальном формате, в котором она существует с момента крушения СССР.

Мы приближаемся к финалу. Причём стремительно. Все процессы ускоряются, внутренние деструктивные факторы постепенно входят в резонанс с внешними.

Но тот, кто подумал, что спусковым механизмом разрушения страны стал мировой финансовый кризис, очередная «газовая война» с Россией или внутриполитическое противостояние, тот глубоко ошибается. Дело в том, что в саму конструкцию «Украины» был изначально вмонтирован механизм саморазрушения. И запущен он был не в январе этого года. И не осенью прошлого. Механизм саморазрушения Украины включили 31 октября 2004 года.

<p> «Майдан»</p>

К сожалению, мы не всегда понимаем глубинный смысл происходящих событий. Как правило, видим лишь их внешнюю оболочку. Именно поэтому 31 октября 2004 года войдёт в историю лишь как день выборов президента Украины, а не как начало её конца.

Странное тогда было время. Массами владела эйфория на грани паранойи. Все были предельно перевозбуждены, с энтузиазмом обсуждая детали политического противостояния. «Оранжевые» и «сине-белые» до хрипоты спорили о том, кто из них прав, чуть ли не с кулаками кидаясь друг на друга. Все уповали на выборы, как на решение всех накопившихся проблем. А тех, кто не был ни на чьей стороне и говорил о бессмысленности предстоящих выборов, оба противоборствующих лагеря энергично клеймили позором.

С тех времён в память глубоко врезалось смутное ощущение надвигающейся беды. Доводы разума усиливались однозначными знаками «метафизического» характера.

В СМИ тогда мелькнуло короткое сообщение о том, что над территорией Украины за три дня до президентских выборов произошло полное затмение луны (а перед ним, что интересно, Киев сотрясали подземные толчки). Затмение – весьма специфическое событие. Над страной взошла так называемая «Чёрная луна» – знак мёртвых богов, о которых теперь помнят немногие знатоки. У тех, кто знал значение этого природного явления и наблюдал в те дни за происходящим на Украине, возникло сильное чувство тревоги. «Чёрная луна» – предвестник очень большой беды. Как правило, после неё происходили разнообразные катаклизмы, войны, бедствия и гибель государств.

Кто-то посчитает затмение «Чёрной луны» совпадением, кто-то скажет, что это предрассудок, кто-то назовёт полным бредом... Возможно, они будут правы. Но… Это не первый визит «Чёрной луны» на Украину. Предыдущий раз подобное затмение произошло 24 апреля 1986 года, за два дня до Чернобыльской катастрофы…

Ну да Бог с ней, с «метафизикой». Для всех нас гораздо большее значение имеет «физика» «оранжевой революции», и всего того, что за ней последовало.

С одной, распространенной, точки зрения, «Майдан» стал местом, где украинский народ защитил своё право на выбор, демократические ценности, европейский путь развития и не позволил российской марионетке занять президентское кресло. С другой точки зрения, «Майдан» стал механизмом, при помощи которого спецслужбы США осуществили ненасильственный государственный переворот. В результате этого к власти был приведен человек, полностью контролируемый Вашингтоном для того, чтобы Украина стала американским протекторатом.

Третьей точки зрения для массового сознания не существует.

Но парадокс в том, что действительный, глубинный смысл-предназначение «оранжевой революции» заключён не в точке зрения её сторонников и не в точке зрения её противников. Сама реальность опровергла оба мнения. Сейчас только совершенно невменяемый человек может сказать, что «Майдан» дал народу право на выбор, демократические ценности и европейский путь развития. Точно так же неадекватно сейчас выглядит и мнение, что на данный момент Украина – американский протекторат. Несмотря на то, что украинский президент полностью зависим от США, Украину американцы контролировать не могут. Да, и Ющенко и Янукович опираются на определённые внешние силы, но, тем не менее, они всё-таки представляют собой самостоятельных игроков. Зависимых, но самостоятельных. К тому же они не способны (в силу объективных и субъективных причин) успешно играть роль проводников иностранного влияния на Украине. Украинские политики – пешки, которые никогда не смогут дойти до противоположного края шахматной доски. Они просто разнокалиберные игровые фигуры, не всегда правильно передвигаемые игроками в рамках большой геополитической игры.

Таким образом, можно сказать, что действительный смысл-предназначение «оранжевой революции» отражается ни в мотивах сторонников «Майдана», ни в мотивах его противников. Он заключается совершенно в ином.

Похоже, что пришло время о нём рассказать.

Вся эта история с «Майданом» началась на самом деле не в Киеве. Здесь она закончится. Она началась в Вашингтоне, а продолжилась в Москве. Начали её американцы, а закончат россияне.

Противники «оранжевой революции» правы в одном, «Майдан» это – продукт т.н. социального инжиниринга, американская технологическая разработка, хорошо себя зарекомендовавшая в странах Восточной Европы и СНГ. В течение нескольких лет Вашингтон, руками своих восточноевропейских наёмников, тщательно подготовил всё необходимое для этой «революции». И когда мощная ненависть народа к Кучме и его режиму была усилена и направлена в определённое русло американским специалистами, возник «Майдан». С одной стороны, как абсолютно народное явление, а с другой стороны, как продукт исключительно технологической разработки. Народной в феномене «Майдана» была ненависть, человеческая энергия, а иностранной – его организация, методы, направленность, цель.

Цель и смысл «Майдана» для народа заключался в его лозунгах. Но эти лозунги не имели никакого отношения к его действительному смыслу и цели. Все разговоры о «праве народа на выбор», «демократических ценностях», «европейском выборе» и прочем, представляли собой чистейшей воды пропаганду, которая стимулировала выброс энергии масс. Люди, участвовавшие в «оранжевой революции» были лишь средством для её организаторов. Действительно, большая часть людей (не считая организационного ядра – «наёмников», зарабатывавших деньги) шла на «Майдан» лишь по велению сердца, искренне веря в провозглашаемые с подиума лозунги. Однако цель и смысл организаторов «Майдана» заключались не в его лозунгах, не в народном протесте, а, прежде всего, в национальных интересах Соединённых Штатов Америки на постсоветском пространстве, и, конечно же, личной выгоде «оранжевых» вождей. Сейчас данные истины понимает подавляющее большинство украинских граждан. Но, даже это – не вся правда «Майдана».

Действительный смысл-предназначение «Майдана» был гораздо шире того, что в него закладывали не только простые граждане, но и организаторы с исполнителями. Смыслы американцев и «оранжевых» вождей были лишь его функциональными элементами, точно так же, как и пустые лозунги для народа. Ирония судьбы заключается в том, что «оранжевая революция» была ложью не только для простых граждан Украины, но и самообманом для американцев и их украинских марионеток из демократической оппозиции. Иначе говоря, действительный смысл «Майдана» изначально не совпадал со стратегическими задачами Соединённых Штатов, его задумавшими, и уж тем более с личными интересами «оранжевых» вождей, его осуществившими.

Искать изначальный, действительный смысл-предназначение «Майдана» необходимо в том, к чему он привёл Украину и каким образом изменил диспозиции главных геополитических игроков на постсоветском пространстве.

<p>Обратная сторона «Майдана»</p>

Когда произошло разрушение Союза, для трансформации УССР в полноценное государственное образование был необходим моральный, духовный, культурный, интеллектуальный и материальный потенциал. Если на момент 1991 года, бывшая УССР располагала достаточным материальными ресурсами, оставшимися ей в наследство от СССР, для того, чтобы стать самостоятельным государством, то морального, духовного, культурного и интеллектуального потенциала ей катастрофически не хватало. Иначе говоря, на территории бывшей УССР не было достаточного количества людей, чей личный масштаб был соизмерим с масштабом пятидесятимиллионной страны. Новое государство просто некому было создавать.

Фактически, в первые же годы своего «независимого» существования перед Украиной возникла проблема отсутствия настоящей культурообразующей и государствообразующей элиты. А без неё, создание новой страны на месте осколка советской империи было совершенно невозможно.

В этих условиях, Кучма просто произвёл консервацию доставшегося ему советского наследства. За время его правления УССР была трансформирована в гигантскую частную корпорацию «Украина» по эксплуатации местного населения и экспроприации материальных ценностей и ресурсов, оказавшихся на территории этой бывшей советской республики. Собственником этой корпорации стала украинская олигархия.

Данный бизнес-проект уникален. Он приносит своим владельцам колоссальную прибыль, не требуя при этом ни интеллектуальных, ни материальных инвестиций. По сути, вся история с независимостью так называемой «Украины», была нужна так называемой украинской «элите» для того, чтобы беспрепятственно, на законных, так сказать, основаниях грабить подконтрольную им территорию и эксплуатировать население. Иной причины возникновения «Украины» в 1991 году не было. Вся словоблудная риторика про «украйинськэ национальнэ видродження», являлась и является всего лишь идеологической ширмой частного бизнес-проекта под названием «нэзалэжна Украйина». Полный провал т.н. «национального видроджэння» это чётко доказывает.

Синтез олигархической и авторитарной систем позволили данному квазигосударственному образованию обрести высокую степень внутренней политической и экономической устойчивости. Как авторитарный правитель, Кучма имел возможность гасить периодически вспыхивающие конфликты между олигархическими группировками, а активным внешнеполитическим маневрированием выводить существующий режим из-под внешних ударов. При этом, та властная модель, которую он смог построить, стал прочной оболочкой, защищающей экономическую и политическую системы от внешнего проникновения. Вследствие этого, материальные богатства Украины и прикреплённое к её территории население оказались под полным, ничем неограниченным контролем местной олигархии.

Преодолеть эту защитную оболочку не могли даже США. На официальных встречах с западными друзьями представители украинской власти всегда подобострастно улыбались. В целом, они имитировали бурную деятельность в плане разнообразных демократических и экономических реформ, евроинтеграции и даже вступления в НАТО, но когда дело доходило до реальных действий, все усилия американцев вязли в болоте украинского равнодушия, инертности и недееспособности. Официальный Киев всегда и во всём на словах поддерживал Запад, кивал головой и соглашался, никогда не перечил, не заявлял особого мнения, но при этом игнорировал и саботировал любые начинания США и Европы. Для правящей украинской элиты внешняя политика всегда была лишь некой игрой в слова. Причём, ничего не стоящие слова, слова за которые не надо отвечать. С одной стороны, вассальная зависимость Украины от Соединённых Штатов была очевидна, а с другой, эта явная зависимость не давала американцам никаких геополитических дивидендов. Украинское «болото» гасило любые управленческие сигналы извне, страна оставалась сугубо «многовекторной» (т.е. фактически – безвекторной), режим Кучмы смотрел на Запад «широко закрытыми глазами», иногда вообще превращаясь в таящую в воздухе улыбку «чеширского кота».

В сложной внешнеполитической игре с постепенно крепнущей Россией, данная ситуация стала для Вашингтона абсолютно неприемлемой. На постсоветском пространстве ему была необходима страна, потенциально способная стать альтернативным России центром силы и объединить вокруг себя часть стран СНГ для противостояния РФ. С точки зрения американских стратегов, эту роль могла сыграть лишь Украина. Поэтому задача взламывания её политического режима вошла в перечень приоритетов Белого дома. «Украина» должна была стать «открытым акционерным обществом», с большой долей американского «капитала».

«Майдан» самым блестящим образом взломал украинский политический режим. Передача государственной власти от Кучмы к Януковичу не состоялась. Создание механизма политической приемственности было предотвращено. На волне массовых протестов, к власти пришли «оранжевые» вожди. Со стороны казалось, что произошла перезагрузка всей системы государственной власти. Однако, на самом деле, попытка перезагрузки системы запустила механизм её разрушения. Тогда это не понимали ни те, кто организовывал «оранжевую революцию», ни те, кто её осуществлял, ни те, против кого она была направлена. Но в этом как раз и заключается главный смысл и предназначение «Майдана». Он стал спусковым механизмом интенсивного разрушения Украины.

Дело в том, что Украина, которую мы знаем, была и остается детищем Советского Союза. Если основа её «надстройки» – идеология украинства, представляет собой старое польско-австрийское идейное наследство, приспособленное под советскую доктрину и сбережённое галицийцами, то её «базис» – социально-политическая и экономическая системы, являются сугубо советскими, и гарантировать их сохранность на какой-то срок могла лишь бывшая малороссийская партийно-хозяйственная номенклатура УССР.

В глазах носителей идеологии украинства (как правило, галичан), бывшие советские чиновники-малороссы, окопавшиеся в местных и центральных органах власти, представляли собой серьезное препятствие на пути окончательного торжества идеологии украинского национализма. На словах они поддерживали украинство, а на деле относились к нему равнодушно и даже с определённой опаской. Их традиционный консерватизм не позволял завершить строительство государства под лозунгом «Украина для украинцев» и поднять русофобию на уровень государственной политики. Кучма и его ближайшее окружение старательно балансировали между крайностями, стараясь сохранить «золотую середину» и равновесие сил. Это была вынужденная политика, так как любой перекос в ту или иную сторону не только лишил бы их власти, но и разрушил оберегаемую ими систему. Не зная как поступать, не понимая, каким образом можно реконструировать доставшуюся им имперскую провинцию, они предпочитали вообще ничего не делать, дабы своими действиями не ухудшить ситуацию, направляя все свои усилия на консервацию существующего положения вещей.

Однако подобная стратегия вела в глухой тупик. Она лишь замедляла деструктивные процессы распада страны и общества, растягивая агонию и оттягивая катастрофу. Остановить и уж тем более устранить же эти процессы бывшая советская партийно-хозяйственная номенклатура была не в состоянии.

Радикально настроенные вожди украинства и идущие за ними народные массы совершенно не понимали смысл действий власти, воспринимая её как «антинародный» режим и воплощение зла. По их мнению, именно бывшая советская номенклатура не позволяла украинству окончательно победить, а Украине войти в лоно Западной цивилизации. Гипотеза о том, что эти две стратегические цели по своей сути неосуществимы, даже не рассматривалась. Такое предположение вызывало лишь аффективную реакцию и воспринималось как украинофобия.

В конце 2004 года режим бывшей советской партийно-хозяйственной номенклатуры смела «оранжевая революция». К власти пришёл авангард украинства, сформировавшийся в эпоху позднего застоя и годы горбачёвской «перестройки». Фактически он представлял собой мальчиков на побегушках, персонажей, чьи личные качества никогда бы не позволили им подняться выше ролей третьего плана. В моральном, интеллектуальном и организационном плане эти люди представляли собой абсолютный ноль. Именно поэтому «оранжевая» власть – это власть бывших «шестёрок». Они никогда бы не смогли сесть в те руководящие кресла, в которые их занесла «революция», путём карьерного роста.

Сами того не понимая, эти революционные энтузиасты начали тотальный разгром государственных структур, доставшихся Украине в наследство от советской власти. Во власть мутным потоком хлынули ярко выраженные олигофрены с непомерными амбициями и жаждой обогащения. Уже через год после «Майдана» в органах государственного управления проявилась резкая нехватка не только профессионалов, но и просто здравомыслящих людей. «Оранжевый» режим не смог создать из Украины геополитический противовес России на постсоветском пространстве. Более того, внешнеполитический перекос привёл к дискредитации Украины на международной арене. В течение нескольких лет разложилась и погибла судебная система. Страна погрузилась в правовой «беспредел», граничащий с анархией. Две трети бизнеса ушло в «тень». На фоне сворачивания торгового и экономического сотрудничества с Россией был запущен процесс разрушения экономической и финансовой системы. Внутриполитическое противостояние стало не только перманентным, но и вошло в антагонистическую фазу. Оказался парализован парламент. Общество до крайнего предела радикализировалось и раскололось в гражданском противостоянии. На фоне бед и под прикрытием президента, всё энергичнее стал поднимать голову украинский нацизм.

До конца 2008 года вышеуказанные деструктивные процессы, запущенные «Майданом», компенсировались интенсивным и масштабным вкачиванием в Украину западных кредитов. Полностью лишившись возможности самостоятельно себя содержать, страна начала жить на заёмные средства. Кредитное «процветание» затмило разум не только политическому руководству, но и простым гражданам.

Когда же грянул мировой финансовый кризис и начался отток с Украины иностранных денег, которые для неё играли роль аппарата искусственного дыхания, вся финансово-экономическая и социальная система начала задыхаться. Большая часть населения погрузилась в нищету. Даже успешный офисный планктон, жиревший на западных кредитах, оказался в ступоре. Если раньше проблемы были только у бюджетников, то сейчас это коснулось всех, в том числе и частного бизнеса. Остановилось строительство, замерла торговля, поднялась волна массовых сокращений, увольнений и вынужденных, неоплачиваемых отпусков. Образовалась колоссальная задолженность по зарплатам.

Уже который месяц страна хрипит в асфиксическом приступе и дёргаться в предсмертных конвульсиях. При этом украинское правительство в принципе не способно заставить работать остатки экономической системы Украины и остановить агонию. Теперь его главная цель – получение любым способом очередного западного кредита и его проедание. Но в бюджете уже не отдельные дыры, как это было раньше, сейчас бюджет Украины в целом превратился в одну гигантскую чёрную дыру, которая бесследно поглощает вбрасываемые в неё финансовые средства.

В этих условиях, как власть, так и правящая украинская элита в целом, показали свою полную ущербность, ограниченность и недееспособность. Тот откровенный бред, который несут её представители с телевизионных каналов, заставляет волосы шевелиться на голове от ужаса. Для любого здравомыслящего человека совершенно понятно, что они не знают, что делать. Гигантская машина под названием «Украина» несётся на полной скорости к пропасти без тормозов и управления.

Но самое печальное во всём этом то, что если бы даже элита и власть были способны адекватно реагировать на деструктивные процессы, они бы всё равно не смогли их остановить. Дело в том, что в рамках существующей социально-политической и финансово-экономической системы, решить непрерывно нарастающий вал финансовых, экономических, социальных, политических проблем НЕВОЗМОЖНО. Украина прошла точку возврата. Её гибель – это вопрос времени.

Самое забавное, что на её смерть граждане Украины будут смотреть с полным равнодушием и даже отстранённостью. Украина им ничего не дала. Ни духовно, ни физически. Когда она исчезнет, они ничего не потеряют. Поэтому приближающийся крах Украины простых граждан мало волнует. Более того, многие уже этого ждут, дабы воочию, со злорадством лицезреть крушение нынешних ненавистных им вождей украинства и всей правящей элиты в целом.

Еще в 2005 году, когда большая часть населения Украины пребывала в эйфорическом ожидании «оранжевого» чуда, в статье «Распад: Карлик на глиняных ногах» я был вынужден констатировать:

«Пустая, популистская болтовня державных мужей (т.н. «Десять шагов на встречу людям» Ющенко), достигшая своего пика после т.н. «помаранчевої революції», непрерывно подогревает потребительские амбиции населения, которое в основной своей массе оказалось в нищенских условиях существования. Но вместе с тем, этот словесный «порожняк» не находит своей реализации, которую, как заявлялось ранее, обеспечит «национальное государство». Это же, в свою очередь, не только дискредитирует в глазах населения само это «национальное государство», но и непрерывно усиливает социальное напряжение в обществе.

Так называемая «оранжевая революция» стала первым серьезным сигналом об интенсивном усилении негативного, часто крайне враждебного отношения населения к украинской власти, граничащего с полным ее непринятием. Поэтому можно констатировать, что сочетание «национального государства» с «либеральной демократией» ведет лишь к государственной дезорганизации, социально-политической нестабильности, экономическому развалу и усилению сепаратистских настроений. Украина стремительно погружается в хаос, а в народе крепнут анархические настроения.

Оранжоиды как попки твердят о том, что во всем виноват Кучма, не понимая, что дело не в отдельных персонажах (пусть даже и очень влиятельных), а в той государственно-политической системе, которая сформировались на Украине после развала Союза. Кучма был не всемогущим богом, а всего лишь важным винтиком этой системы, и не более того. Проклиная своих предшественников, оранжоиды остаются в той матрице целей и методов государственного управления, которая существует вот уже почти пятнадцать лет. Это изначально обрекает на фиаско все, что они делают.

Неспособность номенклатурных «революционеров» изменить ситуацию к лучшему, стремительно усиливает недоверие населения к украинской власти как таковой, независимо от её цветового формата, тем самым полностью лишая ее легитимности. Оранжоидам необходимо четко понимать, что серого, невыразительного Кучму, с его неспособностью связать три слова вместе, с его откровенной вороватостью и лживостью украинский народ никогда не любил. А главное, второй президент не пытался вызвать у народа надежду и тем самым получить поддержку и доверие, а поэтому народная ненависть к нему была глухой, хронической, не требующей аффектов. «Помаранчэви» вожди, сознательной, а иногда и несознательной ложью дали значительной части населения надежду, заставив многотысячную толпу поддержать себя на выборах. Когда эти обманутые поймут, что их обманули, они неизбежно воспримут своих вождей как предателей, и их безграничная любовь к ним, через разочарование, трансформируется в свою противоположность – лютую НЕНАВИСТЬ, требующую аффективной разрядки.

Эта массовая ненависть к власти, резонируя с усилением политического противостояния внутри страны, ослаблением государства, экономической стагнацией и нарастанием влияния на внутренние социально-политические и экономические процессы «внешних факторов», ведет только к одному – территориальному распаду Украины».

Киев, май 2009.

* * *

<p>РАСПАД: Праздник общей беды</p>

(17 годовщине проекта «Ukraina» посвящается)

Очередное смешное мероприятие. Армии нет, от нее остался лишь обоз, а военные парады проводятся. Умора. Когда Кучма решил послать украинский батальон в Ирак, вдруг выяснилось, что во всей стране нет ни одного боеспособного подразделения! Контингент пришлось формировать на ходу, собирая военных специалистов по всей Украине как крошки на столе после разгульной пьянки. Что-то наскребли. Американцы это увидели и потом долго удивлялись, как с таким оружием и обмундированием можно воевать.

Помпезное празднование семнадцати лет существования проекта «Ukraina» действительно очень странное мероприятие. Для кого этот праздник? Для тех, кто все эти годы безнаказанно грабил и разрушал страну? Ну, так тогда, этот парад можно провести, у кого ни будь из них на даче. Потешные полки спокойно уместились бы, на одной из элитных приусадебных лужаек под Киевом. Все бы прошло, так сказать, в семейной обстановке. В узком кругу. Для своих. Для тех, у кого жизнь удалась.

Но причем здесь народ Украины?

Если же этот праздник все-таки для всего народа, то возникает вопрос, а что, собственно говоря, мы празднуем, так помпезно и пафосно? Чего страна добилась за 17 лет своего существования под мудрым руководством «национальносвидомых» вождей? Какие общенациональные достижения мы отмечаем? Покажите мне то, чему я, простой гражданин, «малэнький украйинэць» (по определению нашего господина президента), должен радоваться и чем должен гордиться. Где ЭТО?

Спросите у любого из украинской правящей верхушки, какие именно достижения, она, эта правящая верхушка, собралась отмечать. И ничего конкретного вы не услышите. В ответ, ее представители начнут нести привычную «пургу» про якобы обретенную нами свободу; про так называемую украинскую демократию; про, какую-то, «нэзалэжну дэржаву»; про вступление в ВТО и неотвратимое вступление в ЕС и НАТО; про некий «Вэлыкый Голодомор» и всякую иную абстрактно-риторическую «хрень». А вот о предметно-практических достижениях Украины у вас с ними разговора не получится. Они не расскажут вам, сколько за последние семнадцать лет построено заводов, фабрик, мостов, скоростных автострад; сколько открыто новых больниц, школ, детских садов, санаториев, стадионов, ледовых катков; каковы последние достижения отечественной науки, техники и культуры; на каких фантастических высотах оказалось украинское здравоохранение; насколько продвинулся в своих успехах наш агропромышленный комплекс, и как хорошо стало жить на селе; на какие иностранные рынки и с каким отечественным товаром вышла Украина; в каких странах и регионах усилилось ее политическое влияние; насколько мощной стала украинская армия и каким современным оружием она располагает; во сколько раз улучшилось здоровье и благосостояние простых граждан… и тому подобное.

Ничего на этот счет он вам не скажет. И не из-за своей скромности, а из-за того, что говорить не о чем. Достижений-то нет. Праздник есть, а достижений нет. Единственные «наши» достижения, это миллиардные капиталы нескольких десятков украинских семей, «заработанные» ими на разграблении того, что создавал весь народ в течение десятилетий. Здесь меня, конечно же, обвинят в том, что я не люблю богатых людей. Это не правда. Мне нравятся богатые и успешные люди, но только если они свои богатства создали благодаря своему уму, таланту, интенсивной работе, а не банальной краже. Боюсь показаться категоричным, но у нас, среди украинских миллиардеров таких людей нет! Они не способны созидать, они могут только тихо взять или грубо отнять то, что плохо лежит! Есть неординарные люди в среднем и малом бизнесе, но пробиться на высоты большого бизнеса у них нет никаких шансов. Государство их давит с удивительным упорством и остервенением.

Страна в руинах. А мы помпезно и с пафосом празднуем. Забавно. Что именно мы празднуем «шановнэ панство»? Не кажется ли вам, что - это ПРАЗДНИК ОБЩЕЙ БЕДЫ?

В прошлом году, как-то в одном своем небольшом эссе я написал:

Не всякий может долго выдержать изнуряющую борьбу за выживание без всякой надежды на победу. Люди стремительно устают от жизни в этом странном государстве, чье существование обусловлено лишь экзотическими фантазиями галицийской интеллигенции позапрошлого столетия. Все идет к тому, что скоро не кладбища будут при городах и селах Украины, а города и села при кладбищах. И даже хваленые казенные тыщи за один половой акт с оплодотворением не помогут. Ведь детей рожают от избытка радости и для счастья, а не ради восьми или пятнадцати тысяч гривен. Сейчас для многих легче не быть, чем быть. Помните как в известном анекдоте? «Доктор, я буду жить? Хм… А смысл?»

После этого мне приходили гневные письма возмущенных читателей, обвинявших меня в том, что я искажаю действительность, что очень мрачно смотрю на жизнь, что на самом деле на Украине все хорошо, а будет еще лучше. Наиболее яростные украинские патриоты меня в очередной раз занесли в списки врагов украинского государства, подрывающих его устои. Я, видите ли, клевещу, когда сравниваю Украину с гигантским кладбищем. Забавно… Забавно слышать людей, не имеющих совершенно никакого адекватного представления о стране, в которой они живут. Или вы просто не хотите ничего знать «шановни»? Закрываем глазки, затыкаем ушки и начинаем громко и неустанно повторять: у нас все хорошо, у нас все хорошо, у нас все хорошо, у нас все хорошо… А тот, кто с этим не согласен, конечно же агент ФСБ и русский фашист-империалист, мешающий нам хорошо жить! Видите как все просто. Действительно, зачем же перетруждать свой мозг сложными представлениями о мире, в котором живешь? Своди все к простым, незатейливым формулам и будешь чувствовать себя отлично!

У НАС ВСЕ ХОРОШО! А ВО ВСЕХ НАШИХ БЕДАХ ВИНОВАТЫ АГЕНТЫ ФСБ! И ТОЧКА!

Только плотнее закройте глаза и уши «шановни», потому что я сегодня поведу свой скорбный рассказ о том, как хорошо живет простой народ, в рамках модернизированного проекта «Ukraina», реализация которого тянется уже 17 долгих лет.

Знаете, когда впервые у меня закралось сомнение в том, что у нас все хорошо? В один из дней независимости. Я сидел с друзьями за столиком в летнем кафе на Крещатике, и, попивая пиво, с удовольствием разглядывал нарядную, красивую публику, проходящую мимо меня в сторону майдана, откуда доносились веселые и задорные звуки какого-то украинского «гурта». Выходной день, светит солнышко, играет музыка, люди улыбаются, все прекрасно. Но… Тогда меня смутила одна деталь. Смутила и заставила задуматься. Между этой радостной, удовлетворенной публикой сновали грязные, беспризорные пацанята, в грязной, ободранной одежде, подбирающие объедки со столов, и с трудом «совались» дряхлые, унылые старики, собирающие пустые бутылки. Они явно находились в иной реальности.

Резкий контраст. Как будто яркое, красочное полотно, на котором изображен карнавал, проели черви. Праздник на картине продолжается, он самодостаточен, у него нет ничего общего с червями, тихо копошащимися на его масляной поверхности и методично поедающими холст. Это две, никак не связанные между собой реальности. Мерзкую и неприглядную, можно игнорировать, дабы не травмировать свое чувство прекрасного. Так делают многие. Но это до поры до времени. Пока холст не лопнет как гнойная рана и эта отвратительная, копошащаяся масса не ввалится в вашу жизнь.

Я не стал ждать, когда это произойдет. И то, что мне открылось за ярким и красочным полотном нашего карнавала, заставило меня содрогнуться! Даже скупые цифры статистики позволяют в целом увидеть масштабную картину социальной катастрофы, разразившейся в нашей стране! Мы перешли ту черту, после которой начинается физическое вымирание народа, а деградация его психофизических, духовно-интеллектуальных качеств и работоспособности необратима. Нарядная, сытая, довольная публика ходит по Крещатику, с его шикарными ресторанами и бутиками, ездит на дорогих автомобилях, а большая часть народа уже падает в социальную и гуманитарную пропасть, из которой ей не выбраться. Одно другому не мешает. Сытая, богатая, утонченная и блестящая столица совершенно спокойно может сосуществовать с нищей, голодной, разрушенной и вымирающей страной. Об этом свидетельствует факты, которые каждый желающий сам может найти без особого труда.

Вымирание населения

На данный момент, смертность на Украине в среднем по стране превышает рождаемость в 2 раза, а в некоторых регионах даже в 3 раза (!). По данным Фонда народонаселения ООН, в нашей стране рождаемость в два раза ниже уровня естественного сохранения населения (2,2 ребенка на одну женщину), и по этому показателю она занимает одно из последних мест в Европе! Вместе с тенденцией снижения продолжительности жизни это, не позволит сохранить даже нынешнее количество жителей Украины.

МЫ НЕУКЛОННО ВЫМИРАЕМ!

Официально нас 46 миллионов, но, по мнению многих экспертов, на данный момент численность населения Украины составляет около 42 миллионов человек. И это притом, что в 1991 году на Украине проживало 52 миллиона. Страна потеряла за 17 лет реализации проекта «Ukraina» 10 миллионов граждан! Страшная цена за так и не реализованные фантазии «свидомойи» интеллигенции. Непонятно только, во имя чего делаются эти обильные жертвоприношения? Какому кровожадному украинскому божку их приносят «свидоми» адепты украинства, уверенно и неуклонно ведущие вот уже семнадцать лет огромную, когда-то богатую и процветающую страну по пути разрушения и вымирания?

К 2050 году, по последнему прогнозу ООН, на Украине будет проживать уже 32,5 млн. Очень оптимистично. Однако такой прогноз можно принять лишь при условии торможения динамики вымирания основной части населения. Но предпосылок к такому торможению нет, и не будет (если учитывать тенденции в экономической и социальной сферах). С каждым новым годом Украина становится беднее, а ее народ стремительно погружается в нищету. Если мы за шестнадцать лет потеряли десять миллионов… Ну пускай не десять, а шесть, как это утверждает Госкомстат, то, с учетом непрерывно ухудшающегося экономического и социального положения подавляющей части населения, в 2050 году нас будет где-то около 26 миллионов, большая часть из которых окажется в доиндустриальной эпохе, без элементарных благ цивилизации и в условиях натурального хозяйства.

Я не преувеличиваю. Такого беспрецедентного снижения рождаемости Украина не знала даже в страшные годы Великой Отечественной войны. Как утверждают эксперты, если тогда ее основными причинами было участие мужчин в боевых действиях, то в период реализации проекта «Ukraina», падении рождаемости произошло главным образом из-за резкого ухудшения материальных условий существования большей части населения страны. По этой же причине обвально сокращается и продолжительность жизни людей.

Главным спутником вымирания народа является его старение. Сейчас возраст каждого пятого жителя нашей страны превышает 60 лет. В дальнейшем данная возрастная группа будет лишь увеличиваться. По прогнозам, к 2050 году тех, кому за 60, на Украине будет уже 32,5%. Именно поэтому в скором времени нас ждет дефицит рабочей силы. На Украине просто некому будет работать, и кормить нетрудоспособных – детей и стариков!

За семнадцать лет правления «свидомых» вождей, вымерли десятки городов и сотни сел Украины! В апреле этого года, доктор экономических наук, академик Украинской академии аграрных наук Виктор Юрчишин сделал сенсационное заявление – за 16 лет существования проекта «Ukraina» по стране вымерло 305 сел! Естественно, что власть об этом молчит. Госкомстат – ни гу-гу. Ведь это – антиукраинская пропаганда. По официальной версии – «жить стало лучше, жить стало веселей»! Посмотрите украинское телевидение и послушайте всех тех деятелей, которые находятся или были при власти, по их авторитетному мнению, народу нашей страны никогда не жилось так хорошо, как в эпоху победивших идей украинства. А тот, кто в этом сомневается – враг Украины, агент ФСБ или просто кацапский «запроданэць», завидующий украинскому счастью!

Эпидемия туберкулеза

За годы существования проекта «Ukraina», в нем непрерывно набирает обороты эпидемия туберкулеза. За последние 10 лет показатель заболеваемости этой болезнью вырос почти в 60 раз (!). За тот же период, смертность от нее увеличилась втрое. На данный момент больных туберкулезом в нашей стране насчитывается от 800 тысяч до 1 миллиона человек (!). Каждый год на Украине выявляются 25-26 тыс. новых случаев заболевания. Умирают от него ежегодно 8-8,5 тыс. (!)

Что интересно, украинская власть знает обо всем этом, но делает вид, что ничего не происходит. То, что она якобы делает для борьбы со стремительно разрастающейся эпидемией, похоже на строительство потемкинских деревень. Идет привычная, повседневная имитация какой-то деятельности. Кто-то на этом греет руки, кто-то перед камерами торжественно разрезает ленточки и вдохновенно говорит перед публикой о своей любви к народу. А в это время палочка Коха методично пожирает этот обожаемый народ.

Знаете, почему украинская власть спокойно игнорирует эпидемию туберкулеза? Потому, что это заболевание простого народа, и, прежде всего его беднейших слоев. Туберкулез – болезнь бедных. Он появляется в той стране, где большая часть населения оказывается в нищете. Правящая украинская элита отгорожена от нее тонированными стеклами лимузинов, усиленным питанием и постоянными посещениями южных морей.

Эпидемия ВИЧ-инфекции/СПИДа

В нашей стране свирепствует не только туберкулез. На фоне глобального распространения ВИЧ-инфекции в Центрально- и Восточноевропейском регионах, Украина остается страной, которая больше всего пострадала от этой эпидемии и где наблюдаются наибольшие темпы роста заражения ВИЧ-инфекцией. По данным Европейского центра эпидемиологического мониторинга за ВИЧ-инфекцией/СПИДом, по индикаторам масштабности эпидемии, Украина лидирует в Европе. Среди европейских государств и стран СНГ на Украине отмечается наибольший уровень распространенности ВИЧ-инфекции среди взрослого населения (в возрасте от 15 до 49 лет)!

В нашей стране, с момента появления этого заболевания, официально зарегистрировано более 117 тыс. ВИЧ-инфицированных и 21,7 тыс. больных СПИДом. Но эксперты утверждают, что эти цифры сильно занижены и реальное количество ВИЧ-инфицированных на Украине составляет от 400 до 550 тысяч человек (!). По пессимистическим прогнозам, к 2010 г. СПИДом может быть инфицировано около 1,5 млн. украинцев, и его распространение станет неконтролируемым (!).

В 2006 году официально количество зарегистрированных на Украине смертей от СПИДа достигло 2.416 случаев, что на 10,57% больше, чем годом ранее. При наилучшем варианте развития ситуации, с 2005 по 2014 год от СПИДа на Украине умрет около 274 тысяч человек. В 2014 году прогнозируемое количество смертей, обусловленных СПИДом, составит 1/3 всех смертей мужчин в возрасте 15–49 лет и почти 2/3 всех женских смертей в этой возрастной группе!

Эпидемия ВИЧ-инфекции не только убивает людей, но и делает сиротами детей. По прогнозам специалистов, в 2014 году в стране будет 42 тысячи полных сирот в результате смерти обоих родителей от СПИДа, а количество детей, которые потеряют одного из родителей, составит от 110 до 170 тысяч!

Эпидемия наркомании

На данный момент на Украине зарегистрировано 160 тыс. наркоманов. Ежегодное их количество в нашем государстве, по данным МВД, увеличивается в среднем на 5-10%. Количество наркозависимых находится на втором месте среди стран СНГ – на каждые 100 тыс. человек зарегистрировано 358 потребителей наркотиков. Однако, как утверждают эксперты, реально на Украине от 600 тысяч до 1 миллиона наркоманов! При этом 80% из них составляет молодежь в возрасте до 30 лет. Для некоторых городов, прежде всего для Киева и других мегаполисов, наркомания стала уже подростковой проблемой. Наши дети стремительно проходят путь от токсикоманов, нюхающих клей, до малолетних наркоманов, разрушающих свой мозг амфетаминами, изготовленными ими же на кухне из подручных материалов. Спросите своих 12-14 летних детей, что такое «винт» или «фен», и они вам расскажут во всех подробностях, потому что синтетические стимуляторы уже традиционная составляющая подростковой субкультуры.

Массовый алкоголизм

На данный момент на Украине официально зарегистрировано около 700 тыс. больных алкоголизмом. У специалистов нет никакого сомнения, что это лишь видимая часть «айсберга».

По стандартам Всемирной организации охраны здоровья, в стране объявляется бедственное положение, если потребление чистого алкоголя ежегодно составляет 8 литров на одного человека. Это та условная черта, после которой происходит быстрая физическая и интеллектуальная деградация населения. На Украине, по официальной статистике, на данный момент употребляется 12 литров на одного человека. Это без учета самогона и так называемого фальсификата.

Алкоголь в нашей стране вышел за все допустимые рамки, охватив все социальные и возрастные группы. Спились целые села! Систематически пить водку уже начали дети 10-12 лет! В 14-17 лет для многих алкоголь уже сама собой разумеющаяся вещь.

Эпидемия психических расстройств

Согласно статистическим данным, на данный момент под наблюдением у психиатров находится 1,2 млн. граждан Украины. Однако результаты исследований международной группы ученых под руководством трех исследовательских центров — Государственного университета Нью-Йорка в Стоуни-Брук, Киевского международного института социологии и Ассоциации психиатров Украины, показали, что лишь 20% украинцев, страдающих расстройством психики, обращаются за помощью к врачам.

По подсчетам специалистов, реально на Украине около 6 миллионов человек имеют проблемы с психикой! При этом число этих людей неуклонно растет.

Кроме взрослых, психическим заболеваниям, в, не меньшей степени, подвержены и дети. По данным экспертов, около 70% украинских дошкольников страдают психическими отклонениями, от неврозов до более серьезных недугов!

Основными факторами риска психических расстройств являются: первый - нехватка денег, бедность; второй – безработица; третий - низкий уровень образования; четвертый - неполная семья, отец-алкоголик. Т.е. все то, с чем столкнулось за последние годы подавляющая часть населения Украины.

По прогнозам специалистов, уже к 2010 г. психические заболевания (по количеству больных) займут на Украине второе место после сердечно-сосудистых.

Помните крылатую фразу Джона Сильвера из популярного мультфильма «Остров сокровищ»? «Те, которые останутся в живых, позавидуют мертвым»! Похоже, что те, которые не вымрут, не сопьются, и не уйдут в наркотические грезы, сойдут с ума. Яркая перспектива!

Рабство

На данный момент Украина является лидером Восточной Европы по количеству оказавшихся в рабстве людей. Ежегодно в стране жертвами работорговли становятся 117 тыс. человек!

Наши «свидоми» правители очень любят рассуждать о том, что некий украинский народ на майдане «выборов» некую свободу. Возможно, кто-то действительно и «выборов». (Так и подмывает сказать: огласите, пожалуйста, весь список этих счастливцев).

Беспризорные дети, торговля детьми, детская проституция, эксплуатация детского труда

На Украине на сегодняшний день официально зарегистрировано около 150 тыс. детей, которые живут на улице! При этом большинство беспризорников - 76% составляют дети школьного возраста, от 6 до 16 лет. Такого Украина не знала даже после Великой Отечественной войны.

По мнению специалистов, реальное количество беспризорных детей существенно превышает цифры официальной статистики. При этом необходимо учитывать, что эти дети лишены возможности учиться, являются носителями тяжелых физических и психических заболеваний, а также подвергаются физическому и сексуальному насилию, обычно им даже некуда обратиться за помощью. Они изгои, брошенные родителями и обществом на произвол судьбы и обреченные на быстрое умирание.

На Украине процветает детская проституция и торговля детьми. 10% всех жертв торговли людьми в нашей стране составляют несовершеннолетние обоих полов в возрасте от 13 до 18 лет (это около 12 тысяч человек), которые, как правило, используется в сексиндустрии.

Кроме того, как свидетельствуют исследования экспертов, на Украине в возрасте от 6 до 14 лет вынуждены работать более 456 тысяч детей! Кроме попрошайничества, проституции и подсобных работ, они используются в крайне тяжелых условиях на незаконных шахтах и сельскохозяйственных работах. Около трети из этих детей имеют проблемы со здоровьем и постоянно работают с опасными веществами. Согласно результатам исследования, средняя продолжительность рабочего дня ребенка - 6 часов, заработок около 66 долларов в месяц.

Развал системы образования, неграмотность, нравственная и культурная деградация

Отличительной особенностью современной Украины является интенсивное снижение уровня начального образования. Фактически на данный момент школьная система переживает глубокий кризис. Более того, в сельской местности этот кризис перерос в непосредственный развал, в результате которого уже по некоторым областям Украины количество неграмотных детей (не умеющих читать и писать), достигших совершеннолетия составляет 5% (!)

Современная украинская наука оказалась на грани выживания: резкое сокращение финансирования привело к обнищанию ученых и массовой «утечке мозгов» за рубеж. Так, на протяжении всего периода независимости с Украины иммигрировали 4 тыс. докторов наук. Подготовка одного такого специалиста обходится государству в сумму около 1 млн. дол. США. А это значит, что Украина «подарила» миру около 4 млрд. долларов. Но существует другая сторона проблемы: через 10-15 лет заниматься наукой на Украине будет просто некому. Ведь на сегодняшний день средний возраст кандидатов наук превышает 40 лет, а средний возраст докторов наук приближается к 60-ти.

На этом фоне в нашей стране полным ходом идет интеллектуальная, духовная, нравственная и культурная деградация населения. Интересы украинцев в этой сфере с каждым годом становится все более примитивными, смещаясь в сторону отупляющей массовой культуры развлечения и потребительского невроза. Почти половина населения страны не читает книги. Это, кстати, признает и сама украинская власть. 2 июня в Департаменте коммуникаций власти и общественности Секретариата Кабинета Министров Украины сообщили, что 46% жителей Украины не покупают книжек, поскольку не нуждаются в чтении. Из того, что покупается, большую часть составляют книги развлекательного типа с низким литературным уровнем.

Нищета

По данным ООН более половины украинских граждан оказалось за чертой бедности! По подсчетам же украинских экспертов, реально более 70% населения Украины влачит жалкое существование в нищете. Из них около 23% не могут полноценно питаться, а у 38% доходов хватает лишь на еду. При этом для большей части населения, с каждым годом основные продукты питания становятся все менее доступными.

При этом украинская власть официально заявляет, что количество бедных в стране не превышает 30%.

Вместе с тем, в рейтинге стран, составленном ООН, по уровню жизни Украина заняла 77 место среди 177 государств, уступив место России (65) и Белоруссии (57). Как свидетельствует рейтинг крупнейших экономик мира, подготовленный экспертами Всемирного банка, по уровню жизни Украина уступает не только европейским соседям, но и некоторым африканским государствам.

В ноябре 2007 года, немецкая консалтинговая компания «GfK Group» изучила достаток граждан 40 стран Европы. В соответствии с ее выводами, покупательная способность граждан Украина на предпоследнем месте в Европе. Беднее украинцев лишь молдаване. Но разве можно сравнить маленькую Молдавию, в которой лишь виноградники да цыгане, с Украиной, с ее колоссальным природным и людским потенциалом?

Безработица

По данным украинского Госкомстата, на май 2007 года, количество безработных, находившихся на учете в государственной службе занятости, составляло около 7% (1,5 миллиона человек) и, как заявляют представители власти, их количество неуклонно уменьшается. Власть с гордостью сообщает, что на Украине нет проблемы безработицы, а есть дефицит рабочей силы. В стране, действительно, есть потребность в тяжелой, неквалифицированной и низкооплачиваемой работе. Вот только они не говорят о том, можно ли на ту зарплату, которая предлагается вместе с этими свободными рабочими местами и вакантными должностями, реально прокормить семью.

В связи с этим, возникает закономерный вопрос, если официальная статистика не лжет, то в каких именно отраслях украинской экономики возник такой стремительный рост, что практически все работоспособное население страны оказалось занятым?

На самом деле, чтобы понять реальные масштабы безработицы в нашей стране, необходимо обратить внимание на то, что сейчас как минимум 7 миллионов (!) украинских гастарбайтеров, как правило, нелегально, на правах полурабов, работает за границей. Неужели если бы на Украине все так хорошо было с трудоустройством, наши граждане бросали бы на долгие месяцы и годы свои семьи и ехали работать за кордон? Подобный отток рабочей силы за границу может свидетельствовать лишь об экономической стагнации на Украине, о том, что огромное количество украинцев не в состоянии прокормить свои семьи, находясь на Родине из-за массовой хронической безработицы, низкой оплаты труда (с задержками выплаты заработной платы), при одновременном росте цен на основные товары и услуги. Украинские граждане уезжают из страны не за романтикой. Они бегут от беспросветной нищеты и безысходности.

Поэтому, низкий уровень официальной безработицы на Украине связан напрямую не с занятостью населения, а с непосредственным отсутствием в стране самих безработных, выехавших на заработки в другие страны.

Таким образом, если к 1,5 миллионов безработных украинцев внутри Украины добавить 7 миллионов выехавших на заработки за границу, то в итоге получим как минимум 40 % (!) трудоспособных украинских граждан лишенных возможности работать на Родине.

Таков не полный перечень печальных фактов, которые не хочет знать 17-летний режим «свидомых». Их вожди предпочитают скорбеть о Великом голодном море прошлого, им не с руки бить в набат по поводу Великой Руины настоящего. Им хочется, не умолкая, повествовать об ужасах давно минувших дней, а не ужасах той реальности, которую они воздвигли за годы своего господства. Они рассказывают страшные байки про русских царей и Сталина, а народ тихо, и без скандала умирает, убежденный в том, что так и должно быть, счастливый от того, что кровавая рука Иосифа Виссарионовича и других палачей «украйинського народу», не дотянется до его медленно остывающего тела.

Еще они не устают рассказывать об ужасном «гэбистском» диктаторе Путине, мечтающем поработить свободный украинский народ, живущий в достатке, здоровье и благоденствии. Ведь, по мнению «свидомых», все беды и угрозы исходят именно от него, а правящая клика на Украине это – благодетели народные, неустанно борющиеся за его счастье. Ну, право слово, разве имеют все эти доморощенные украинские «старшины» и «гетманы», столько лет президентствующие, депутатствующие и начальствующие, какое-то отношение к той Великой Руине, которая сейчас поглотила земли, на которых мы живем? Ну, разве признается наша правящая элита, что самым главным душителем украинского народа является именно она? Разве покается она в тех преступлениях, которые совершила против своей страны за последние 17 лет? Конечно же - нет! Во всем виноваты москали! Вот и рассказываются народу сказки про голодоморы, страшных царей, кровавого Сталина и коварного Путина, якобы мечтающего задушить Украину. Только опоздал российский премьер, все уже сделано без него.

Народ киевской Руси до сумасшествия испугали прошлым, а бояться ему надо настоящего. Его неустанно устрашают «чужими» москалями, а опасаться надо «своих» атаманствующих хохлов, обсевших как гнус простой народ, и сосущих из него соки. Бояться надо всего, что связано со словом «Украина», которое сейчас очень трудно отличить от слова «Руина».

Страна разваливается, народ вырождается и вымирает, а они праздники празднуют. Да и праздники у них такие же, как и все остальное. Военный парад как демонстрация разрухи, отсталости и упадка. Я с грустью смотрел на свежевыкрашенную советскую технику, выехавшую 24 августа 2008 года на центральную улицу Киева. Вся эта протухшая еще лет двадцать назад военная «мощь» выглядела нелепо и смешно. Точно так же как и наш верховный главнокомандующий, удовлетворенно лицезревший ее, выпятив нижнюю челюсть. Впрочем, каков главнокомандующий, такова и мощь. Колхозникам из Секретариата президента Украины, очевидно, никто не сказал, что военные парады на день независимости проводят лишь банановые республики Африки, с их семейными кликами и президентами-царьками, изо всех сил раздувающими щеки, чтобы испугать соседние племена. В их обожаемой Европе это дурной тон. Даже их нелюбимая Россия проводит военные парады только на День Победы. Но это святое.

Раньше клика «свидомых» играла в «вэлыку дэржавнисть», теперь она решила еще поиграть и в «вийськову могутнисть». Они играют, а народ умирает, под шум их праздничных фанфар и салютов. Кроме раздражения это ничего не вызывает. Ни у кого. Даже у тех, кто еще верит в успех проекта «Ukraina».

Киев, декабрь 2008.

* * *

<p>РАСПАД: Миф о «Закромах Родины»</p>

Статья десятая. Киев, ноябрь 2009.

Существует ли на свете хоть что-нибудь, на что мы смотрели бы реально?

Мы взираем на всё, не осознавая разницы между мифом и действительностью.

Джон Ролстон Сол

<p>1. Дикие мечты украинства</p>

Украина — это заповедник экзотических фантазий. Её граждане — закоренелые фантазёры, мечтающие изощрённо, вычурно, с явными патологическими застреваниями на девиантных желаниях. И делают они это без всякой оглядки на действительную реальность. Именно поэтому их фантазии, замерев в неестественной позе, напрягаясь всем своим естеством, практически всегда соскальзывают в глубокую пропасть несбыточного.

Вот только слишком уж скудны украинские мечты. Какие-то они мелочные, отягощенные плоской примитивностью, однобокостью и очевидным жлобством. При этом тяжесть крестьянской приземлённости пригибает их к грунту, к навозу, по-домашнему уютно тёплому, но всё же дурно пахнущему. Именно там расположен источник украинских фантазий — «Я», олицетворяющее желудок и все связанные с ним процессы. Поэтому украинские мечты неизбежно притягиваются к пузу «пэрэсичного» гражданина, на котором он ползает всю свою жизнь, старательно приспосабливаясь к правителям, а также к политическим и экономическим обстоятельствам. Это позволяет говорить о неком «пузоцентризме» украинских мечтаний.

На Украине мечтают и при этом воровато озираются по сторонам. Был бы у этих мечтаний хоть незначительный шанс на реализацию, при каждом мечтателе пришлось бы ставить омоновца с дубиной, чтобы вовремя вправлял эти мечты. А лучше с пистолетом, дабы каждое вылезшее из «пэрэсичного» гражданина хотение, пристреливалось на месте в самом зародыше во имя общественной безопасности. Но так как шансов у украинских фантазий на воплощение — никаких, то мечтать населению дозволено без всяких ограничений. Как говорится, мечтать не вредно. Вредно в нашей скудной реальности не мечтать.

Правда, когда все эти фантазии выползают из утомлённых бытом украинских голов в средства массовой информации, возникает ощущение, что страна превратилась в сумасшедший дом. Бродят по стране дикие, давно свихнувшиеся, дурно пахнущие, с неприличными повадками и ужимками мечты украинцев и постоянно гадят в самых неожиданных местах. Смотришь на всё это безобразие и думаешь: а не пора ли организовывать «Партию психиатрического спасения Украины», чтобы она взяла в стране всю полноту власти, со всеми вытекающими из этого принудительными массово-медикаментозными мероприятиями?

Помните новейшую историю украинских мечтаний?

В начале наиболее активная и «прогрессивно» мыслящая часть народа бредила о «нэзалэжной дэржавности», которая, якобы, только и способна превратить всё население Украины в лоснящееся от переедания и зажиточности панство. Фантазия сия была не в меру наглой и крикливой. В 1991 году активисты «Народного руха Украины за перестройку» облепили все заборы в стране листовками, в которых «научно», в цифрах доказывали неизбежность для Украины густых молочных рек, крутых кисельных берегов, плотной небесной манны и хронического переедания в случае отрыва малороссийской провинции от Империи. Нескромные фантазии «свидомых» о том, что Украина кормит весь СССР, убаюкивали разум «пэрэсичных громадян» и они шли голосовать за «нэзалэжнисть», как бандерлоги шли на зов удава Каа в известной сказке Киплинга. (И только сейчас, почти двадцать лет спустя, обманутые украинские «бандерлоги» начинают медленно понимать, что проект «Украина» не только не является необходимым условием счастья и достатка украинских граждан, но представляет собой главное препятствие на пути к ним.)

Когда «нэзалэжнисть» состоялась и всем резко поплохело, по стране стала бродить дикая фантазия о несметных сокровищах Павла Полуботка, которые якобы осели в английском банке в ожидании независимой Украины. Не один год народ с энтузиазмом делил «от мёртвого осла уши», выясняя, сколько десятков килограмм драгметалла положено каждому гражданину «нэньки». Но тяжёлых бочонков с золотыми монетами так никто и не увидел.

После того как страсти по золоту пострадавшего от русского царизма гетмана улеглись, новой массовой украинской фантазией стала т. н. «евроинтеграция», в результате которой украинцы должны были превратиться в розовых и упитанных от комфорта и усиленного питания бюргеров Западной Европы. С нею украинские чиновники и политики носились очень долго и фантазировали весьма изощрённо, израсходовав не одну тонну бумаги для принтеров. До сих пор ещё в глухих закоулках украинства можно встретить заблудившихся в трёх евроинтеграционных соснах мечтателей, одиноко воющих по ночам в сторону Запада. Вот только судьба у этой мечты оказалась такой же неприглядной, как и у предыдущих украинских «мечт».

Последней дикой фантазией украинского общества была мечта о вечнодешёвом российском газе. Очень многие на Украине считали, что Россия будет давать Украине газ «майжэ задарма», пока не иссякнут российские газовые месторождения. До сих пор с улыбкой вспоминаются бурные дебаты не в меру разумной украинской общественности по поводу того, как мы этих наглых «москалей» по европейским судам таскать будем. Данная мечта лопнула, как переливающийся всеми цветами радуги мыльный пузырь, породив лишь несбыточные и немного шизофреничные мечты о безнаказанной краже российского газа.

Когда весь «нэзалэжный» набор фантазий, что очень скоро Украина превратиться в богатую и влиятельную страну, закончился, народ потихоньку начал регрессировать в своих мечтах к эпохе СССР. Теперь всё больше украинцев в массовом порядке начинает мечтать о социализме. Точнее, о советской разновидности социализма. О той милой сердцу простого украинца «халяве», которую ему когда-то реально гарантировал раздувшийся на нефтяных и газовых долларах советский режим. Стал простой гражданин Украины в последнее время коммунистом. Не всегда сознательным, но на все 100 % — истинным. Возжелал он социальной справедливости — работать как при коммунистах (на «расслабоне»), покупать колбасу по два двадцать и тихонько воровать плохо лежащую народно-ничейную собственность. Обратно в СССР захотел. Забавно. Туда даже галичане теперь хотят. С тем только условием, что бы там была туалетная бумага и не было «коммуняк». (Приоритеты, в общем-то, поставлены верно.)

Понял народ, что прелестями капитализма его когда-то нагло прельщали, дабы у него, нажитое непосильным социалистическим трудом отобрать. И нет теперь ни прелестей этих капиталистических, ни советской «халявы». Пропало всё! Где справедливость?! И справедливости «энтой» тоже «нема». Вся она на «мерседесы» нового панства ушла. Обидно. И мечтает теперь народ о новом Сталине. «Шоб» поставил он контру всякую капиталистическую к стенке, да о народном благе и счастье всерьёз озаботился. «Шоб» заводы и фабрики народные этому самому народу вернул, «шоб» всё, что людям по закону положено, платил в полной мере и вовремя, да порядок везде навёл. Как раньше было!

Правда, иные украинские граждане о Сталине не мечтают. Они фантазируют о своем национальном социализме без «жидов» и «москалей», при котором Украина будет цвести и пахнуть сугубо для этнических украинцев, думающих, разговаривающих и совершающих поступки исключительно по-украински. Именно поэтому Украину сейчас переполняют мечты отдельных автохтонных антропологических групп о том светлом будущем, при котором по городам и весям страны будут ходить автоматчики с «осэлэдцямы» на касках, чтобы патриотично бить прикладами в «пыку» всех тех, кто говорит в общественном месте на русском языке, а потом отвозить их бездыханные тела на дознание в министерство «мовнойи бэзпэкы».

Другие «свидоми» проваливаются в томную негу мечтаний о сознательном украинце с большой кувалдой. Ходит такой украинец по стране и долбит с остервенением кувалдой всё, что не соответствует духу «национального видродження». А вожди «свидомых» с больших трибун поучают: «нэ трэба боятыся людыны з кувалдою»! И то верно, кувалда не бритва, она вещь тяжёлая, пока апологет украинства ею размахнётся, отбежать можно на безопасное расстояние. Что поделаешь, «лес рубят, щепки летят». Вполне возможно, что когда-то символом украинского национального возрождения станет человек с кувалдой. Ведь Украина на своём примере доказала всему миру, что даже больные фантазии иногда могут материализовываться.

А есть среди «свидомых» антропологический подвид, мечтающий об Украине как одном, едином, гигантском кладбище. Чтобы везде маячили крепкие, дубовые кресты с красивыми рушниками, мемориалы с бесконечными списками усопших, склепы, братские могилы и пышные мавзолеи в «жовто-блакитных» тонах. В мечтах «свидомых» символы нечеловеческих мучений украинского народа должны навсегда заменить собой толпу каменно-холодных лениных. К мрачным крестам и могилам украинские патриоты мечтают ещё добавить обильную порцию бандер, шухевичей и мазеп, исполненных в сурово-аскетическом сером стиле железобетонных владимиров ильичей и памятные знаки в тех местах, где казацкий бандитизм был особенно удачным.

Забавно то, что мечтания доморощенных коммунистов и гиперактивных бандеровцев по своей сути одинаковы, и пользуются на Украине особым статусом неприкосновенности. Как обезьяны в Индии. Их фантазии и похожи на этих диких обезьян. Они такие же крикливые, шустрые, наглые и неприличные до отвращения. При этом всё время норовят что-то стащить, кого-то больно укусить, а потом с высокого дерева показывать всем с чувством глубокого удовлетворения свой голый, «порэпаный» жизненными невзгодами зад. Очень многие сейчас считают, что именно за этими украинскими фантазиями будущее.

К тому же, как те, так и другие фантазёры, независимо от своего политического происхождения, обращены в своих устремлениях к неким мифическим «Закромам Родины». По их мнению, эти «Закрома» необходимо срочно найти и освободить от жадных олигархов/капиталистов (по другой версии, — «москалей» и «жидов»), после чего на Украине наступит Царствие Небесное, и все граждане заживут богато, весело и счастливо. Сверхценной идеей об установлении народного/национального контроля над «Закромами Родины» бредит большая часть населения Украины. Именно в ней она видит решение всех накопившихся за почти двадцатилетнее существование «нэзалэжнойи» Украины проблем.

Попробуем же найти эти якобы надёжно упрятанные от народных потребностей «Закрома Родины».

<p>2. Усталость украинского металла</p>

Когда очередной украинский политик начинает гордиться экономическими достижениями Украины, он, прежде всего, упоминает отечественный горно-металлургический комплекс (ГМК). И это понятно: когда-то крупнейшая металлургическая база Союза производила свыше 40 % всего советского чугуна, стали и проката. По объёмам выпуска металла, а также добыче железной и марганцевой руды УССР занимала первое место в Европе. Сейчас по объемам производства металлургия занимает первое место среди промышленных отраслей украинской экономики, представляя собой 365 предприятий, из которых: 14 металлургических комбинатов и заводов, 7 трубных, 10 метизных, 16 коксохимических, 17 по производству огнеупоров, 26 горнорудных предприятий, 3 ферросплавных, 20 заводов цветной металлургии, 35 предприятий вторичных металлов.

К тому же, как утверждает статистика, предприятия ГМК Украины обеспечивают производство около 27 % ВВП страны и предоставляют более 500 тысяч рабочих мест. В относительно благополучном и стабильном 2004 году, когда на мировых рынках цена на металл уверенно шла вверх, в общей товарной структуре украинского экспорта металл и продукция из него занимали почти 43 %. В 2007 году Украина заняла восьмое место в мире среди крупнейших стран-производителей стали.

Данный феномен не случаен. На территории Украины находятся гигантские месторождения железной руды. По данным U.S. Geological Survey, наша страна занимает первое в мире место по её разведанным запасам, третье после России и Австралии по запасам чистого железа, и седьмое место по доказанным запасам угля.

Если на всё это изобилие посмотреть со стороны, то просто — «картина маслом»! При взгляде на это металлургическое счастье, так и хочется сказать: не надо нам больше сдобных булок, мы устали на них намазывать красную икру! Вот они «Закрома Родины»! Тут плещется металл, и ходят тяжёлой поступью суровые сталевары. «Закрома Родины» — это горно-металлургический комплекс Украины. Именно его деньгами наполняется большая часть государственного бюджета Украины.

В общем-то, данная истина вполне очевидная, но не абсолютная, а скорее относительная, то есть существующая лишь при наличии определённых условий. И главная проблема заключается в том, что этих условий с течением времени становится всё меньше и меньше. Как наглядно показал этот год, при первом же сильном внешнем толчке в виде мирового финансового кризиса, вся ветхая конструкция украинского ГМК начала рассыпаться как карточный домик. По итогам первого полугодия украинские горно-металлургические предприятия сократили производство чугуна, стали и проката (по сравнению с аналогичным периодом 2008 года) на 34–39 %, а железорудного сырья — на 22–35 %.

По состоянию на конец августа работало 65 % действующих доменных печей (28 из 43), 90 % конвертеров (19 из 21), 37 % мартенов (15 из 42), а также 21 % сталеплавильных электропечей.

Самые высокие темпы падения выплавки стали за первые шесть месяцев 2009 года продемонстрировали флагманы отрасли — Макеевский МЗ (вообще прекратили выплавку стали), Донецкий электрометаллургический завод (47,4 %), ММК им. Ильича (46,7 %), «АрселорМиттал Кривой Рог» (42,0 %) и «Азовсталь» (40,5 %).

Лишь в июле 2009, после легкого оживления на мировом рынке спроса на металл, впервые после начала кризиса, финансовый результат работы металлургов оказался позитивным, что позволило несколько снизить общий объем убытков.

Для сравнения: в апреле суммарный убыток отрасли составил 750 млн. грн., в мае — 650 млн. грн., в июне — 215 млн. грн. В ноябре прошлого года, который стал наихудшим для отрасли, убытки от реализации произведенной метпредприятиями продукции составили 1 млрд. 349 млн. грн., а рентабельность была на уровне минус 23 % (!).

В целом же, по информации объединения «Металлургпром», за январь-июль 2009 г. убытки металлургических предприятий Украины составили около 4 млрд. грн.

Если отрасль до конца года продолжит работать хотя бы с финансовыми июльско-августовскими показателями, украинской металлургии, возможно, удастся компенсировать потери предыдущих шести месяцев, свести концы с концами и получить минимальные, но все же позитивные результаты. Однако даже эти оптимистические надежды не могут отменить тот очевидный факт, что на данный момент горно-металлургическая отрасль Украины балансирует на грани катастрофы.

Несложно заметить, что в данной ситуации украинская металлургия может рассматриваться в качестве «Закромов Родины» лишь при очень большом желании и бурной фантазии. Для многих (но не всех) это стало очевидным лишь сейчас, хотя, на самом деле, ГМК с каждым годом украинской независимости становился скорее камнем на шее страны, чем её «Ноевым Ковчегом».

Мнение, что украинская металлургия переживает временные трудности, обусловленные лишь внешней, неблагоприятной экономической конъюнктурой, является в корне ошибочным. ГМК Украины вот уже почти 20 лет последовательно и неуклонно двигается к своей гибели. Мировой кризис лишь ускорил это движение.

И эта неизбежность имеет целый ряд объективных причин.

Главнейшая из них — это тотальный износ основных фондов горно-металлургического комплекса Украины. По данным Министерства промышленной политики он составляет 65 процентов (независимые эксперты заявляют, что этот показатель приблизился к 80 %). В частности уровень износа коксовых батарей составляет 54 %, доменных печей — 89 %, мартеновских печей — 87 %, конвертеров — 26 % и прокатных станов — 90 %. Подобная ситуация является закономерным следствием: за последние десять лет в Украине на модернизацию основных фондов в среднем ежегодно выделялось лишь 0,5 % от их стоимости, вместо необходимых 6–7%. То есть, в лучшем случае, деньги отпускались лишь на текущий ремонт.

Что означает такой износ фондов и их катастрофически устаревший технологический уровень? Например, то, что расход кокса при производстве на Украине одной тонны чугуна составляет 554,3 кг (в странах Запада — 250–350 кг). Перерасход руды на украинских комбинатах в среднем на 10 % выше по сравнению с металлургическим производством в других странах. Удельный вес расхода природного газа — 88,6 кубометра на тонну выплавленного чугуна. И это при том, что на Западе газ в металлургии вообще не используется.

По оценкам специалистов, из-за низкого технологического уровня украинского производства на металлургических предприятиях Украины при производстве тонны стали тратится 52,8 человеко-часа, тогда как в России, к примеру, этот показатель составляет 38,1, а в Германии — 16,8 человеко-часа.

Последняя масштабная модернизация основных металлургических предприятий Украины осуществлялась в 1986–1989 годах. Общий объем советских инвестиций в отрасль (в нынешних ценах) эквивалентен 15 млрд. долларов США (!). Причём, эти деньги пошли не на увеличение объёмов производства, а на обновление оборудования, внедрение ресурсо- и энергосберегающих технологий. С того времени основные фонды вообще не обновлялись, предприятия использовались новыми собственниками на износ. Многие украинские финансово-промышленные группы их приобретали ради получения моментальной прибыли. Выжимая из оборудования и людей всё что можно, отягощая предприятия долгами, делая их убыточными, частные украинские собственники потом просто отказывались от заводов.

В итоге, износ основных фондов в металлургической отрасли достиг критического уровня, после которого следует лишь остановка производства.

Самое занятное и абсолютно закономерное для Украины то, что даже в годы многомиллиардного кредитного дождя (пролитого на Украину Западом после «оранжевой революции») и длительных сверхдоходов отрасли (с 2002 по 2008 гг.), меткомбинаты необходимых для модернизации инвестиций не получили, удовлетворяясь финансовыми крохами, падающими с богатого стола своих собственников. Например, в той же России за указанный период отрасль смогла уменьшить долю крайне энергоёмких мартенов в производстве с 25 % до 10. У нас же за это время не был закрыт ни один мартеновский цех.

15 млрд. долларов советских («колониальных») инвестиций, вложенных в украинскую металлургию накануне развала СССР, выглядят фантастическими и недосягаемыми на фоне сугубо украинских, национальных инвестиций. Весь объём этих скудных вложений шёл на оптимизацию технологических процессов и увеличение объёмов производства. И всё.

Куда же делись сверхприбыли украинской металлургии за период повышенного спроса на их продукцию на мировом рынке, если модернизация производства так и не была проведена? Ответ простой и однозначный — ушли в оффшоры, на счета украинских «металлургических баронов». Так семья Рината Ахметова, согласно рейтингу «ТОП–50 украинских миллиардеров», с 2007 по 2008 год удвоила своё состояние, размеры которого к июню 2008 года достигли 31 миллиард долларов. Виктор Пинчук стал обладателем 8,8 миллиардов долларов (в 2007 году было у него было — 7). Игорь Коломойский — 6,55 миллиардов (годом ранее у него было на три миллиарда меньше). Хорошо «поднялись» на металлургии ещё 20 участников рейтинга «ТОП-50». Несложно понять, что стремительный рост капиталов украинских «металлургических баронов» обратно пропорционален изношенности материально-технической базы их комбинатов.

А теперь ситуация вообще стала предельно критической. На данный момент средства выделяются только для обеспечения текущей работы предприятий. Инвестиции в модернизацию отрасли официально заморожены до 2010 года. Но это официально. А если соответствовать логике сложившейся ситуации, то — до конца мирового кризиса. А если ещё учитывать украинскую специфику, то, вероятнее всего — навсегда.

Деньги сейчас вкладываются лишь в то, что может спасти производство от полной остановки и банкротства. Например, в проекты по запуску установок вдувания пылеугольного топлива в доменные печи. Теперь даже самым жадным и слабоумным стало ясно, что дешёвого российского газа больше не будет, а это значит, что дальнейшее его использование в доменных печах сделает производство чугуна нерентабельным. До весны 2009 года (когда были внедрены технологии вдувания пылеугольного топлива на доменных печах № 1 и № 5 Алчевского металлургического комбината), в Украине на пылеугольном топливе работала только одна доменная печь — № 2 «Донецкстали». Но что интересно, построена была донецкая установка еще до развала Союза, в 1980 году, доставшись, таким образом, донецким металлургам в качестве «тяжёлого наследия колониального режима». Причём построили её тогда впервые в Европе.

На данный момент, вроде бы как подобную установку строит «Запорожсталь» и «Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича». Все остальные компании тоже планируют это делать. Но, как говорят в Одессе, «поздно пить боржоми, когда почка отвалилась». Сейчас чьи-то намерения уже не имеют значения… Имеет значение только то, что из 43 доменных печей, на данный момент на пылеугольном топливе работают лишь 3 (!). О чём это говорит? О том, что если в сверхблагоприятных финансово-экономических условиях украинские металлургические предприятия не построили для своих домен установки вдувания пылеугольного топлива, то в условиях падения производства, серьезных убытков отрасли, катастрофической нехватки денег и т. п, они этого не сделают тем более. Во всяком случае, подавляющее большинство из них. Ведь на это необходимо, как заявил когда-то министр промышленной политики Украины 6–8 млрд. долларов США. Взяться им неоткуда. В 2010 году Украина должна выплатить в целом только по взятым ранее кредитам более двадцати миллиардов долларов. А посему, не 13, как сейчас, а большую часть доменных печей, скорее всего, остановят. Остановка же металлургического предприятия фактически означает его смерть.

Таким образом, если мировой финансовый кризис продлится ещё несколько лет, большая часть украинских металлургических предприятий попросту погибнет. Уцелеют только самые сильные. Но таких будет немного.

Положение украинских меткомбинатов ухудшается ещё и потому, что 50 % всей стали, которую они выпускают, производится в непозволительно энергоёмких мартеновских печах. За границей от них уже давно отказались, перейдя к энергоэкономным формам выплавки стали. С момента же подорожания российского газа закрытие украинских мартенов стало просто неизбежным. В 2008 г. мартеновская выплавка стали в общей структуре сталеплавильного производства Украины с 50 % снизилась до 41 %, а в первое полугодие 2009 года ужалась до 30 % (остановлена почти половина мартенов). Когда прекратит работу последняя мартеновская печь, производство украинской стали сократится ровно наполовину.

Впрочем, неизбежное масштабное сокращение выплавки стали уже не имеет большого значения для отрасли. При резком падении производства чугуна, вследствие остановки большинства домен, значительная часть сталеплавильных печей окажется просто ненужной.

В данной ситуации разговоры о низкой доле кислородно-конвертерного способа выплавки стали, в общем-то, уже бессмысленны. Дай бог, если хватит чугуна для существующих мощностей. Какое-то время, на фоне остановки мартенов будет выгодно использование электросталеплавильных установок. Но повышение в связи с этим спроса на металлический лом рано или поздно поднимет на него цены.

Существенные финансовые потери из-за недопустимо высокой энергоёмкости украинского металлургического производства на данный момент компенсируется достаточно дешёвым украинским сырьём. Однако данная ситуация постепенно изменяется в худшую для украинского производителя сторону. Мировые контрактные цены на железную руду сейчас на 33 % ниже прошлогодних. При этом если в начале августа на мировых рынках цена на железную руду в среднем составляла 90 долларов США за тонну, то в первые две недели сентября 2009 года она упала до 60. И судя по всему, это не предел. По прогнозу The Wall Street Journal Europe, ссылающегося на участников прошедших в апреле этого года многосторонних переговоров мировых производителей стали и горнодобывающих компаний, средняя мировая цена на железную руду в 2009 году составит 40–45 долларов США за тонну, или половину от цены 2008 года. Это очень важный момент, так как на Украине в сентябре железорудный концентрат на внутреннем рынке подорожал до 40–45 долларов. При этом надо учитывать, что качество украинской руды значительно уступает иностранным аналогам, а для производителя это означает дополнительный расход кокса. Уменьшение на один процент содержания железа в руде приводит к росту энергозатрат на 1,1 %. Содержание железа в украинском железорудном сырье — 53–63 %. К примеру, у бразильских и австралийских производителей — 67 %. На данный момент железную руду украинским металлургическим предприятиям уже выгоднее покупать в России, чем на внутреннем рынке. Отечественные металлурги в мае 2009 увеличили её импорт из России почти на 60 %.

Непростая ситуация сложилась и с коксом, без которого производство металла невозможно. Дело в том, что на Украине нет достаточного для металлургического производства количества коксующегося угля. Украинским металлургам в год необходимо около 30–32 млн. т. концентрата коксующихся углей, из которых Украина может обеспечить не более 17–18 млн. т. Поэтому наши производители кокса традиционно покупают его в России. В структуре внутреннего потребления коксующихся углей доля российского стремительно приближается к 30 %, то есть к максимально допустимой отметке. Дело в том, что стоимость кокса в себестоимости металлопродукции составляет приблизительно 20 %.

Но проблема даже не в этом, а в том, что интенсивное развитие российской металлургии уже сейчас привело к нехватке российского кокса внутри России. Это вынуждает россиян искать пути сокращения экспорта коксующихся углей. Ещё в прошлом году крупнейшие российские производители металла потребовали от вице-премьера России И.Сечина ограничить экспорт коксующегося угля. Тогда речь шла о введении квот на экспорт либо экспортных пошлин (75–85 %). Это означает, что российский коксующийся уголь может стать просто недоступным для украинских предприятий.

Конечно же, Украина может провести диверсификацию поставок. Известные мировые экспортёры коксующихся углей — это США, Канада и Австралия. Из первых двух стран Украина возит сырье, однако эксперты считают, что наиболее перспективным поставщиком является Австралия. Эта страна обладает самыми большими запасами высококачественных коксующихся углей, которые добываются в относительно легких горно-геологических условиях. К тому же, предприятия, занимающиеся добычей коксующихся углей, расположены вблизи восточного побережья страны, рядом с крупнейшими угольными терминалами.

Однако вот незадача, украинские порты не являются глубоководными и не могут принимать суда дедвейтом более 100 тыс. То есть, наша портовая инфраструктура просто не способна принять необходимый объём заморского коксующегося угля. На данный момент украинские металлурги сначала завозят уголь в зарубежные глубоководные порты (чаще всего румынский порт Констанца), а потом оттуда уголь доставляется в Украину на мелководных судах. Понятно, что такая схема поставок существенно удорожает себестоимость продукции. Поэтому сомнительно, что она, после прекращения российского экспорта, станет выходом из ситуации. Единственный выход — строительство глубоководных портов, а строить их, пока существует проект «Украина», никто не будет.

Стоит отметить и то, что экспорт украинского металла продолжает сползать к низкотехнологичной продукции. По итогам первого полугодия 2009 года доля полуфабрикатов в общей структуре украинского экспорта металлопродукции достигла 55,1 % (2008 — 45,7 %). Стоимость такой продукции на мировом рынке в 1,5–3 раза ниже цен на продукцию высокого передела. Данная тенденция является следствием низкого качества украинской продукции с более высокой добавленной стоимостью, а также достаточно высокой её себестоимостью. Поскольку каждый передел украинского ГМК является более дорогим, нежели у конкурентов, то в сумме и конечная продукция получается более дорогой.

Все эти нарастающие и углубляющиеся проблемы украинского ГМК владельцы металлургических предприятий частично компенсируют низкой заработной платой своих рабочих. Как заявила в июле 2007 года Ю.Тимошенко, «заработная плата украинского металлурга почти втрое меньше, чем зарплата российского и польского металлурга, и почти в девять раз ниже зарплаты немецкого металлурга». Однако это вряд ли существенным образом повлияет позитивно на непрерывно падающую рентабельность металлургической промышленности Украины. По официальным данным, в 2005 году, благодаря дешёвому российскому газу, рентабельность металлургической отрасли на Украине составляла 18–20 % (по неофициальным — 35–40 % (!)), на данный момент её рентабельность находится на уровне 3-10 %. Часть предприятий уже вообще в финансовом минусе.

К вышеизложенному необходимо добавить и то, что кроме материально-технической изношенности ГМК Украины почти двадцать лет идёт интенсивное разрушение его профессионального, научного и интеллектуального фундамента. Как на уровне отдельных предприятий, так и на уровне отрасли в целом. Уже сегодня украинская металлургия имеет дефицит рабочих и инженеров высшей квалификации. Подготовленные ещё во времена СССР высококвалифицированные кадры уходят, а полноценной их замены не происходит, прежде всего в результате разрушения системы обучения и повышения квалификации персонала, и ухудшения уровня украинского образования в целом. Металлургия Украины интенсивно теряет не только технические, но и качественные людские ресурсы.

Подведём итог, и сжато сформулируем, что представляет собой современный ГМК Украины. Украинская горно-металлургическая отрасль это:

- вычерпанность материальной базы на 65–80 %;

- технологический уровень, отставший от существующих мировых стандартов лет на 60,

- предельная зависимость от иностранных энергоносителей;

- низкотехнологическая и низкокачественная продукция;

- расход энергоносителей, превышающий западные показатели в 3–5 раз;

- острая нехватка финансовых ресурсов и квалифицированного персонала.

Несложно понять, что украинская металлургия нормально себя чувствует лишь в периоды спекулятивного спроса на её продукцию (как это происходило с 2002 по 2008 год), способного «надуть» цены на металл в два раза выше себестоимости. По данным ИК «Юпрас Капитал», себестоимость производства тонны заготовки или слябов в октябре на разных украинских метзаводах варьировалась в пределах 620–690 долларов США. Когда в июне 2008 года слябы шли за границу по 1300 долларов за тонну, а арматура по 1550 долларов, всё было хорошо. Как только на мировом рынке стоимость заготовок рухнула на уровень 340–365 долларов за тонну, украинские комбинаты получили отрицательную рентабельность и сократили производство в три раза, оттягивая момент остановки предприятий в надежде, что мировые цены на металл вновь пойдут вверх.

Таким образом, если цены на мировом рынке зашкаливают, ахметовы, пинчуки, коломойские, гайдуки и прочие расслабленно считают свою сверхприбыль в оффшорах. Как только ситуация на мировом рынке возвращается в своё естественное русло, руководство украинских металлургических предприятий начинает «волаты» про своё бедственное положение, требуя преференций у правительства и спасения своих предприятий за счет налогоплательщиков.

На данный момент себестоимость российского и турецкого метала уже ниже украинского. Становится очевидным, что Украина проигрывает конкурентную борьбу, несмотря на все свои благоприятные условия для производства металла.

К тому же существует ещё «тёмная» сторона украинского горно-металлургического комплекса. Речь идёт о том, что реально никто не знает, сколько действительно зарабатывает данная отрасль. О её доходах и о том, куда эти доходы деваются, можно только догадываться. В данном случае — это колоссальные денежные суммы, полученные от продажи металла и нелегально выведенные за границу. Относительно бизнеса ахметовых, пинчуков, коломойских, гайдуков и прочих, украинское государство слепо, глухо и немо. А схем незаконного вывоза денег — великое множество.

В качестве примера можно упомянуть т. н. трансферное ценообразование, когда продукция по заниженной стоимости продаётся своим же фирмам, зарегистрированным за границей, как правило, в оффшорных зонах. Затем металл продаётся по рыночной цене, но уже без всяких налогов. В итоге «экономятся» десятки миллиардов долларов, которые могли оказаться в бюджете Украины. Яркий пример этого — «Днепропетровский металлургический завод им. Петровского». Долгие годы он декларировал свою убыточность, хотя объёмы его производства при этом парадоксальным образом постоянно росли. Сия странная «убыточность» не помешала Коломойскому в декабре 2007 года выгодно продать завод российской компании «Евраз».

Таким образом можно констатировать, что, как страна, так и её металлургическая отрасль теряют каждый год миллиарды долларов, незаконно уходящих в оффшорные «карманы» тех, кому реально принадлежит закрытая акционерная компания «Украина».

При всех своих «воплях» и «соплях» о любви к Украине и украинскому народу, представители большого украинского бизнеса, которые в своё время приватизировали страну, методично вывозят капиталы за границу, не связывая своё будущее с государством, из которого они почти 20 лет выкачивают материальные ресурсы и человеческую энергию.

Так Ахметов прикупил себе заводики в Италии и Британии. Тарута и Гайдук в Польше и Венгрии. Коломойский в Болгарии, Польше, Румынии и Австралии. А Пинчук вообще заявил, что планирует к 2012 году довести долю своих украинских активов до 50 %, а остальные диверсифицировать за границей.

Если раньше деньги вывозились нелегально, то сейчас — официально, через покупку активов. Год назад прямые, официально задекларированные инвестиции из Украины на Кипр в один момент выросли аж в 580 раз (!). Только Ахметов вывел за границу в 2008 году 5 миллиардов 300 миллионов долларов. И это при том, что его предприятия на Украине требуют огромных инвестиций на модернизацию основных фондов. Невыгодно в сложившихся условиях отечественному бизнесу инвестировать металлургические предприятия. Не видит он в этом для себя перспектив.

Тех, кто считает национализацию металлургии выходом из сложившейся ситуации, придется огорчить. До приватизации, когда заводами управляли назначаемые правительством директора, положение дел было ещё хуже. Ментальность украинского правительственного назначенца-менеджера ничем не отличается от ментальности украинского капиталиста. Психология и мотивы у них идентичные, только методы разграбления предприятий несколько разняться. Назначенцы, т. е. директора комбинатов, просто продавали продукцию металотрейдерам по заниженным ценам. Причём их жажда наживы была столь велика, что предприятия отрасли официально были убыточными, не давая в бюджет страны ни копейки. А правительственные чиновники не могли, а точнее не хотели наводить порядок в отрасли, потому что имели свой процент от этого разграбления. После приватизации ситуация несколько улучшилась, что-то стало перепадать и государству, но принципиально проблема решена не была, чиновники продолжают кормиться от отрасли из рук её владельцев, закрывая глаза на их незаконные действия. При этом все они довольны ситуацией. Она их полностью удовлетворяет. Вот только государство и народ становятся беднее.

Что произойдёт с украинской металлургией в конечном итоге? Прежде всего, она самым существенным образом «ужмётся». Как в масштабе производства, так и в объёмах прибыли. Окончательно потерявшие рентабельность предприятия отрасли остановятся навсегда. Слабые, низкорентабельные, неинтегрированные метзаводы (не являющиеся частью замкнутых производственных циклов) будут скуплены по бросовым ценам. В конечном итоге необходимо ожидать масштабное поглощение и наиболее эффективных, рентабельных металлургических комбинатов Украины иностранными компаниями. Несложно понять, что наибольший интерес украинский ГМК представляет для российского металлургического бизнеса. И шансы на поглощение украинских предприятий, по целому ряду причин, у него значительно выше по сравнению с западными конкурентами.

Скорее всего, сам процесс поглощения будет происходить по отработанной группой «Евразес» и «Приват» схеме, когда в конце 2007 года Роман Абрамович и Александр Абрамов купили горно-металлургические активы финансово-промышленной группы Игоря Коломойского. Технология продажи уже апробирована.

Поглощение отрасли Россией будет означать новый этап финансово-экономической оптимизации украинских предприятий. А это значит, что последует вторая волна закрытий проблемных заводов, а на тех предприятиях, которые продолжат работу, необходимо ожидать существенные сокращения персонала. Опыт Восточной Европы говорит, что это неизбежно. С точки зрения бизнеса такая оптимизация оправдана. На многих украинских меткомбинатах уже сейчас можно уволить до 30 % работников, особенно из непроизводственной сферы. А при серьезной модернизации производства сократить численность персонала можно в разы. И никакое украинское правительство воспрепятствовать подобной оптимизации не сможет. Увы. Такова объективная реальность.

Таким образом, на сегодняшний день украинский горно-металлургический комплекс — это не «Закрома Родины», как кажется некоторым, а целый ряд масштабных и неразрешимых в рамках существующего проекта «Украина» экономических и социальных проблем. Парадокс заключается в том, что, имея всё необходимое для того, что бы войти в число мировых лидеров металлургического производства, Украина этого сделать не может. Как это не прискорбно, но гибель горно-металлургического комплекса в рамках проекта «Украина» — неизбежна.

<p>3. Химеры украинского химпрома</p>

Для Украины химическая промышленность является второй по своей экономической значимости (после металлургии). Она точно так же как и ГМК представляет собой «колониальное» наследие, возведённое усилиями Советского Союза. В эпоху СССР украинский химпром по объёмам производства занимал второе место после российского, производя до 18 % всей химической продукции Союза.

С провозглашением независимости объёмы химического производства на Украине сократились почти на 60 %. Однако после того, как наиболее рентабельные предприятия попали в частные руки, начиная с 2000 года отрасль стала давать ежегодный прирост производства.

На данный момент химический комплекс Украины объединяет более 200 предприятий. В нём занято около 350 тысяч человек. В структуре промышленного производства Украины химическая промышленность занимает от 6 до 8 %. Доля химической продукции в структуре экспорта составляет 8–9%.

Основным направлением работы отрасли является выпуск минеральных удобрений: азотных, фосфорных, калийных и комбинированных гранулированных.

Производственная мощность украинского химпрома даёт возможность производить 8 млн. тонн продукции в год на десяти химических предприятиях. Выпуском азотных удобрений занимаются: Одесский припортовый завод, концерн «Стирол», «Азот» (Черкассы), Северодонецкое объединение «Азот», «Днепроазот» и «Ровноазот». Фосфорные удобрения производят: «Крымский титан», «Сумыхимпром» и Константиновский государственный химзавод. Калийные — Днепровский завод минеральных удобрений. В общем итоге данные предприятия производят 60 % всей украинской химической продукции.

На первый взгляд, великолепная характеристика химической промышленности Украины позволяет предположить, что именно химпром и является теми заветными «Закромами Родины», добраться к которым мечтают многие граждане Украины.

Такие заводы! Такая продукция! Такие доходы!

На самом деле, ситуация, в которой оказались украинские химические предприятия аналогична тому, что сейчас происходит с металлургическими комбинатами. По итогам первого полугодия 2009 года производство аммиака, который составляет основу азотных удобрений, в Украине сократилось на 43,8 % по сравнению с январем-маем 2008 года. В частности, концерн «Стирол» за указанный период сократил производство аммиака на 66 %, Северодонецкое объединение «Азот» — на 54,1 %, Одесский припортовый завод — на 53,2 %, Ровноазот — на 37,7 %. Всё первое полугодие 2009 года отечественные химические заводы проработали с отрицательной рентабельностью.

Как правило, падение производства связывают с мировым финансовым кризисом, однако это лишь отчасти так. Украинский химпром, точно так же, как и металлургия, последовательно, год за годом упорно идёт к своей гибели. И причины этого скорбного движения у обеих отраслей одинаковые — нарастание изношенности основных фондов и старение оборудования, делающие продукцию химических заводов неконкурентоспособной на мировом рынке.

На данный момент, около 70 % основных материальных фондов украинских химических предприятий изношено, и с каждым годом степень их изношенности только увеличивается. Так, в марте 2009 года Юлия Тимошенко, заявила, что за годы независимости химическая отрасль ни разу не проводила реконструкцию и модернизацию даже в локальных масштабах отдельных предприятий. Украинский премьер-министр упрекнула частных собственников в том, что они не заботятся о своих предприятиях ни в плане экологии, ни в плане энергосбережения, забыв сказать, что госпредприятия в этом ничем не отличаются от приватизированных.

Сейчас руководители украинского химпрома хором подняли вой по поводу дорогого российского газа, который делает продукцию их предприятий неконкурентоспособной. Но ведь экспортные возможности отрасли все эти годы обеспечивались лишь исключительно демпинговыми ценами. К примеру, еще пару лет назад, когда та же Германия покупала природный газ почти вдвое дороже, чем Украина, продукция её концернов BASF и Bayer была абсолютно конкурентной и успешно продавалась на мировых рынках по более высокой цене, чем украинская.

И это не случайно. Немцам ведь не достались «на халяву» советские предприятия. И они их не эксплуатируют на износ, абсолютно не занимаясь модернизацией и обновлением основных фондов. Немцы активно используют новейшие производственные технологии, снижающие себестоимость продукции и повышающие её качество. А это, в свою очередь, означает постоянный инвестиционный процесс. Отсюда и высокая степень непотопляемости немецкого химпрома на мировом рынке. А на Украине всё иначе. Здесь почти 20 лет химические предприятия работают на износ. Даже их сверхдоходы, благодаря высоким мировым ценам на удобрения, не сподвигли тех, кому они принадлежат, вкладывать деньги в модернизацию. Практически вся прибыль химпрома, так или иначе, уходила и уходит в частные «карманы». О будущем никто не думает, и думать в рамках проекта «Украина» не будет.

За последние пять лет в химическую промышленность Украины было вложено в общей сложности около пяти миллиардов гривен. Деньги в лучшем случае уходили на поузловую модернизацию и расширенные капитальные ремонты. Учитывая катастрофическую степень изношенности основных фондов отрасли, эта цифра выглядит смешно. Только базовая химия (производство минеральных удобрений) на сегодняшний день требует, как минимум, около пяти миллиардов долларов инвестиций в реконструкцию цехов по изготовлению крупнотоннажной продукции, увеличение проектных мощностей и создание новых химических производств.

На данный момент большинство украинских химкомбинатов выпускают сырьё и полуфабрикаты. Их экспорт, в денежном выражении, на 43 % состоит из сырья, и на 31 % из готовой продукции с невысокой степенью переработки (в частности, минеральные удобрения). В этом смысле здесь точно такая же ситуация, как и в металлургии.

Ещё одной очень важной особенностью украинского химпрома является его практически полная зависимость от иностранного сырья. Более 70 % первичного сырья для украинских химпредприятий импортируется из России.

Украинские комбинаты, выпускающие фосфатные удобрения, работают преимущественно на импортированных из РФ апатитах Кольского полуострова. В производстве украинских азотных удобрений, в качестве технологического сырья используется природный газ, российский природный газ.

Таким образом, цена на продукцию украинской химической промышленности напрямую зависит от цены на российский газ, который в структуре себестоимости производства азотных удобрений занимает 65–85 %. При этом надо учитывать, что украинские предприятия, выпускающие азотные удобрения, являются главными экспортёрами химической отрасли.

Из вышеизложенного не сложно понять, что большая и наиболее прибыльная часть украинского химпрома практически полностью зависит от российского сырья.

В своё время, будучи министром экономики Украины, А.Кинах заявил, что если цена на газ для Украины превысит 180 долларов за тысячу кубометров, то её химическая отрасль станет нерентабельной и убыточной.

В 2007 году, заместитель Министра промышленной политики УкраиныК.Кучер в одном из своих интервью признался, что ещё в 2006 году по прогнозам украинского правительства, повышение стоимости газа до 130 долларов за тыс. куб. м приведет к полной или частичной остановке химических предприятий. Только рост мировых цен на минудобрения позволил сохранить валовую рентабельность украинского химпрома. При этом он добавил, что по подсчетам украинского Минпрома, при цене на продукцию в 330–350 долларов за тонну и стоимости газа в 230 долларов, химические предприятия Украины станут убыточными.

Отечественные эксперты оптимистично прогнозировали, что мировая цена на удобрения удержится на уровне 330–350 и даже 400 долларов за тонну. Не удержалась. Мировые цены на азотные удобрения снизились в четвёртом квартале 2009 года (по равнению с третьим) в 3 раза — до уровня себестоимости. На данный момент заводские склады украинских предприятий забиты произведённой продукцией. Продать её сейчас просто невозможно. «Организация по вопросам сельского хозяйства и продовольствия» при ООН и «Международная федерация производителей удобрений» прогнозируют восстановление мирового сельскохозяйственного рынка лишь в 2012 году. Это означает, что большого спроса на удобрения не стоит ожидать в ближайшие два года. А значит и цены на них как раньше зашкаливать не будут.

Теперь что касается цены на природный газ. В 1-м квартале 2009 года она для Украины составляла 360 долл. за 1000 куб. м., во втором квартале 2009 года — 270,95 долл. Средняя цена на природный газ для химических предприятий Украины, использующих природный газ как основное сырье, в июне 2009 года была 318 долларов США за тысячу кубометров.

По свидетельству Европейского совета химической промышленности, стоимость природного газа для предприятий химической отрасли Украины, производящих азотные удобрения, в июне 2009 года на 30 % превышала аналогичный показатель их конкурентов в странах Евросоюза, на 40 % — в странах Северной Америки, и в 2,2 раза в России.

Учитывая вышеприведённые ценовые показатели, не сложно понять, что сейчас химическая промышленность Украины стала нерентабельной и находится на грани катастрофы. Если данная ситуация в ближайшее время не изменится в лучшую сторону, украинский химпром погибнет.

Газовые договоренности правительства Украины с Россией, которые Тимошенко считает самыми успешными за всю историю взаимоотношений двух стран, поставили на грань остановки Одесский припортовый завод, «Черкассыазот», ОАО «Стирол», «Днепроазот», «Ривнеазот» и северодонецкое ОАО «Азот», поскольку производить аммиак и аммиачную селитру при установленном уровне цен на газ оказалось нерентабельно.

В данной ситуации химическое лобби смогло в июне этого года протащить через правительство постановление, разрешающее шести химическим предприятиям Украины покупать газ у нерезидентов. То есть, Одесский припортовый завод, ОАО «Стирол», а также «Черкассыазот», «Днепроазот», «Ровноазот» и ОАО «Азот» (Северодонецк) получили эксклюзивное разрешение покупать природный газ не у «Нафтогаза» (имеющего исключительное право на реализацию газа потребителям на территории Украины), а у российских компаний. Подобный шаг должен снизить для них закупочную цену на газ.

Что интересно, данное «спасительное» решение Кабинета министров Ю.Тимошенко было впервые озвучено заместителем председателя правления «Газпром» Александром Медведевым ещё в 2005 году. Уже тогда россияне исходили из того, что Украина не сможет оплачивать поставки газа по европейским ценам, и «Газпром», используя данную ситуацию, будет работать с интересными для него украинскими предприятиями напрямую, без посредников в лице государственных компаний Украины.

Скорее всего, особые отношения основных предприятий украинской химической отрасли с российским «Газпромом» позволят им снизить для себя закупочную цену на газ. Но при этом надо учитывать, что поставки газа заводам нерезидентами приведет не только к уменьшению платежей со стороны НАК в бюджет Украины (поскольку уменьшится объем реализации газа «Нафтогазом» для потребителей), но и сделает российское влияние на химическую отрасль Украины абсолютным и исключительным. В подобной схеме отношений украинское государство становится «третьим лишним». Фактически это можно рассматривать как подготовку к продаже предприятий российскому капиталу. И, судя по всему, первым из них Россия купит Одесский припортовый завод. Для неё он имеет стратегическое значение.

Дело в том, что у данного предприятия есть цех по перевалке аммиака, представляющий собой конечную точку аммиакопровода Тольятти — Одесса. То есть через него непосредственно проходят экспортные потоки всех производителей аммиака на постсоветском пространстве с суммарным годовым оборотом в четыре миллиарда долларов (!). Тот, кто купит завод вместе с украинской частью аммиакапровода и цехом по перевалке аммиака, установит контроль над аммиачным рынком не только Украины, но и всего СНГ. Сейчас уже очевидно, что Юлия Владимировна приготовила ОПЗ для россиян.

Потеря конкурентоспособности украинского химпрома приводит к постепенной потере украинскими химическими предприятиями своего внутреннего рынка. Прежде всего, это сказывается на торговом балансе страны. Если в январе-июле 2005 года, по данным Госкомстата, Украина экспортировала химической продукции на сумму в 1 млрд. 685 тыс. долларов США, а импортировала на 1 млрд. 653 тыс., то в аналогичный период 2009 года её экспорт составил 1 млрд. 355 тыс., а импорт — 2 млрд. 734 тысячи долларов США. То есть, на данный момент, имея свою достаточно мощную химическую промышленность, Украина покупает химической продукции в 2 раза больше, чем продаёт. И это не результат мирового кризиса. Тенденция к увеличению пассивного сальдо торгового баланса продукции химической промышленности возникла не в 2009 году. Странная ситуация, не правда ли?

Если игнорировать факт критической изношенности производственных мощностей химической отрасли, их технологическую отсталость и большую энергоёмкость, то более дешёвый газ для конкурентов, сам по себе, лишает украинский химпром всяких надежд на рентабельность и конкурентоспособность. Российская промышленность получает его в среднем по 70 долларов за тыс. кубометров, в то время как украинская в 5 раз дороже — по 318 долларов за тыс. кубометров.

На данный момент российские, белорусские и узбекские производители методично захватывают внутренний рынок химической продукции Украины. При этом украинские химики не имеют возможности компенсировать потерю внутреннего рынка экспортом продукции. Стоимость природного газа, которая является одним из главных критериев конкурентоспособности, в Украине, как было сказано выше, на 30 % выше среднеевропейской. На традиционные для себя внешние рынки химической продукции сейчас Украина попасть уже практически неспособна.

Не особо лучше ситуация сложилась и с производством фосфорных удобрений. Они так же стали неконкурентоспособными. Несмотря на загрузку соответствующих отечественных мощностей менее чем на треть, увеличивается импорт фосфорных удобрений из России, Беларуси, Узбекистана, Казахстана, а также Китая. По данным бывшего вице-премьер-министра Украины А.Клюева, за первое полугодие 2009 года производство на Украине фосфорных удобрений снизилось на 88 %.

В связи с этим, надо ожидать, что украинское правительство, учитывая его профессиональный и интеллектуальный потенциал, просто блокирует спецпошлинами импорт, предоставив возможность отечественным производителям поставлять удобрения на внутренний рынок по завышенным ценам. Ведь уже сейчас импортная продукция (например, российская селитра) стоит почти в два раза дешевле аналогичной украинской. А это означает, что спасать украинские химзаводы от банкротства будут за свой счёт дышащие на ладан аграрии.

На данный момент, украинский химпром пребывает в полуживом состоянии. На большинстве предприятий около половины сотрудников работает неполную неделю или находится месяцами в вынужденном отпуске. На азотных производствах уже идут сокращения. Всего под угрозой потери работы в настоящее время находятся десятки тысяч работников, большая часть из которых вместо производства занята профилактическими ремонтами и уборками заводских территорий. Зарплату на химпредприятиях не выплачивают по 4–7 месяцев. И это уже считается нормой.

Подводя итог, можно констатировать, что украинская химическая промышленность это:

- изношенность основных материальных фондов на 70 %;

- глубокая технологическая отсталость;

- вынужденная ориентация на выпуск сырья и полуфабрикатов;

- практически полная зависимость от российского сырья;

- отсутствие рентабельности в условиях рыночной цены на природный газ и умеренных мировых цен на удобрения.

А самое главное это то, что на данный момент химическая промышленность Украины балансирует на грани катастрофы.

В такой ситуации увидеть в украинской химической отрасли «Закрома Родины» может только очень слабый на голову человек. На данный момент, химпром превратился в очень тяжёлый камень на шее государства. Именно поэтому правительство мечтает избавиться от его обременительных активов путём их немедленной продажи. В противном случае заводы просто придётся закрыть.

Не сложно понять, что интерес они могут вызвать лишь у того, кто контролирует поставки на Украину сырья для химзаводов и прежде всего — природного газа. Это логично, когда химическую продукцию производит тот, кому принадлежит сырьё. Именно поэтому, главные предполагаемые претенденты на покупку химических предприятий Украины — российские компании. Вероятнее всего — «Газпром». По сути, украинское правительство уже разработало механизм получения контроля над украинскими химпредприятиями газпромовскими структурами.

Химическая дочка концерна, компания «Сибур», может выступить поставщиком газа на украинские химзаводы по давальческой схеме. Закупка газа по принципу толлинга у нерезидентов, как было сказано выше, уже одобрена украинским Минтопэнерго. Такая схема даёт возможность выжить предприятиям в условиях кризиса, но неизбежно приведет к их потере Украиной.

Катализатором продажи наиболее эффективных предприятий отрасли, вероятнее всего, станет приватизация Одесского припортового завода, так как его аммиакопровод и цех перевалки аммиака, как было сказано выше, позволяет контролировать функционирование всех химкомбинатов, специализирующихся на производстве азотных удобрений. Его продажа станет сигналом к переделу всей отрасли. Следующими могут быть проданы: черкасский «Азот», концерн «Стирол», «Ривнеазот» и «Днипроазот».

Продажа основных химических активов Украины иностранцам приведёт к полной потере контроля над ними со стороны украинского государства и радикальному сокращению налоговых поступлений в государственный бюджет со стороны химпрома. К этому необходимо добавить большую вероятность закрытия новыми собственниками части химических предприятий и оптимизацию производства, которая, прежде всего, проявится в массовых сокращениях персонала.

Резюмируя всё вышеизложенное можно констатировать, что свой химпром, как и металлургию, Украина уже потеряла.

<p>4. Апокалипсис украинского машиностроения</p>

Точно так же, как в случае с металлургией и химпромом, рождение украинского машиностроения не имело никакого отношения к независимой Украине. Оно — дитя советской плановой экономики и героических трудовых пятилеток. А «нэзалэжнэ» существование украинского машиностроения — это почти двадцатилетний период деградации, упадка и разрушения.

Проще всего это увидеть в сухих цифрах статистики. В 1990 году машиностроение занимало 31 % в общем объеме промышленного производства УССР. После возникновения «самостийнойи» Украины, машиностроение ужалось до 12 %. То есть, главный показатель технического и промышленного развития страны обвалился на две трети (!). Чтобы понимать смысл происшедшего, надо учитывать, что в экономически развитых странах на долю машиностроения приходится от 30 до 50 % общего объема промышленной продукции. К примеру, в Германии данный показатель — 53,6 %, Японии — 51,5 %, Англии — 39,6 %, Италии — 36,4 %, Китае — 35,2 %. Только такой уровень развития машиностроения обеспечивает техническое перевооружение всей промышленности каждые 8-10 лет.

Стремительное уменьшение масштабов украинского машиностроения сопровождается не менее стремительной его научно-технической деградацией. Та продукция, которую ещё выпускает машиностроительный комплекс Украины, больше похожа на древние технические раритеты, чем на что-то современное и эффективное. И это не случайно, ведь научные исследования в украинском машиностроении фактически не ведутся. К примеру, в США ежегодно на научные исследования в области машиностроения расходуется в среднем 2–2,5 % ВВП, в странах Евросоюза — около 3 % ВВП, а у нас эта цифра исчисляется, в лучшем случае, на уровне 0,1 % ВВП.

На Украине же, начиная с 1991 года, шёл интенсивный и непрерывный процесс изменения структуры промышленного производства в сторону увеличения доли капитало- энерго- и материалоёмких производств и уменьшения выпуска высокотехнологической продукции конечного передела. Иначе говоря, все годы апофеоза победившего «свидомизма» украинская экономика, теряя свой научный и технологический потенциал, сползала на примитивный уровень сырьевого придатка мировой экономической системы. За годы правления «свидомого» панства продукция украинского машиностроения впала в коматозное состояние, уступив место добыче сырья и изготовлению полуфабрикатов. То есть, промышленный приоритет сместился от выпуска сложных машин, станков и агрегатов к производству железных чушек.

Впрочем, несмотря на «утряску» и «усушку» отечественного машиностроения, украинских политиков не перестаёт распирать гордость за его скудные остатки. Возможно, их вдохновляет то, что даже в полудохлом состоянии данная отрасль до сих пор существует в рамках более чем 20 специализированных подотраслей, охватывающих около 360 промышленных предприятий, на которых работает более двухсот тысяч человек. А в общей структуре украинского экспорта машиностроение ещё способно достигать 7-12 %.

Хронические болезни украинского машиностроительного комплекса идентичны тем, которыми страдает металлургия и химия Украины.

Прежде всего, это касается степени износа основных фондов отрасли. На данный момент материально-техническая база украинского машиностроения в целом изношена на 70 %. В мае 2006 года министр промышленной политики Украины В.Баранчук сообщил журналистам, что 82 % (!) станочного парка предприятий украинского машиностроения нуждается в обновлении. В связи с серьезной технологической отсталостью отрасли продукция украинских машиностроителей в целом, за исключением отдельных видов товаров, неконкурентоспособна как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Именно поэтому, в разгар мирового финансового кризиса, в первом квартале 2009 года машиностроительное производство Украины обвалилось на 54,6 % (!) по сравнению с аналогичным периодом 2008 года, хотя еще за год до этого украинские эксперты хором пели хвалебную оду машиностроению, прогнозируя, что по своим показателям роста эта отрасль обгонит металлургию.

Однако грянул кризис, Россия резко сократила украинский импорт, и наше машиностроение оказалось на краю пропасти. Ведь без доступа на внутренний рынок России украинский машиностроительный комплекс обречен на гибель. Без него он существовать не сможет. Этим наше машиностроение похоже на металлургию и химпром, чья продукция практически полностью экспортоориентированна. На внутреннем рынке она не нужна. И это понятно, ведь украинской промышленности, удовлетворяющей потребности Украины, на данный момент не существует. Практически все необходимые гражданам Украины товары (около 90 %) завозятся из-за рубежа. Поэтому на плаву остались лишь те предприятия, которые способны продать свой товар за границу. Как правило, это сырьё и полуфабрикаты. Конечный продукт украинского производства, за очень редким исключением, никому не нужен из-за его некачественности и примитивности. Украинская продукция машиностроения не покупается даже самими украинцами, предпочитающими иностранную технику.

Единственная страна, которая пока заинтересована в существовании некоторых отраслей украинского машиностроения — Россия. Именно благодаря её внутреннему рынку, машиностроительный комплекс Украины до сих пор ещё существует. Докризисное увеличение объемов продаж украинской машиностроительной продукции на внешнем рынке как раз было связано с экспортом в РФ, где по госпрограммам активно велась и ведётся модернизация основных фондов.

Чтобы понять, что собой представляет на данный момент машиностроительный комплекс Украины, необходимо проанализировать состояние его основных отраслей.

Тяжёлое машиностроение

Украинские заводы тяжёлого машиностроения когда-то были построены для производства кузнечного, прессового и металлургического оборудования, прокатных станов, специальных металлорежущих станков для металлургии, оборудования для доменных и сталеплавильных печей, запасных частей для коксохимического оборудования, прокатных валков, врубовых машин, компрессоров, насосов, угольных комбайнов и погрузчиков породы, проходческих щитов, комбайнов и лебёдок, буровых установок и мощных подъёмных машин, шахтных электровозов и вагонеток, металлоёмкого обогатительного оборудования, горнодобывающего оборудования для железорудной промышленности и буровых станков.

Данный ассортимент не может не впечатлять. Однако при всём этом изобилии предлагаемой продукции отечественного машиностроения, украинские предприятия горно-металлургического комплекса предпочитают покупать новое оборудование за границей, у мировых лидеров машиностроения. Сейчас большинство заказов украинских комбинатов приходится на компании «Siemens-VAI» и «Danieli», а также немецкую компанию «SMS Demag». Не хотят украинские металлурги покупать продукцию украинского тяжёлого машиностроения. Предпочитают иностранную.

Проигрывает конкурентную борьбу иностранцам тяжёлое машиностроение Украины по трем основным причинам.

Во-первых, машины и агрегаты западных компаний превосходят украинские своим качеством, надёжностью, долговечностью и эффективностью. Это, прежде всего, следствие научно-технической отсталости отечественных машиностроительных заводов. Технологический уровень западных конкурентов для украинских предприятий практически недосягаем.

Во-вторых, западные компании обладают опытом и финансово-техническими возможностями для реализации проектов «под ключ», что существенно снижает транзакционные издержки заказчика. Украинские машиностроители уже не способны реализовывать от начала и до конца большие проекты.

В-третьих, западные машиностроители могут работать в кредит, под низкие проценты с отсрочкой платежа на несколько лет. Украинские предприятия, из-за своей нищеты, этого делать не могут.

Преодолеть три вышеуказанных фактора и стать конкурентоспособным, тяжёлое машиностроение Украины не в состоянии. Ни сейчас, ни в отдалённой перспективе. Максимум на что оно способно — это производить запчасти, сменное и требующее периодической замены оборудование и агрегаты, а также работать субподрядчиками у иностранных компаний. Европейским производителям бывает выгоднее размещать заказы на изготовление определенного оборудования на украинских предприятиях, чем производить его у себя.

За счёт подобной тактики тяжёлое машиностроение Украины пока и выживает. Понятно, что быть на подхвате у иностранных компаний и тем самым сводить концы с концами, предприятия украинского тяжёлого машиностроения могут достаточно долго, но представлять собой некую ценность, развиваться, предлагать высокотехнологическую продукцию, быть конкурентоспособными они не смогут. Тяжёлое машиностроение Украины и не живёт, и не умирает. Оно просто влачит жалкое существование без всякой надежды на будущее.

Энергетическое машиностроение

Украинские предприятия энергетического машиностроения специализируется на производстве оборудования для всех видов электростанций, в том числе паровых гидравлических турбин, атомных реакторов, генераторов, котлов, дизельных моторов, электроаппаратуры, кабеля и пр. Не смотря на то, что украинское энергомашиностроение потеряло свои позиции на мировом рынке, чувствует оно себя всё-таки лучше, чем тяжёлое. Данный феномен всецело объясняется производственной вмонтированностью украинских энергетических машиностроителей в инфраструктурные проекты РФ (а также Казахстана, Туркмении, Узбекистана и Азербайджана). По данным Минпромполитики, на Россию в первом полугодии 2009 года пришлось более 41 % общего объема экспорта продукции энергетического машиностроения Украины.

На данный момент полностью отказаться от украинской продукции россияне не могут. Но чтобы оптимально решить для себя данную проблему, Москва целенаправленной протекционистской политикой принуждает заводы энергетического машиностроения Украины переносить свои производства на российскую территорию. Официально в России пока не ограничен импорт машиностроительной продукции из Украины, однако там уже действуют налоговые льготы для собственных производителей. Кроме того, недавно российское правительство обратилось к руководству отечественных энергетических монополий с просьбой при выборе поставщиков оборудования отдавать предпочтение российским. В связи с данной тенденцией, чтобы выжить, наиболее успешные украинские заводы энергетического машиностроения готовы стать российскими. По сути, наша страна теряет не только деньги, но также уникальные технологии и специалистов.

Одним из первых украинских предприятий, которое начало двигаться по этому пути, стала компания «Мотор Сич», подписавшая с правительством Саратовской области соглашение о создании совместного производства по выпуску продукции энергетического машиностроения. В Саратовской области «Мотор Сич» занимается организацией выпуска газотурбинных электростанций и газотурбинных приводов для компрессорных станций. Аналогичные планы на данный момент есть и у украинской группы «Энергетический стандарт».

Существует в украинском энергетическом машиностроении ещё одно уникальное предприятие, которое вызывает у России очень большой интерес. Это — ОАО «Турбоатом», входящее в число ведущих мировых производителей всех видов турбин для тепловых электростанций, атомных электростанций и теплоэлектроцентралей; гидравлических турбин для гидроэлектростанций и гидроаккумулирующих электростанций; а также газовых турбин и парогазовых установок для ТЭС. Продукция этого предприятия работает в 45 странах мира на четырех континентах.

Самое главное в «Турбоатоме» то, что он обладает замкнутым циклом производства: от проектно-конструкторской и научно-исследовательской разработки до изготовления, сборки, испытания, отгрузки и обслуживания проданного турбинного оборудования для всех типов электростанций.

Благодаря производству сложной, уникальной, востребованной продукции «Турбоатом» смог сохранить свою прибыльность, даже оказавшись в 1991 году на территории «самостийнойи» и «нэзалэжнойи» Украины, постоянно работая с заказчиками из России, Армении, Казахстана, Мексики и Индии. На данный момент завод является одним из самых рентабельных предприятий страны.

Очевидно именно эти позитивные особенности «Турбоатома» превратили его в лакомый кусок, за который последние годы идёт жёсткая и упорная борьба разных олигархических группировок Украины. Похоже, что данное государственное предприятие обречено на приватизацию со всеми вытекающими из этого последствиями.

Станкостроение

Во времена СССР на территории советской Украины было построено шестнадцать крупных станкостроительных заводов. Благодаря этому УССР занимала второе место после РСФСР по уровню развития станкостроения среди союзных республик.

Приоритетным направлением в украинском станкостроении было изготовление станков токарной группы. Хотя при этом предприятия УССР производили почти всю станочную номенклатуру: фрезерные, агрегатные, шлифовальные, деревообрабатывающие станки, которые тысячами расходились по всему миру.

После распада Союза, станкостроительная отрасль Украины, потеряв всякую поддержку государства и производственно-торговые связи с бывшими республиками СССР, оказалась в состоянии глубокой стагнации. Начался стремительный процесс её деградации и разрушения, отражающий общее состояние украинской промышленности.

Фактически за 18 лет существования постсоветской Украины, ею были безвозвратно потеряны все отрасли высокого передела и высоких технологий. Не только станкостроение, но и радиоэлектроника, приборостроение, производство бытовой техники. Именно этими промышленными направлениями, дающими продукцию с наивысшей добавленной стоимостью, была известна УССР. Однако они нуждаются в слишком больших вложениях, как в науку и технологии, так и в модернизацию производственных мощностей, а поэтому их гибель в рамках «нэзалэжнойи» Украины была предопределена.

Фактически, украинское государство просто избавилось от своих почти прекративших производство станкозаводов, которые были корпоратизированы, а затем проданы в ходе ваучерной приватизации и на сертификационных аукционах. После этого украинское станкостроение, как отрасль, перестало существовать.

Наши отечественные станкозаводы, пока ещё сводящие концы с концами, некогда выпускавшие уникальную продукцию, сегодня либо совсем прекратили выпуск профильной продукции, либо изготавливают на кустарном уровне несколько станков в год по отдельным заказам. Серийного станкостроительного производства Украина давно не знает.

Те украинские станки и оборудование, которые ещё на Украине производятся, на внутреннем рынке практически не востребованы. Почти всё идёт на экспорт. Главный рынок сбыта украинского станкостроения — Россия и Беларусь. Пробиться на западный рынок с украинской станкостроительной продукцией практически невозможно. С западными аналогами она конкурировать не способна.

Из всей станкостроительной отрасли сейчас в относительно полуживом состоянии находятся три завода: Краматорский завод тяжелого станкостроения (КЗТС), Харьковский станкостроительный завод имени С. В. Косиора (ОАО «Харверст») и Одесский завод «Микрон».

КЗТС производит востребованные российским рынком тяжелые токарные станки и автоматические линии для обработки деталей массой до 250 тонн. Во времена Союза этот завод выпускал в год сотни станков, которые продавались в пятьдесят стран мира. Теперь, в лучшем случае, он строит несколько десятков в год, постоянно теряя объёмы производства.

«Харверст», являющийся монопольным производителем круглошлифовальных станков (оборудование для обработки поверхностей вращения), выживает лишь за счёт российских заказов, где в последние годы происходит подъём машиностроения. Хотя до распада СССР, «Харверст» экспортировал свою продукцию в более чем сорок стран мира.

Та же ситуация и на одесском «Микроне». Если заводу удаётся произвести 4–5 станка в год, это считается успехом, ведь основную прибыль он получает от сдачи в аренду собственных площадей.

Проблема украинского станкостроения ещё в том, что его устаревшая продукция, советских разработок, пользуется угасающим спросом. Пока её покупают только по инерции, и из-за того, что нет денег на импортное оборудование. Именно поэтому она в основном продаётся в Россию и Беларусь.

Станкостроительные предприятия Украины вот уже 18 лет не модернизировались. Да и бессмысленна уже модернизация морально устаревшего оборудования. К тому же, все эти годы не разрабатывались новые образцы продукции. И компенсировать эту техническую и технологическую отсталость уже невозможно. Слишком большой разрыв между уровнем развития иностранных и отечественных станков и оборудования. Для выхода на мировой станкостроительный рынок с отечественной конкурентоспособной продукцией нужны сотни миллионов долларов инвестиций, новые кадры и созданная с нуля станкостроительная отрасль Украины.

Транспортное машиностроение

В рамках транспортного машиностроения комфортно себя чувствуют лишь украинские производители грузовых вагонов, цистерн и локомотивов. Но это хорошее самочувствие опять таки напрямую связано с российским рынком. Около 80 % всей продукции украинские вагоностроительные заводы производят для России. РФ не может обойтись без украинских производителей, так как производственных мощностей её собственных предприятий не хватает для удовлетворения растущего спроса. Именно поэтому украинское железнодорожное машиностроение почти безболезненно переживает кризис и экономический спад. Вот только непонятно, что будет с ним после того, как Россия в 2011 году завершит обновление своего железнодорожного парка, ведь нигде больше наши отечественные вагоны не нужны. Даже украинская железная дорога почему-то предпочитает покупать вагоны российского производства.

Сельскохозяйственное машиностроение

Первые предприятия сельскохозяйственного машиностроения появились на Украине еще в позапрошлом веке. Во времена СССР украинское сельскохозяйственное машиностроение представляло собой около ста заводов, изготовлявших различные землеобрабатывающие машины, комбайны, погрузчики, прицепы, оборудование для кормопроизводства и животноводства.

После развала Союза сельскохозяйственное машиностроение бывшей УССР оказалось в глубокой депрессии. За 18 лет независимости сельскохозяйственное машиностроение благополучно пережило девять разнообразных государственных программ своего развития. Однако все эти бумажки, что называется, были, как мёртвому припарка. В итоге, на Украине сельскохозяйственное машиностроение, как отрасль, перестало существовать. Функционируют отдельные предприятия, сводящие концы с концами и балансирующие на грани банкротства за счёт бюджетных средств.

Интересно то, что дотаций отечественному сельскохозяйственному машиностроению со стороны нашего государства хватало лишь на то, чтобы удержать от закрытия ставшие неконкурентоспособными заводы. А средств на развитие и модернизацию не было. В итоге украинский сельхозмаш под защитой высоких тарифных барьеров и казённых дотаций продолжал выпускать свои энергоёмкие, материалоёмкие, невысокого качества и эффективности сельскохозяйственные машины, доставшиеся ему в наследство от СССР.

По этой причине украинские аграрии не имели хорошей техники, а украинское сельскохозяйственное машиностроение пребывало в состоянии искусственно законсервированной стагнации и деградации.

Дабы выйти из этой ситуации, в октябре 2007 года украинское правительство было вынуждено разрешить аграриям закупать до 30 наименований продукции импортного производства с 30 % госкомпенсацией ее стоимости. После этого на внутренний украинский рынок хлынул поток иностранной сельскохозяйственной техники. Преимущественно из России.

Так, например, в 2007 году российская компания «Ростсельмаш», выпускающая зерноуборочные комбайны и другую сельскохозяйственную технику, «отхватила» 60 % украинского рынка. Очень активно на наш внутренний рынок пробивается Гомельский завод сельхозмашиностроения из Беларуси. Также украинские аграрии покупают европейское оборудование и технику итальянского, немецкого, французского и нидерландского производства.

После того, как на Украине появилась импортная сельскохозяйственная техника, украинские предприятия, выпускающие отечественные аналоги, стали закрываться. К конкурентной борьбе они были совершенно не готовы.

Впрочем, проблема не только в несовместимой с жизнью конкурентной слабости отечественного сельхозмаша, но и в том, что украинское машиностроение в принципе не способно удовлетворить все потребности украинских аграриев в технике. К примеру, на Украине изготовляется лишь одна модификация комбайнов, а сельскохозяйственным производителям, как минимум, необходимы комбайны четырёх разновидностей. Наладить их отечественное производство сейчас просто нереально. Нет ни средств, ни специалистов, ни маломальской поддержки со стороны государства. Поэтому единственный выход — покупать иностранную технику. А это значит, что даже те украинские заводы, которые сейчас ещё что-то производят, в ближайшем времени обанкротятся.

Все разговоры о привлечении в данную отрасль иностранных инвесторов больше похожи на мечты Остапа Бендера о светлом будущем Нью-Васюков. Дело в том, что развитие сельскохозяйственного машиностроения напрямую зависит от уровня развития аграрного рынка. Масштабное производство сельскохозяйственной техники и оборудования будет выгодно лишь при масштабном производстве сельскохозяйственной продукции. А с этим на Украине сейчас очень большие проблемы. Именно поэтому украинский сельхозмаш не представляет никакого интереса для иностранных инвесторов.

Украинское же государство дотировать отечественное сельскохозяйственное машиностроение больше не собирается. Точнее, оно уже не способно это делать. Предприятия, которые раньше получали бюджетную дотацию из центра, Кабинет Министров Украины предлагает финансировать из местных бюджетов. Но в местных бюджетах средств на это тоже нет.

На данный момент, Украина импортирует сельскохозяйственной техники больше, чем выпускает её сама. Нашим крестьянам выгодней купить бывший в употреблении импортный комбайн, чем платить свыше полумиллиона гривен за отечественный. Даже с государственной компенсацией в 30 %. А за каждым «бэушным» импортным комбайном стоит необходимость покупки для него запчастей, как правило, также импортного производства. Теряя отечественный рынок сельхозтехники, украинское машиностроение теряет и основу для собственного существования. Про развитие отрасли речь вообще не идёт.

Всё вышеизложенное говорит о том, что Украина не в состоянии иметь своё сельскохозяйственное машиностроение.

Судостроение

До 1990 года СССР производил треть суммарного объема продукции мирового военного кораблестроения и входил в десятку самых развитых стран в области гражданского судостроения. Являясь элементом огромной экономической системы Советского Союза, судостроение УССР строило практически все типы океанских и морских судов (пассажирские, танкеры, сухогрузы, военные корабли), а также теплоходы, портовые краны, катера, земснаряды, траулеры, рефрижераторы и буксиры и пр.

При Советском Союзе Украина производила и ремонтировала 70 % гражданского и военного флота СССР. После распада Союза на территории Украины остался мощный судосторительный комплекс: 11 судостроительных заводов, которые давали более 30 % судостроительной продукции СССР, 7 предприятий судового машиностроения, 11 предприятий морского приборостроения, 27 отдельных научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро.

Однако после провозглашения «нэзалэжности» украинская судостроительная отрасль начала интенсивно деградировать и умирать. Не помогла даже приватизация, больше напоминавшая широкомасштабное мародёрство. Украинское судостроение все годы существования «свидомистской» Украины не обновлялось и не модернизировалось, работая на износ.

На данный момент, при значительных производственных мощностях загрузка судостроительных заводов Украины не превышает 40 %. Эффективность украинского судостроительного производства очень низкая. На наших заводах затраты на обработку тонны металла составляют 120–150 человеко-часов. Для сравнения, в Корее этот показатель — 29 человеко-часов, а на ведущих предприятиях России — 105 человеко-часов. При таких показателях никакие льготы по налогам, никакая дешевизна трудовых ресурсов и сырья не сделают украинское судостроительное производство конкурентоспособными на мировом рынке.

После начала мирового финансового кризиса, украинские кораблестроители за первые 9 месяцев этого года построили 12 судов и плавсредств, что составило 40 % от объемов 2008 г. По данным первого вице-президента ассоциации «Укрсудпром» В.Лисицкого, спад производства имеет место на большинстве предприятий отрасли. Так, с начала года фактически не работают ГП «Судостроительный завод им. 61 коммунара» и «ЧСЗ». Снизился объем производства на «Севморзаводе» и «ХСЗ». В 2009 г. резко упало не только количество выпущенных судов, но и заключенных украинскими верфями контрактов. После сокращения объемов мировой торговли упал и фрахтовый рынок. В итоге это вылилось в аннулирование контрактов на строительство судов различных типов. Судовладельцы массово отзывают заказы. Никто не хочет ничего строить.

Несмотря на это, официальные представители украинской власти с восторгом заявили об очередной «победе», празднуя увеличение доходов судостроительной отрасли в 2009 году, даже не пытаясь понять, что это всего лишь деньги, полученные от выполнения старых заказов. А с заключением новых очень большие проблемы.

Однако не стоит рассматривать мировой финансовый кризис в качестве первопричины тех проблем, которые навалились на наших кораблестроителей. Как было сказано выше, украинская судостроительная отрасль стагнирует еще с начала 90-х гг. По сути, только несколько предприятий демонстрирует позитивную динамику.

Те кораблестроительные заводы Украины, которые как-то ещё держатся на плаву, выживают сугубо за счёт производства полуфабрикатов — корпусов судов (оборудованных трубопроводами, люками и изоляцией). Иностранных заказчиков это устраивает, так как производство корпусов — самая трудозатратная часть в постройке судна. Поэтому любое полностью построенное на украинских верфях плавсредство, для отрасли — целое событие.

Неспособность Украины строить корабли «под ключ» обусловлено тем, что оборудование для оснащения судов в нашей стране не производится, а при покупке его за рубежом таможенные пошлины и НДС ещё больше увеличивают стоимость и без того дорогих комплектующих. В структуре себестоимости судна затраты на комплектующее оборудование и материалы составляют 50–60 %. В результате строительство судна украинским предприятиям обходится на 20–25 % дороже по сравнению с иностранными конкурентами.

Кроме листовой стали, труб и поковок, для кораблестроителей, Украина ничего больше не производит. Более того, отечественные металлурги не выпускают даже профили по европейским стандартам. Наша промышленность не способна предложить судостроителям ни материалов для покрытия, ни качественной сварочной проволоки.

В том числе и по этой причине вся судостроительная отрасль Украины практически тотально ориентированна на экспорт. Корабли украинского производства на Украине никому не нужны. Так например, в этом году из 49 заказов 41 — иностранный (83,6 %), в прошлом году этот показатель составлял 92 %.

Черноморское морское пароходство эксплуатирует сейчас лишь шесть судов, хотя в 1991 году его флот насчитывал 300 плавсредств. Азовское морское пароходство обанкротилось. Украинское Дунайское пароходство закончило 2007 год с убытком 35 млн. гривен.

Украина не претендует на статус морской державы и не обладает собственной грузовой базой. У нас нет судоходных компаний, способных претендовать на статус национального перевозчика. Морские амбиции нашей страны преимущественно ограничиваются пределами портовых территорий. В 1990 году Украинские транспортные суда перевозили более 53 миллиона тонн грузов. На данный момент это всего лишь около 9 млн. тонн, или почти в шесть раз меньше. Потеряно 44 миллиона тонн морских перевозок или 25 миллиардов гривен валовой выручки и десять миллиардов гривен валовой добавленной стоимости (!). Ежегодно украинские компании тратят на фрахтование иностранных судов более двух миллиардов долларов.

При этом надо учитывать, что сейчас в международной торговле более 80 % товаров доставляется по морю. За последнюю четверть века объем этих перевозок увеличился почти вдвое и превысил семь миллиардов тонн в год, а общий тоннаж торгового флота приблизился к миллиарду тонн (!). Мировой финансовый оборот в сфере морских грузовых перевозок — 230–250 миллиардов долларов ежегодно. Добыча рыбы и морепродуктов — 35–40 миллиардов долларов ежегодно. Добыча на морских шельфах нефти и газа — 80-100 миллиардов долларов. И всё это осуществляется благодаря продукции судостроителей.

Разумное сочетание морских грузовых перевозок с судостроительной отраслью могло бы принести в бюджет Украины десятки миллиардов долларов, ведь низкая рентабельность (5 %), характерная для всего мирового судостроения легко компенсируется эксплуатацией судов. Доход от эксплуатации судна в среднем в три, а в рыболовстве — в четыре-пять раз превышает стоимость его строительства. К этому необходимо добавить и то, что развитое судостроение даёт возможность загрузить смежные отрасли — от металлургии до радиоэлектроники. То есть, наибольший экономический эффект от строительства судна возникает при условии его эксплуатации, когда действует весь кластер морской индустрии — судостроение, судовое машиностроение, моторостроение, приборостроение, судоходство, вылов рыбы (и других морепродуктов), судоремонт и портовое хозяйство. Одно дополнительное рабочее место на верфи создает не менее 10 рабочих мест на заводах других отраслей.

Именно поэтому многие страны стимулируют развитие кораблестроительной отрасли налоговыми и другими льготами.

К примеру, Южная Корея (38 % мирового рынка судостроения), Япония (25 % мирового рынка) и Китай (14 % рынка) с начала 2009 г. снизили налоговую нагрузку на судостроение в два раза. В результате их продукция стоит на 17 — 20 % дешевле, чем украинская, и их заводы загружены заказами.

Корея организовала мощнейшую господдержку, практически госсубсидирование своего судостроения, в результате чего произведенные ею корабли очень часто продавались ниже их себестоимости, причем с дисконтом до 40 %. Еврокомиссия боролась с корейцами три года, написала соответствующий многостраничный отчет в ВТО, однако, в конечном итоге, корейцам удалось сохранить регуляторные средства поддержки своего судостроения. Благодаря этому, сейчас именно они определяют ценовую кораблестроительную конъюнктуру в мире.

На Украине ситуация несколько иная. После победы «оранжевой революции», в марте 2005 года правительством были отменены специальные регуляторные условия для украинских судостроителей, обеспечивавшие конкурентоспособность наших корабелов на международных рынках. Государство победившего «свидомизма» абсолютно ничего не сделало для того, чтобы не только развить, но хотя бы сохранить тот судостроительный потенциал, который ему достался в наследство от «колониального» режима СССР.

Самолётостроение

До появления «нэзалэжнойи» Украины в УССР интенсивно развивался авиапром. Советской властью был создан замкнутый цикл производства транспортных и пассажирских самолётов. КБ «Антонов» разрабатывало уникальную авиационную технику, которой порой не было аналогов в мире.

Если учитывать тот факт, что самолетостроение является одной из наиболее прибыльных отраслей машиностроения, перспективы украинского авиапрома в 1991 годы были великолепнейшими. И это не случайно. Ведь процент прибыли с единицы продукции в данной отрасли в 10 раз больше, чем в электронной промышленности и в 100 раз больше, чем в автомобилестроении (!). При должном подходе украинское авиастроение обещало остаться заповедником высоких технологий, входящим в восьмёрку ведущих мировых авиационных производителей. В мире существует восемь стран (если ЕС рассматривать как страну), которые имеют полный цикл производства авиационной, ракетно-космической техники и авиационных двигателей. То есть только восемь стран способны осуществлять разработку и производство самолетов, а также создавать новые типы самолетов. Среди этих стран формально находится и Украина.

Почему формально? Потому, что, как выразился один известный украинский политик, — «пропало всё»! На примере Украины мир видит наглядный пример осуществления принципа: «рождённый ползать, летать не может». За 18 лет «нэзалэжности» Украина не только не поднялась на более высокий уровень развития авиастроения, но и благополучно угробила советское наследие. Об этом даже было официально заявлено в 2008 году, сперва Советом национальной безопасности и обороны Украины, а затем и самим президентом.

Интересно то, что отличительной особенностью украинского авиапрома является его неспособность работать при любой организационной форме, придуманной украинской властью. В июле 2005 года, для оптимизации самолётостроения, постановлением кабинета министров была создана Государственная самолетостроительная корпорация «Антонов». Структура была задумана серьёзная. В неё вошли: ГП «Авиационный научно-технический комплекс имени Антонова» (АНТК им. Антонова, Киев), Киевский государственный авиационный завод «Авиант», Харьковское государственное авиационное производственное предприятие (ХГАПП), ГП «Киевский авиаремонтный завод 410 гражданской авиации», а также Государственный научно-исследовательский институт авиационных технологий УкрНИИАТ.

Однако создание государственной корпорации позитивно на работу авиастроителей никоим образом не повлияло. Более того, в новосозданной корпорации мгновенно вспыхнула война за власть между её составными структурами. Харьковское государственное авиационное производственное предприятие и АНТК им. Антонова вступили в затяжной конфликт, обвиняя друг друга во всех смертных грехах, и периодически устраивая разбирательства в судах. Уже через год эксперты очень скептически оценили дальнейшие перспективы данной структуры, отметив её организационную недееспособность, а также неуёмное поглощение ею без всякого практического результата значительных финансовых средств.

В ноябре 2006 Министерство промышленной политики Украины выступило с инициативой создания нового авиационно-строительного объединения на базе корпорации «Антонов», а в марте 2007 года был создан государственный авиастроительный концерн «Авиация Украины».

Наблюдая за этой кипучей организационной деятельностью украинских чиновников от авиапрома, на ум приходят нетленные строки классика:

«А вы, друзья, как ни садитесь,

Всё в музыканты не годитесь».

Сейчас на Украине существует два завода по конечной сборке самолётов: Киевский государственный авиационный завод «Авиант» и Харьковское государственное авиационное производственное предприятие.

Если бы в этом году правительство не дало «Авианту» деньги, завод просто бы закрылся, так как балансировал на грани банкротства, а его имущество было заложено банкам. На момент февраля 2009 года данное предприятие имело долг около двух миллиардов гривен. Кабминовские средства позволили ему часть этого долга погасить, а также уменьшить задолженности по зарплатам, однако вытащить завод полностью из финансовой ямы Кабмин не сможет. Слишком уж всё запущено. Поработав на предприятии несколько недель, комиссия КРУ зафиксировала факты разворовывания имущества на сотни миллионов гривен, злоупотребления служебным положением и нецелевое использование государственных средств.

На данный момент на «Авианте» работает около 700 человек, хотя по «штатке», для полноценной работы завода, их должно быть не менее пяти тысяч.

«Авиант» уже третий год не может закончить сборку небольшого регионального Ан-148, рассчитанного на 70 пассажиров. Хотя в своё время он получил из бюджета необходимую предоплату. Эксперты отмечают, что подготовка производства велась несистемно, со срывом сроков, ощущалась катастрофическая нехватка квалифицированных рабочих.

Чтобы понять насколько «Авиант» не вписывается в существующие в мире производственные стандарты, отметим, что у компании «Airbus» на строительство одного A320 на 150 пассажирских мест уходит 3–4 месяца. На «Авианте» самолёт строится в среднем в течение года. Очень трудно, практически невозможно найти такого заказчика, который согласится ждать самолёт год, да ещё без всяких гарантий, что в этот установленный срок его заказ будет выполнен. А ведь в советские годы «Авиант» ежегодно производил до 100 ближнемагистральных самолетов. Сейчас на заводе даже мечта о 15 машинах в год выглядит фантастически.

Из вышеперечисленных фактов не сложно понять, что киевский авиационный завод уже давно не занимается серийным производством самолётов, что у него не просто нет необходимых финансовых средств, а он постоянно пребывает на грани банкротства, что у него острая нехватка квалифицированного персонала и необходимого современного оборудования. А главное, похоже на то, что на заводе, мягко говоря, «не сложилось» с руководством.

Харьковский авиационный завод находится в аналогичной ситуации. Уже в середине 2006 года эксперты заговорили о том, что ХГАПП фактически банкрот.

На его сборочной линии стоят самолёты, но все они заложены и перезаложены банкам, а средств на их достройку у завода нет. На момент сентября 2008 года в его цехах оставались недоделанными 19 заказанных самолетов. Завод оказался неспособным своевременно выполнить условия международных контрактов. Из-за того, что предприятие задолжало около 2 миллиардов гривен, банки отказывают предприятию в предоставлении кредита на закупку комплектующих, необходимых для завершения строительства самолетов.

Та же ситуация была и в 2007 году. Тогда заказчики ХГАПП (Ливия, Египед, Иран и Россия) также не получили ни одной машины. А ведь в советские времена Харьковский авиазавод за год выпускал 70 самолетов Ту-134.

О чём это говорит? О том, что гибель Харьковского авиационного завода — это вопрос времени. И, скорей всего, ближайшего времени. Это же касается и «Киевского авиаремонтного завода 410 гражданской авиации».

Учитывая подобную авиационную недееспособность Украины, российский авиапром взял курс на достижение максимальной независимости от украинских поставщиков. В частности, российская «Объединённая авиастроительная корпорация» планирует подписать соглашение с государственной корпорацией «Ростехнологии», предполагающее перенос производства комплектующих для российских самолетов с зарубежных предприятий на российские. Если Россия сможет замкнуть производственные циклы авиастроения, то к 2012 году исчезнут последние остатки украинского авиапрома.

В данной ситуации, дабы себя спасти, наиболее успешные украинские производители авиапрома, вмонтированные в производственные циклы российских авиастроителей, переносят свои производства на территорию РФ.

Так, например, ОАО «Мотор Сич» намерено открыть своё производство в России. Этот украинский производитель авиадвигателей планирует перенести в Московскую область часть цехов по производству двигателей марки ВК-2500 и ТВ3-117 для военных и гражданских вертолетов.

И это не случайный шаг. Ведь в апреле 2008 года пресс-служба ОАО «Вертолеты России» заявила о намерении российских вертолетных предприятий освоить не менее 15 % мирового рынка и втрое увеличить производительность своих заводов. «Мотор Сич» легко вписывается в масштабные государственные программы РФ.

К тому же необходимо учитывать и то, что в любом двигателе, который изготавливается в Запорожье, от 70 до 80 % комплектующих и материалов российского происхождения, а около 90 % всей запорожской продукции продаётся россиянам. Без России «Мотор Сич» просто не выживет.

В данном случае необходимо отметить и тот очевидный факт, что Россия практически полностью контролирует все интересные для себя сферы украинского авиапрома без всякого формального слияния российской и украинской авиастроительных отраслей.

К примеру, легендарный тяжеловес Ан-124 «Руслан», с одной стороны, сугубо украинский проект, но тот факт, что стапели для него в свое время были переданы из Киева в Ульяновск, делают этот проект без участия России невозможным. А вот РФ, при получении полного пакета документации на производство версии «Руслана» модернизированной АНТК им. Антонова, сможет собирать эти самолеты практически без оглядки на Украину.

Кроме «Руслана», Россия также производит Ан-148. В ноябре 2005 года АНТК им. Антонова продал Воронежскому авиастроительному обществу лицензию на этот самолёт. В частности, были переданы права на использование товарного знака, технической документации и производство таких самолетов. По оценкам экспертов, доля украинских комплектующих в Ан-148 составляет не более 40 %, но россиянам её не трудно будет свести к минимуму.

Украинские самолётостроители не перестают гордиться Ан-140. Это самое большое их достижение — первый в истории независимой Украины несоветский самолёт, который был разработан и построен исключительно «нэзалэжными» украинцами. Этим гордятся не только наши самолётостроители, но и многие «свидомо» возбуждённые патриоты, доказывая фактом существования сугубо украинской разработки самолёта свою национальную полноценность. И это, безусловно, прекрасно. Вот только и тут «кляти москали» испортили тихую радость и гордость украинства. Ведь к концу 2009 года Россия планирует полностью перенести производство Ан-140 на свою территорию. Об этом заявили менеджеры самарского ОАО «Авиакор — авиационный завод». Более того, данное предприятие уже объявило о намерении свернуть кооперацию с Харьковским авиационным заводом в рамках производства этого авиалайнера. На самарском «Авиакоре» уже есть полная документация по этой машине, завершается освоение производства некоторых недостающих агрегатов.

Можно ли сейчас сказать, что украинский авиапром как организационная и технологическая система умер? Можно. В этом смысле украинской авиационной промышленности уже не существует. Да, украинские заводы ещё могут собрать какой-нибудь «Ан», но это уже кустарная, а не промышленная, серийная сборка.

Чтобы существовала авиационная промышленность того или иного государства, оно, это государство, должно занимать какой-то сегмент мирового авиационного рынка. Занять этот сегмент страна может лишь путём системного обеспечения авиаперевозок именно своими самолётами. Если сегмент рынка авиаперевозок не будет занят её самолётами, его займут конкуренты. Это означает либо частичную, либо полную потерю рынка, за которой следует сокращение производства, снижение прибыли и автоматическую деградацию отрасли.

К тому же просто выпустить самолет это ещё далеко не всё. Кроме этого надо изготовить тренажеры для обучения пилотов, обеспечить пред- и послеполетное техническое обслуживание самолетов в аэропортах, организовать регламентные ремонтные работы.

Расчёты специалистов показывают, что для того, чтобы Украине удерживаться на мировом рынке транспортной авиации, постоянно летать должны, как минимум, 200 единиц Ан-148. А в год таких машин необходимо выпускать, как минимум, 35 штук. В 2008 году Украина выпустила всего пять самолетов («Боинг» за это же время поднял в воздух более 400 авиалайнеров). Сомнительно, что даже при очень благоприятных условиях, наша страна уже способна произвести в год 35 единиц техники, а значит, и самостоятельно удержаться на мировом рынке авиационной техники. Именно потому серийное производство данной машины началось в Воронеже, а не Харькове, как это изначально планировалось.

К этому ещё можно добавить необходимость многомиллионной модернизации основных фондов украинского авиапрома, которые за последние 18 лет абсолютно не обновлялись. То, как когда-то выпускались советские самолёты, совершенно не соответствует технологическим стандартам современного авиастроения. Для этого необходимо новое технологическое оборудование. Представители украинского авиапрома мечтают о 600 миллионах долларов инвестиций. Но всякому здравомыслящему человек сейчас уже понятно, что такие деньги в погибшее украинское самолётостроение уже никогда не придут.

Ракетно-космический комплекс

После развала СССР, Украина унаследовала почти треть всей советской космической отрасли. В УССР на космические программы работало 140 предприятий и институтов, которые обеспечивали работой 200 тыс. человек.

На данный момент основой украинской космической отрасли является Государственное «Конструкторское бюро «Южное» им. М. К. Янгеля» и ПО «Южный машиностроительный завод» им. Макарова.

В советское время КБ «Южное» занималось разработкой межконтинентальных баллистических ракет (МБР), космических ракет-носителей и космических аппаратов. Приоритет отдавался межконтинентальным баллистическим ракетам. Всего Советский Союз создал 20 типов МБР. Двенадцать из них было спроектировано и произведено на Украине. Таким образом, украинское ракетостроение было создано исключительно в военных целях. В те времена в УССР ежегодно выпускалось около 100 стратегических ракет.

Наиболее известная разработка КБ «Южное» — советская межконтинентальная баллистическая ракета РС-20 «Воевода» (по классификации НАТО — SS-18 «Satan»). Данный смертоносный агрегат по своему совершенству и разрушительной мощи не имел и не имеет до сих пор аналогов в мире. В своё время он наводил ужас на потенциальных противников СССР. Однако в украинской космической программе на 2007–2011 годы средства на разработку боевых ракет не заложены, хотя именно они всегда были главным козырем украинских ракетостроителей. Боевые ракеты «нэзалэжний» Украине не нужны.

На сегодняшний день украинская космическая отрасль включает 7 конструкторских бюро, научно-исследовательских и проектных институтов, 12 промышленных предприятий, а также 13 специализированных предприятий и учреждений, на которых работают около 43 тысяч человек.

Несмотря на то, что по сравнению с уровнем 1991 года, украинское ракетостроение сократило своё производство в шесть раз, его предприятия сумели сохранить производственные мощности. Однако данный факт не даёт особого повода для оптимизма, так как за последние 18 лет модернизация основных фондов отрасли не проводилась. Украинские ракетостроительные предприятия до сих пор работают на советском оборудовании и технологиях.

Подобная ситуация вполне закономерна, так как в условиях «нэзалэжности» КБ «Южное» осталось без государственных заказов, сократив штат своих сотрудников в два раза (в советские времена, вместе с рабочими завода их было 60 тысяч человек). Интеллектуальные, технологические и производственные масштабы советского КБ «Южное» оказались слишком велики для суверенной Украины.

После 1991 года украинское ракетостроение практически лишилось государственной поддержки. Доставшееся в наследство от СССР ракетостроение Украине оказалось ненужным. Выделяемых из бюджета денег (около 10 млн. дол.) с трудом хватает лишь на поддержание жизнедеятельности предприятий. Ни о каком развитии украинской космической отрасли речь не идёт, и идти в принципе не может. Для её развития нет необходимых финансов. И уже никогда не будет.

К примеру, подготовка и полет космонавта требует 18–20 миллионов долларов, а разработка, изготовление и вывод на орбиту не самого сложного спутника около 50 миллионов. Для украинской космической отрасли это фантастические суммы. Именно поэтому, чтобы выжить, украинским ракетостроителям приходилось выпускать троллейбусы, велосипедные колеса и весла для академической гребли. В основном же, отрасль сводит концы с концами благодаря продаже разработанных в советские времена технологий и предоставлению ограниченного набора услуг ведущим космическим державам мира в рамках коммерческих программ по выводу на орбиту Земли искусственных спутников.

Фактически украинская космическая промышленность может существовать лишь при условии тесного сотрудничества с другими странами, в меру своих сил и возможностей обслуживая их космические интересы. Именно поэтому украинские предприятия стремятся получить доступ к госзаказам иностранных государств (в первую очередь России).

На данный момент наша страна имеет три вида современных ракет-носителей: «Зенит», «Днепр» и «Циклон-3». Их используют для своих запусков не только россияне, но американцы и европейцы. Также Украина сотрудничает по отдельным проектам с Бразилией, Китаем, Индией, Египтом, Израилем. Принимала участие в таких международных проектах как «Вега», «МКС», «Радиоастрон», «Спектр», «Галилео», «Sea Launch» и «Land Launch».

Из перечисленных выше проектов в украинских СМИ шумно пиарились лишь «Морской» и «Наземный старт». Наверное, это показательно, так как только «Sea Launch» и «Land Launch» являются сугубо коммерческими мероприятиями, все остальные представляют собой масштабные научные исследования, начавшиеся ещё во времена СССР. Наука «нэзалэжну» украинскую державу не интересовала с первого дня своего существования.

«Sea Launch» («Морской старт») — это ракетно-космический комплекс морского базирования созданный для запуска коммерческих спутников разного назначения из акватории Тихого океана. Размещение старта на мобильной плавучей платформе позволяет выбирать самое оптимальное с точки зрения энергетических возможностей ракеты-носителя место старта.

Проект «Land Launch» («Наземный старт») родившийся в Москве 16 января 2004 является продолжением «Морского старта». Осуществляется он консорциумом «Sea Launch» и российско-украинской компанией «Международные космические услуги». Если ракеты-носители «Sea Launch» запускаются с платформ на экваторе, то ракеты-носители «Land Launch» со стартовой площадки на космодроме «Байконур». Первая ракета-носитель этого проекта стартовала 28 апреля 2008 года.

По оценкам специалистов, проект «SeaLaunch» — наиболее совершенный по техническому уровню международный коммерческий проект.

«Sea Launch» начал работу в 1995 году. Его участниками стали «Boeing Commercial Space Company» (40 % капитала), российская РКК «Энергия» им. С.П. Королева (25 %), норвежская «Aker Kværner» (20 %), украинские КБ «Южное» (5 %) и «Южмаш» (10 %).

Забавно то, что по версии украинских средств массовой информации роль Украины в данном проекте чуть ли не ключевая. А как же иначе? Ведь ракеты-то там — украинские! Наверное, «Зенит-3SL» можно назвать «украинским», но только если игнорировать тот факт, что двигатель данной ракеты-носителя — российского производства. А именно двигатель является наиболее сложной и дорогостоящей частью любого летательного аппарата. 60 % комплектующих к «Зениту» также российского производства. Технически сложная и дорогая стартовая площадка «Sea Launch» — американо-норвежская. Клиенты проекта приглашаются «Boeing Launch Services Inc». Из всего вышеперечисленного несложно понять, что участие Украины в «Sea Launch» — второстепенное.

Впрочем, сейчас размер украинского вклада в проект особой роли уже не играет. Дело в том, что в июне этого года консорциум «Sea Launch» заявил о своём банкротстве. Причина такого шага — судебный иск телекоммуникационной компании, потерявшей свой спутник после неудачного запуска ракеты-носителя. Суд обязал консорциум выплатить истицу 52 млн. дол. После этого менеджерам «Sea Launch» ничего не оставалось, как подать в суд прошение о добровольном банкротстве. Перспективы дальнейшего существования «Морского старта» крайне туманны.

К этому можно добавить, что если «Sea Launch» не продолжит работу, украинский завод «Южмаш» потеряет половину всех своих доходов.

По мнению украинских официальных лиц, новым этапом в развитии Украины как космического государства может стать украинско-бразильский проект строительства на приэкваториальном космодроме «Алкантара» стартового комплекса для модернизированной ракеты-носителя «Циклон-4». Представители украинской власти глубоко убеждены, что реализация этого проекта позволит Украине проводить независимую космическую политику, расширить спектр и войти в новые сегменты рынка пусковых услуг.

Бразильский космический центр «Алкантара» расположен на побережье Атлантического океана всего в двух градусах от экватора. Близость пускового центра к экватору позволяет повысить массу выводимой полезной нагрузки на 30–40 % за счет использования дополнительной составляющей скорости вращения Земли в районе экватора.

Сам договор о сотрудничестве в рамках проекта Украина и Бразилия подписали в 2003 году. Украинско-бразильское СП «Алкантара-Циклон-Спейс» было создано в 2006 году. Права и ответственность участники межгосударственного проекта поделены поровну. Бразильцы строят общую инфраструктуру пускового центра «Алкантара», а украинцы ракету-носитель «Циклон-4», а также системы и агрегаты технического и стартового комплексов. Финансирование проекта осуществляется Украиной и Бразилией в соотношении 50:50. Размер уставного фонда — 105 млн. дол.

Завершение работ по стартовому комплексу намечено на октябрь-ноябрь 2010 года. В настоящее время идет уточнение ключевых параметров проекта. Первый запуск в рамках программы намечен на 2011 год.

Всё это выглядит достаточно перспективно. И даже радужно. Однако существует два серьезных «но».

Первое из них заключается в, можно сказать, фундаментальном вопросе: что будет делать Украина, если Россия примет решение игнорировать данный проект и в той или иной форме откажется сотрудничать с «Южмашем» в производстве ракеты-носителя «Циклон-4»?

Ведь что бы там не рассказывали украинские официальные лица о нашей стране как космической «дэржави», построить самостоятельно ракету-носитель без России Украина не способна. А интересы РФ слабо согласуются с интересами «Алкантара-Циклон-Спейс». Не нужны ей на этом рынке конкуренты, тем более в виде Украины.

К тому же, у России есть свои планы относительно Бразилии, которые касаются создания нового мощного носителя, а также строительства в «Алкантаре» стартового комплекса носителей семейства «Ангара», включающего в себя РН всех классов, от «легких» до «тяжелых». И в этом проекте, Украина, в общем-то, не нужна. Единственное, что сейчас сдерживает его реализацию, это неспособность России и Бразилии обеспечить проект необходимым для коммерческого успеха количеством пусков.

И здесь, кстати, возникает вторая фундаментальная проблема «Алкантара-Циклон-Спейс» — невозможность наполнить проект даже минимальным количеством заказов. У Бразилии космические потребности незначительные, у Украины их нет вообще (их удовлетворил в полной мере спутник связи «Сич», который может «болтаться» на орбите 15 лет). А клиентов они не смогут привлечь самостоятельно, ведь данный рынок контролируется тремя мощными операторами («LockheedMartin», «Boeing» и европейской «EADS»), которые вряд ли захотят подвинуться только потому, что Украина и Бразилия решили заработать на пусках. К тому же, эти же три компании входят в список пяти крупнейших производителей спутников. Без них на этом рынке ничего не решается. Ведь тот же «Sea Launch» существовал в значительной мере благодаря американскому «Боингу» с его солидными клиентами. А кто таких клиентов будет приводить в украинско-бразильский проект? Ведь сами по себе пусковые установки и ракеты-носители — это просто железо. В деньги они превращаются лишь тогда, когда их собирают под конкретного клиента. Но этот клиент должен появиться до начала реализации проекта, иначе проект не будет иметь коммерческого успеха. «Алкантара-Циклон-Спейс» таких клиентов не имеет до сих пор.

На данный момент ситуация с «Алкантара-Циклон-Спейс» очень сильно напоминает ситуацию с нефтепроводом «Одесса-Броды». Его начали строить, исходя из принципа: был бы нефтепровод, а нефть найдётся. Ни продавца нефти, ни покупателя тогда под этот проект не было. «Трубу» в землю зарыли, но ситуация с продавцом и покупателем так и не изменилась. Их нет до сих пор. Каспийская нефть так и не пошла в Европу. Сейчас этой «трубой» по своему усмотрению пользуются россияне, но это использование её даже не окупает. О прибыли вообще речь не идёт. При этом забавно то, что сам проект «Одесса-Броды» был разработан еще в СССР под иракскую нефть, поставками которой Садам Хусейн должен был гасить свои долги перед Союзом.

Очень похоже, что украинско-бразильский космический проект «Алкантара-Циклон-Спейс» может повторить судьбу украинского нефтепровода «Одесса-Броды».

Официальные лица Украины не устают повторять, что на рынке строительства ракет-носителей и их коммерческого использования для выведения на орбиту полезных грузов Украина занимает 3–4 место в мире. В подтверждение этого, к примеру, не раз заявлялось, что в 2004 году она обеспечила ракетами-носителями собственного производства («Зенит», «Днепр», «Циклон-4» и «Маяк») 13 % мирового рынка пусковых услуг.

Однако при этом умалчивается тот факт, что все без исключения перечисленные выше ракеты-носители были спроектированы и построены в СССР. За 18 лет независимости Украина не разработала и не создала ни одной сугубо украинской ракеты-носителя. Единственная заслуга «нэзалэжнойи» Украины в космической сфере, это техническое приспосабливание старых, советских боевых ракет к коммерческому использованию. Современное украинское ракетостроение ничего не создаёт, оно просто в меру своих сил и возможностей использует с выгодой для себя доставшееся ей советское наследие.

Украинские официальные лица с пафосом рассказывают с высоких трибун об украинской космической индустрии, но на самом деле этой индустрии не существует. То, что называют украинской космической отраслью, — это совокупность отдельных заводов, из которых невозможно сложить действующую систему, производящую конечный продукт. В украинской космической отрасли отсутствует ряд ключевых производств.

К примеру, Украина не производит автоматические стартовые комплексы для своих «Циклонов» и «Зенитов». Они созданы в московском КБ транспортного машиностроения.

Также стратегически слабым местом украинского ракетостроения является его неспособность разрабатывать «большие» ракетные двигатели с тягой в десятки и сотни тонн, которые устанавливаются на первых ступенях космических носителей. Да, в Днепропетровске производят «большие» ракетные двигатели первой и второй ступеней носителей «Циклон», и второй ступени «Зенит», но делается это по лицензии подмосковного НПО «Энергомаш им. Глушко», где они были в свое время созданы. А ведь без умения создавать ракетные двигатели, ни о каком собственном, сугубо украинском ракетостроении, говорить нельзя. Тем более, о его развитии.

Также смешно слышать чьи-то рассуждения об украинском спутниковом производстве. Украина способна собрать один не сложный спутник в течение нескольких лет. О промышленном производстве, понятно, речь не идёт.

Именно поэтому то, что называют «украинской космической отраслью», это всего лишь региональные обломки советской ракетно-космической промышленности, из которых сложить нечто самодостаточное просто невозможно. Все космические программы, которые официальные украинские лица называют «украинскими», на самом деле сугубо российско-украинские. Без России Украина не может построить и запустить в космос ни одной ракеты.

А отсюда вытекает то, что ни в одном космическом коммерческом проекте без России Украина участвовать не может. Более того, несамодостаточность украинских ракетостроителей, неспособность их самостоятельно построить носитель и запустить его в космос, делают их неконкурентоспособными по отношению к тем государствам, которые могут самостоятельно разрабатывать ракетные комплексы и запускать ракеты-носители на орбиту. Именно поэтому на рынке космических услуг Украина обречена быть у кого-то на подхвате, играть второстепенную роль.

А посему все разговоры о том, что наша страна занимает 13 % мирового рынка пусковых услуг не более чем игра с цифрами. Какой-то сегмент рынка украинская космическая отрасль могла бы занимать, если бы была в состоянии самостоятельно создавать, производить и запускать ракеты.

К сожалению, приходится констатировать, что, несмотря на то, что украинские ракетостроители приспособились к рынку и с грехом пополам сводят концы с концами даже без инвестиций и модернизации производства, космическая отрасль Украины интенсивно деградирует. Многочисленные улучшения старых советских ракет очень трудно рассматривать как развитие ракетостроения. Для развития нашей космической отрасли нужны новые, масштабные научно-технические проекты, но, в рамках государства «Украина», отечественное ракетостроение поднять новые проекты не способно.

Военно-промышленный комплекс

На момент развала Советского Союза, военно-промышленный комплекс (ВПК) УССР насчитывал более 3,5 тысяч предприятий. Заводов с сугубо военным производством на советской Украине было около 700. На них работало почти полтора миллиона человек.

Однако после провозглашения «нэзалэжности» военно-промышленный комплекс Украины начал стремительно деградировать. Уже к 1997 году количество оборонных предприятий сократилось в пять раз. В этот же период доля оборонной промышленности в общем объеме продукции машиностроения ужалась в семь раз.

История гибели украинского ВПК стала зеркальным отражением печальной судьбы всей промышленности Украины. Имперское военное производство УССР оказалось слишком велико для местечковых масштабов независимой Украины, а посему оно изначально было обречено на гибель.

То, что сейчас с пафосом называют украинским ВПК — это не более чем конгломерат предприятий, научно-исследовательских институтов и ремонтных заводов, которые являются элементами российских производственных цепочек по выпуску того или иного вида вооружений. Военно-промышленного комплекса Украины, как некой самодостаточной производственной системы, способной создавать конечную продукцию, не существует. Это объясняется тем, что заводы, на которых осуществлялась завершающая стадия изготовления военной продукции, размещались в РСФСР. После провозглашения «нэзалэжности» вдруг выяснилось, что на территории Украины нет предприятий, способных производить военную технику от разработки проекта до серийного выпуска и послепродажного обслуживания. В результате этого, готовое к использованию вооружение, в выпуске которого участвует Украина, сейчас может появиться лишь на заводах российского ВПК. При этом, если в 1991 году Украина не была способна самостоятельно создать ни одного вида вооружения, то Россия, на момент распада Союза, располагала полным циклом изготовления 20-ти основных видов вооружений.

Более того, факт практически полной зависимости украинских оружейников от России постепенно усугубляется стратегическим курсом РФ на создание автономных циклов производства собственных систем вооружений. Эта политика планомерно проводится Владимиром Путиным, начиная с 2000 года. Впрочем, Борис Ельцин тоже был в этом смысле не дурак и уже в 1992 году подписал секретный указ, предписавший все новые виды российских вооружений и военной техники разрабатывать и изготавливать исключительно на предприятиях РФ.

К примеру, при создании нового вертолёта Ка-60 Россия отказалась от вертолётных двигателей «Мотор-Сич». В проект создания новейшего российского комплекса ПВО С-400 не пустили ГАХК «Днепровский машиностроительный завод», который когда-то принимал участие в создании и производстве С-300. Баллистическую ракету «Тополь-М» Россия создала без КБ «Южное». Примеров создания замкнутых циклов военного производства в России можно привести достаточно много.

На Украине ситуация иная. Практически все без исключения предприятия украинской оборонной промышленности работают благодаря российским контрактам, а половину своего оружия украинский ВПК изготовляет для России. Более 70 % предприятий-поставщиков систем и комплектующих для украинских оборонных предприятий находятся в России. Если бы не было РФ, пока ещё функционирующие заводы ВПК Украины уже давно бы остановились.

На данный момент без участия россиян Украина способна производить немного переделанный и усовершенствованный советский танк Т-80, который торжественно объявлен сугубо украинской разработкой — Т-84 («Оплот» и «Ятаган»). Ещё завод им. Малышева способен самостоятельно производить ряд советских бронетранспортёров и осуществлять модернизацию таких советских танков как Т-64 (для красоты назван «Булат»), Т-55, Т-72 и Т-62. И всё! На этом военно-промышленная самодостаточность Украины заканчивается.

Что такое государственный заказ, ВПК Украины практически не знает. Выживает украинская «военка» сугубо за счёт иностранных заказов. Необходимой финансовой и организационной поддержки со стороны государства военно-промышленный комплекс Украины никогда за 18 лет не получал. Само его существование представляет собой отчаянную борьбу за выживание, в которой какие-то предприятия смогли уцелеть, а какие-то (их подавляющее большинство) приказали долго жить.

Основные фонды украинского ВПК, в целом, изношены на 70 %. Невысокая рентабельность (конкуренты загоняют украинских производителей в демпинговый ценовой коридор), небольшие доходы от продаж техники не дают даже надежды на восстановление утраченных советских мощностей, и, главное, лишают возможности радикального их обновления. Рассчитывать на инвестиции украинские оборонные предприятия не могут. Точно так же они не могут и надеяться на поддержку украинского государства. В Польше, к примеру, на переоснащение инфраструктуры оборонного комплекса ежегодно расходуется 800 миллионов долларов США, в то время как на Украине — не более 100. И то, большая часть этой суммы остаётся на правительственной бумаге.

В структуре украинского военного экспорта преобладают услуги по ремонту или модернизации советской техники уже десятки лет находящейся на вооружении.

За 18 лет «нэзалэжности» украинским ВПК не было разработано и произведено ни одного принципиально нового образца вооружений, не говоря уже о серийном выпуске. Всё, что «создаёт» Украина в сфере вооружений, было разработано, построено и запущено в серию во времена СССР.

Разговоры официальных украинских лиц о якобы мощном высокотехнологическом потенциале украинской «оборонки» больше походят на шаманские камлания, чем правду. За почти двадцать лет деградации и разрушения украинского ВПК, говорить о его каком-то высокотехнологическом значении невозможно. В масштабах мирового рынка, наукоёмкая продукция оборонных предприятий Украины составляет 0,1 %. И это не удивительно, так как объём средств, выделяемых Украиной на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) составляет 0,01 % от необходимого. Всё, что можно было украсть, уже украдено, всё, что можно было продать, — продано, всё, что можно было разрушить, — разрушено. Способные на креатив специалисты — разбежались.

Если завод, выпускающий высокотехнологическую продукцию, остановлен, либо работает не по профилю, через пять-семь лет начать производство на нём традиционной для него продукции будет практически невозможно. Просто не будет людей, способных эту продукцию разработать, создать и запустить в серийное производство.

За годы независимости Украины численность научных работников в НИИ и КБ сократилась в разы. Сейчас восполнить потери высококлассных конструкторов-разработчиков, технологов и квалифицированных рабочих практически невозможно. Для этого необходимы колоссальные финансовые вливания, масштабная организационная работа и, в лучшем случае, десятилетия работы без конечного результата. Для сегодняшней Украины всё это — абсолютно неподъёмное.

По западным стандартам, для существования внутреннего рынка вооружений оборонные расходы государства должны составлять 2–2,5 % ВВП. В 2009 году официальный военный бюджет Украины составил 1,12 % ВВП. Реальный военный бюджет (если вычесть пустой «спецфонд») в 2009 году был около 0,7 % ВВП (7,4 млрд. гривен). Военный бюджет на 2010 год планируется Кабмином примерно в таком же размере. Забавно то, что в Европе, выделять на оборону меньше 1 % от ВВП позволяет себе лишь Люксембург. Но это только потому, что у этого карликового государства нет армии, если не считать нескольких бутафорских подразделений.

По расходам на одного солдата Украина занимает 125 место из 150 стран, где исчисляется этот показатель. О каких-то программах военного развития речь не идёт с момента «нэзалэжности». В последние годы уже не ставится вопрос даже о военных учениях (минималистские «манёвры» с участием нескольких сотен солдат для услады взора президента Украины мы учитывать не будем). На учения просто нет денег. Сейчас главная забота Министерства обороны Украины это хоть как-то накормить, помыть и одеть сверхсрочников. А также организовать функционирование воинских частей без тепла и электричества (спасают дрова и полевые кухни).

Многие украинские политики и чиновники периодически кричат о кризисе, охватившем армию Украины. Однако на самом деле они нагло лгут. Кризиса нет, так как украинская армия уже не существует. Ведь сам факт скопления полуголодных, одетых не по сезону, немытых людей в разваливающихся казармах не может говорить о том, что эти люди — армия. Как и сам факт наличия паркетных генералов, видевших войну лишь по телевизору.

Нетрудно понять, что если у страны нет собственной армии, ВПК ей не нужен. Именно поэтому вслед за исчезновением украинской армии последует и исчезновение украинских оборонных предприятий. Это просто вопрос времени. Причём ближайшего.

Чтобы это понять, необходимо обратиться к особой гордости Украины — её танкостроению. Именно танки и бронетранспортеры являются тем видом вооружений, полный цикл производства которого Украина смогла освоить самостоятельно. В общей сложности 95 % их комплектующих изготавливается на Украине, ещё 5 % — это старые запасы советских комплектующих (главным образом, пулеметов), а также закупки в странах дальнего зарубежья.

После развала СССР на территории Украины остался легендарный танковый завод им. Малышева, способный выпускать советские танки Т-80УД. Однако после того как Союза не стало, производство этих машин было остановлено. Украинская армия их купить не могла, а на внешний рынок пробиться со своей техникой завод был не способен.

В 1996 году данную ситуацию резко изменил пакистанский заказ на 320 единиц Т-80УД. Сложные отношения с Индией заставили Пакистан задуматься об укреплении своего бронетанкового кулака. Пакистанцев привлекла откровенно бросовая цена Т-80УД — 2 млн. долларов за одну машину, что на 40 % было дешевле российского Т-90.

Забавно, но когда пакистанская делегация появилась на заводе им. Малышева, его тогдашнее руководство и оставшиеся рабочие, в духе весёлого водевиля устроили для приезжих целое театральное представление. Пока пакистанцы чинно шествовали по цехам, неспешно осматривая завод, рабочие, которые имитировали работу в ранее осмотренном цеху, мчались дворами в следующий, чтобы и там вдохновенно имитировать бурную деятельность, дабы у заказчика возникла иллюзия функционирующего предприятия. На тот момент по территории предприятия бегали стаи полудиких собак.

Подобное шоу было не случайным. В советские времена завод был способен выпускать 600 — 800 единиц военной бронированной техники в год (не считая гражданской продукции), а численность его персонала достигала 50 — 60 тыс. человек. Уже в 1996 году, после пяти лет независимости, рабочих на заводе осталось около пяти тысяч, а основное его производство было остановлено. После завершения пакистанского контракта (в 1999 году), на предприятии работало около 13 тысяч человек, а загрузка мощностей на тот момент, по оптимистическим оценкам, не превышала 20 — 30 %. В 2009 году количество единственного украинского танкостроительного предприятия не превышает 5 тысяч человек. И бронетехнику оно не выпускает.

Театральное представление, устроенное тогда администрацией и рабочими завода им. Малышева оказалось убедительным, и в 1996 году Пакистан подписал с Украиной контракт на поставку пакистанской армии 320 танков Т-80УД на общую сумму в 650 млн. долларов США. При этом интересно то, что, заключая контракт, Киев прекрасно знал, что его реализация для Украины если не невозможна, то крайне тяжела. На момент 1996 года, наша страна не располагала замкнутым циклом производства танков. Важные узлы боевых машин необходимо было импортировать. Но в марте 1997 г. представитель «Росвооружения» заявил о том, что Россия не будет принимать участие в украинско-пакистанском проекте.

В данной ситуации Киев принял решение создать свой замкнутый цикл производства Т-80УД. Наибольшей проблемой оказалась танковая пушка. Её традиционно производила Россия.

Данный вопрос был решён конструкторским бюро, занимавшимся во времена Союза разработкой электродинамического оружия в рамках программы создания противокосмического оружия «АнтиСОИ». В марте 1998 украинская танковая пушка была готова. После этого Киев заявил, что его разработка намного лучше российского аналога. Однако, вместе с тем, тогда долго ходили слухи, что стволы украинских танковых пушек выходили из строя после 25-го выстрела (к примеру, ствол пушки французского танка «Леклерк» выдерживает 400 выстрелов) и поэтому Кучма лично уговорил Ельцина, негласно продать Украине танковые пушки российского производства. Такой вариант не исключается, так как создать за год качественный продукт такого уровня технической сложности практически невозможно. На это уходит, как минимум, пять лет.

Как бы там ни было, но пакистанский танковый контракт был реализован. Однако вряд ли можно сказать, что это позволило украинскому танкостроению не только развиваться, но и уцелеть. Сейчас уже можно сказать, что украинской танковой отрасли не существует.

И дело даже не в том, что максимум, на что способен завод им. Малышева, это переделать и модернизировать кустарным способом когда-то созданный на ленинградском заводе им. Кирова советский танк Т-80. Главное это то, что Украина неспособна разработать принципиально новый танк. Вторая основная проблема заключается в том, что украинское танкостроение не знает что такое серийное производство даже старой техники. То, чем занимаются все годы «нэзалэжности» наши танкостроители, скорее напоминает починку и переделку советских военных машин в промежутках между периодами многолетнего простоя.

Украинское танкостроение за годы существования проекта «Украина» потеряло уникальный коллектив высококвалифицированных инженеров и рабочих. Из-за этого возникает очень большое сомнение, что украинские танкостроители на данный момент способны даже на качественную модернизацию и ремонт боевой техники. Талантливый, профессиональный токарь — это такая же большая редкость, как и талантливый, профессиональный инженер. Ведь чтобы подготовить хорошего станочника (при условии, что есть высококлассные специалисты, способные передать свой опыт и навыки) необходимо не менее 5–6 лет практической работы.

Иллюстрацией к сказанному является невысокое качество периодически выпускаемой заводом им. Малышева военной продукции.

Так, например, в августе 2001 года неожиданно разгорелся скандал вокруг контракта на поставку в Иорданию 50 бронетранспортеров БТР-94 (модернизированный советский БТР-80, разработанный в начале 80-х годов прошлого века). Прежде всего, заводом им. Малышева был сорван срок выполнения контракта. Но главное даже не это, а то, что на 90 % поставленной техники иорданцы выявили серьезные технические дефекты: неисправности масляных фильтров и тормозов, а также подтекание масла и топлива из различных систем. Кроме этого, по данным иорданской стороны, часть поставленных бронетранспортеров представляли собой старые БТРы, которые малашевцы лишь отремонтировали и покрасили.

Нарушение сроков поставки бронетехники, а также её крайне низкое качество, привели к наложению на украинскую сторону штрафных санкций в размере 338 тысяч долларов, а также 400-тысячного иска в международный арбитраж со стороны Иордании.

Низкое качество продукции украинских танкостроителей естественным образом дополняется многолетним тяжёлым финансовым положением предприятия. Так, в 2002 году убытки завода составили около 13 млн. гривен. 2003 год завод им. Малышева закончил с убытками в 52,786 млн. гривен. В 2004 году убытки этого предприятия достигли 46 миллионов гривен. Задолженность по заработной плате — 9 миллионов.

В начале 2005 года определением Хозяйственного суда Харьковской области было возбуждено дело о банкротстве завода им. Малышева.

В апреле 2005 года Кабинет Министров Украины заявил о своём намерении исключить Государственное предприятие «Завод имени Малышева» из списка не подлежащих приватизации предприятий. Правительством было принято решение начать подготовку предложений о продаже непрофильного производства на заводе и о проведении досудебной санации и реструктуризации завода.

2006 год завод завершил с убытком в размере 43,51 млн. грн.

Акции протеста рабочих завода им. Малышева у проходной стали обыденностью. Люди вынуждены постоянно вести борьбу с заводским руководством за выплату зарплаты.

В феврале 2007 года Минпромполитики заявило о выводе из состава завода имени Малышева государственного предприятия «Дизельный завод». Министерство решило просто-напросто ликвидные активы предприятия корпоратизировать и продать, а всё остальное, судя по всему, закрыть.

Сейчас, в 2009 году можно констатировать, что завод им. Малышева, де-факто, — банкрот и реально уже не существует. Никто из украинских официальных лиц просто не решается об этом заявить открыто. При этом все понимают, что у украинского государства интереса к танкостроению нет.

На февраль этого года долг завода перед своими работниками составил почти 20 миллионов гривен. В начале февраля его рабочие опять бастовали и протестовали возле проходной предприятия. Женщины плакали — просили у заводского руководства хоть каких-то денег. Кормить семью нечем, купить лекарства не за что. Некоторые из них говорили, что «они дождутся, что люди начнут заживо себя сжигать под стенами завода! И я буду первой»!

В завершении военно-промышленной темы, можно процитировать слова генерального директора «Укрспецэкспорта» Сергея Бондарчука, который в августе 2008 года заявил, что, принятая Кабмином Украины программа реформирования ВПК до 2013 года является насмешкой над производителями оружия. «Тех 50 миллионов гривен (около 6 млн. дол. США), которые будут ежегодно выделяться на ВПК, — заявил он, — хватит только на то, чтобы поменять лампочки на всех предприятиях отрасли. Мы работаем уже на издыхании, поскольку ВПК Украины существует только благодаря энтузиазму людей, которые работают в этой сфере».

В таких условиях шанс сохранить остатки оборонной отрасли Украины может дать лишь рынок ремонта советской техники в Восточной Европе.

В надежде на то, что Брюссель решится рекомендовать странам — владельцам советского оружия в Восточной Европе изменить структуру централизованных ассигнований на оборону, в конце ноября 2009 года профильный Комитет Госдумы РФ обнародовал информацию российской военной разведки о параметрах указанного рынка. По данным доклада, сумма перспективных долгосрочных контрактов составляет 42 млрд. долларов. В своих комментариях представитель думского комитета заявил прессе, что по состоянию на 2009 год в ВВС Польши соотношение авиатехники НАТО и бывшего СССР составило соответственно 28/302, Болгарии — 28/165, Румынии — 36/128, Словакии — 3/99, Чехии — 85/70 (наивысший паритет), Венгрии — 9/22, Латвии — 6/15, Литве — 8/19, Эстонии — 1/2.

В армиях Болгарии, Венгрии, Словакии, Чехии и Эстонии 100 % парка бронетехники состоит из изделий советского производства. Аналитики указали и на то, что соотношение советской и натовской бронетехники в Румынии составляет 2755/480, Словении — 30/200, Польше — 850/128.

И вся эта техника требует ремонта и модернизации. Однако очень сомнительно, что государственное руководство Украины сможет вырвать контракты на ремонт и модернизацию советских арсеналов стран Восточной Европы в конкурентной борьбе с Россией. Шансы на это практически равны нулю. Скорее всего, официальный Киев даже не попытается «протолкнуть» свои оборонные предприятия на внешний рынок.

На данный момент правительство Украины питает надежду продать Бразилии украинские трехкоординатные радиолокационные системы, а также танки Т-84У «Оплот» и бронетранспортеры БТР-4. Эта страна намерена, в рамках принятой в этом году программы по модернизации армии до 2030 года, потратить на покупку оружия 74 миллиарда долларов. На бразильском рынке украинским предприятиям придется конкурировать с ведущими мировыми производителями вооружений.

В связи с этим возникает вопрос, а сможет ли бразильцев, на фоне немецкой, французской и российской продукции, заинтересовать украинская переделка советского танка, разработанного в 1970 году? А главное, сможет ли умерший завод им. Малышева стремительно воскреснуть для реализации масштабного контракта?

Впрочем, вряд ли эти вопросы волнуют высшее государственное руководство Украины. Скорее всего, оно сейчас размышляет о том, как можно будет «освоить» американские деньги, которые США выделили Ираку на приобретение новой военной техники и вооружений. Ведь поставщиком нового арсенала для иракцев Белый Дом назначил Украину, которая должна продать иракской армии более четырёхсот бронетранспортеров БТР-4 и шесть самолётов АН-32 на общую сумму в 550 миллионов долларов.

Если с АН-32 всё понятно — эти шесть машин давно стоят недоделанными в цехах киевского «Авианта» (и американские деньги для украинских авиастроителей как манна небесная), то с БТРами ситуация крайне туманная.

БТР-4 — уникальная советская разработка конца 80-х годов прошлого века (созданная на основе советского БТР-80 с применением новой компоновочной схемы), которую не успели отдать в серийное производство из-за развала Союза. Данный бронетранспортёр сохранил свою уникальность до сих пор, именно поэтому к нему проявляют интерес. Но совершенно не понятно, каким образом будет выполнен этот гигантский контракт. Ведь сейчас у оборонных предприятий Украины нет ни необходимых оборотных средств, ни нужных производственных мощностей, ни необходимого количества высококвалифицированных рабочих и инженеров, ни эффективных менеджеров, ни государственной поддержки. У украинской «оборонки» нет ни-че-го. Её производственные, организационные и технические масштабы просто не в состоянии заполнить собой контракт такого масштаба.

Более того, развернувшаяся сейчас борьба за выделенные американцами «бабки» в недрах правительственных структур, ставит под сомнение возможность реализации данного проекта. До сих пор КБ им. Морозова (владеющего всей документацией бронетранспортера) и завод им. Малышева (который по идее должен его производить) не выяснили между собой, на чьи счета будут переведены деньги за контракт. На данный момент пока не ясно, кто будет непосредственно «пилить» американское «бабло».

Самое забавное в этой ситуации то, что помимо БТРов и самолетов, Киев рассчитывает поставить в Ирак также танки «Оплот», ведь США выделили Ираку на обновление армии 2,4 миллиарда долларов. Конечно же, финансовые перспективы для тех украинских «керивныкив» которые будут курировать иракский проект крайне заманчивые, но вот его реализация весьма туманна. В 1996 году рабочие падали в обмороки у станков от физических перегрузок, готовя к отправке в Пакистан танки, не исключено, что они бы это делали и сейчас, но вот проблема, где взять этих рабочих? Тогда заводы не работали пять лет, на данный момент украинское танкостроение не функционирует десять лет (если вести отсчёт от момента завершения пакистанского контракта). Квалифицированные кадры уже просто невозможно собрать. Их нет. Кто будет выполнять заказ?

Остаётся надеяться лишь на чудо.

***

Итак, что собой на данный момент представляет украинское машиностроение? Как показал вышеизложенный анализ состояния данной отрасли, украинское машиностроение в целом — это совокупность отдельных промышленных предприятий хронически находящихся в предбанкротном состоянии, не представляя собой некоего самодостаточного системного целого, функционирующего в рамках общей стратегической цели и тактических задач. Украинское машиностроение как было, так и осталось фрагментом производственных циклов российского машиностроительного комплекса.

Сейчас в целом машиностроение Украины это:

— изношенность основных производственных фондов на 70 %;

— неспособность самостоятельно разрабатывать, создавать и запускать в серийное производство новую продукцию;

— неспособность, в большинстве своём, производить конечную продукцию;

— низкая эффективность производства;

— устаревшая, низкокачественная и неконкурентоспособная продукция;

— отсутствие отраслей высокого передела и высоких технологий;

— отсутствие серьезного научно-технологического фундамента;

— отсутствие серийного производства продукции;

— почти полная ориентированность на российский рынок и рынки стран постсоветского пространства;

— критическая зависимость от российских комплектующих;

— критическая нехватка квалифицированных рабочих, инженеров и менеджеров.

Если резюмировать весь вышеизложенный анализ одной фразой, то можно сказать, что на данный момент реально украинское машиностроение как самостоятельная отрасль уже не существует. Рассматривать его, как и всю украинскую промышленность в целом, в качестве неких «Закромов Родины» нельзя. Более того, вышеизложенный анализ наглядно свидетельствует о том, что Украина на данный момент вступила в завершающую фазу своей деиндустриализации.

Киев, ноябрь 2009.

Источник - Руська Правда http://www.ruska-pravda.com

* * *

<p>РАСПАД: Галицийские травмы Виктора Януковича</p>

Статья одинадцатая. Киев, октябрь-ноябрь 2010.

Если бы могли они быть иными, они и хотели бы иначе. Всё половинчатое портит целое.

Что листья блекнут, - на что тут жаловаться!

Фридрих Ницше

<p>1. Политический суицид на фоне галицийского травматизма</p>

Наблюдая за действиями новой власти, всё глубже погружаешься в странное и нелепое состояние дежавю. Стоит лишь Виктору Фёдоровичу открыть рот по тому или иному вопросу, как перед глазами встает лунная физиономия Виктора Андреевича. Такое впечатление, что диоксином травили Ющенко, а мозг от этого повредился у Януковича. Прямо какие-то клинические чудеса в сфере украинской политики.

Президента Ющенко уже нет. Но дело Ющенко живет, однако… как всегда не побеждает. Причём действия нынешней власти более идиотичны чем предшествующей.

Главный пчеловод Украины, будучи натурой тонкой, глубоко погружённой в тихий и спокойный мир мёртвых, на посту президента руководствовался не разумом, а эмоционально-некрофилическими переживаниями и слышимым лишь ему шёпотом из братских могил, а поэтому руководил государством, не приходя в сознание.

Янукович – это не эмоционал, а ярко выраженный рационал - мыслитель-практик. Но не в том смысле, что он умеет мыслить и руководствоваться мышлением на практике, а в том смысле, что пытается казаться таким. Данное стремление, это что-то вроде личной трагедии нового президента Украины. Виктор Янукович этим похож на Андрея Данилку, который сам себя приговорил быть Веркой Сердючкой. Нашему новому президенту ещё при Кучме злые имиджмейкеры придумали образ «крепкого хозяйственника». Понятное дело, что «крепкий хозяйственник» - это человек практического ума. Вот теперь Виктор Федорович и пытается изображать крепкого умом вождя, но при этом постоянно срывает лавры Верки Сердючки.

В публичном образе Виктора Януковича, имидж «крепкого хозяйственника» был дополнен имиджем главного благодетеля и защитника русской украйны, а поэтому и принципиального политического антипода Ющенко и Тимошенко. Это был вынужденный пиар-ход, без которого навязать массовому сознанию Януковича в качестве единственной реальной альтернативы «оранжевым» было бы невозможно.

И на президентских выборах этот пиар-ход сработал. Народ как всегда шёл на выборные участки до краёв наполненный решимостью голосовать «против». В данном случае голосовать против всего того, что олицетворяло «Майдан» и «оранжевых». Естественно, что проголосовать против существовавшего на тот момент политического режима, люди могли, лишь голосуя за его главного публичного критика и оппонента – Виктора Януковича. Многие кривились, некоторых тошнило, но они, превозмогая себя, всё-таки голосовали за вождя Партии регионов.

И вот прошли выборы. «Оранжевый» режим улетучился как дурной сон. Регионалы крепко ухватили в стране власть. Вроде бы настало время перемен, а народ смотрит, и не может понять: кто в президентском кресле-то сидит? Граждане напряжённо таращатся, трут глаза, периодически крестятся, а понять, что за метаморфоза произошла с новым президентом, не могут. А всё очень просто, приближённые Януковича надели на него латексный комбинезон, сделанный в виде Виктора Андреевича Ющенко. Поэтому когда Виктор Фёдорович начинает публично вершить судьбы Отечества, публика либо недоумевает, либо в сердцах сквозь зубы матерится, либо просто ухахатывается, понимая, что изменить ничего нельзя.

Президент Янукович выглядит более идиотично, чем «прецедент» Ющенко. Но не потому, что использует «национально-гоблинскую» риторику главного пчеловода Украины, а потому, что на практике продолжает его идиотскую политику, КОТОРАЯ ПОТЕРПЕЛА ПОЛНОЕ ФИАСКО.

Ярко выраженный идиотизм Партии регионов во главе с Виктором Януковичем заключается в том, что она пытается точно следовать тому пути, который привёл к катастрофе их политических противников. Верхушка ПР пять лет наблюдала идиотизм «оранжевых» в идеологической, политической и экономической сферах, знает что именно этот идиотизм их погубил, но несмотря на это, получив власть, пытается с ослиным упорством советского партхозактива воссоздать тот же идиотизм.

Это феерично, но ни Янукович, ни персонажи из его ближайшего окружения не понимают, что продолжая начатое Ющенко и Кº, они готовят себя к политическому самоубийству.

Возможно, кто-то скажет, что подобное утверждение лишь риторическое преувеличение, вызванное личной неприязнью к вождю Партии регионов. Боже упаси! Янукович – прост, незамысловат, добродушен, жизнерадостен и лишён какого бы то ни было чванства. Он может импульсивно, по праву хозяина, дать в «табло» за какую-то провинность, но он не будет исходить желчью от злобы и ненависти даже к своему врагу. Как человек, он не вызывает (в отличие от Ющенко) неприязни. А посему - ничего личного. Только факты.

А факты нам упрямо говорят, что Виктор Фёдорович и его Партия регионов стремительно теряют поддержку тех граждан Украины, которые в начале этого года привели к власти «бело-голубых».

По данным опроса социологической группы «Рейтинг», если в июне поддержка украинскими гражданами Виктора Януковича составляла 38,2%, то уже в сентябре она снизилась в полтора раза, и остановилась на отметке 26%. [98]

Не устоял и рейтинг Партии регионов. За три месяца он рухнул с 35,2% в июне до 24,4% в сентябре. [99]

Учитывая вышеприведённые факты, глупо делать вид, что всё хорошо, и что ничего не происходит. Похоже, всё-таки что-то происходит. Причём не совсем хорошее, как для Виктора Януковича, так и для Партии регионов. Однако верхушка регионалов считает, что стремительное падение их рейтинга это нормальный и естественный процесс.

Об этом заявила Анна Герман – съёмный флеш-мозг Виктора Фёдоровича, его галицийское «alter ego». В августе, она следующим образом прокомментировала данные Украинского центра экономических и политических исследований им. А.Разумкова, которые свидетельствовали о том, что рейтинг поддержки Партии регионов упал с 41,5% в мае, до 27,6% в августе [100]: «Это естественно, – сказала она, как всегда радостно улыбаясь, - Рейтинг Обамы тоже упал. Но наши потери не катастрофические. Это наименьшее снижение рейтинга, которого можно было ожидать в то время, когда мы должны принимать непопулярные решения, чтобы вывести страну из кризиса. Но мы работаем не для рейтинга. Думаю, люди оценят результат». [101]

Анна Николаевна женщина, конечно же, поднаторевшая в софистике и демагогии, но сравнивать рейтинг президента Обамы с рейтингом президента Януковича, это то же самое, что измерять интеллект Виктора Фёдоровича количеством прочитанных им стихотворений «великого украинского поэта Антона Чехова». [102]

Дело в том, что на данный момент рейтинг Барака Обамы составляет 48%. Когда он стал президентом США, его поддерживало 63% американцев. То есть, 15% он потерял не за три месяца, как Янукович, а за два года, и, несмотря на эту потерю, на данный момент его поддерживает половина страны.

Понятно, что о такой поддержке украинских граждан Виктор Фёдорович не может даже мечтать. Но не слишком ли рано началось падение его рейтинга?

Анна Николаевна подобно малому ребенку не стала утруждать себя раздумьями о причинах, которые привели к резкому обвалу рейтинга её шефа (а то ещё выяснится, что эти причины кроются в действиях президента и партии власти), а просто принялась неуклюже его оправдывать тем, что у кого-то где-то там он тоже снижается. Да, у кого-то он снижается, а у кого-то и растёт. К примеру, у Владимира Путина в феврале 2002 года, то есть спустя два года его президентства, рейтинг поддержки находился на отметке 73-75%. А в июне 2004 года его поддерживало 53% граждан России. Да, рейтинг Путина тоже падает, но периодически делает и мощные скачки вверх, несмотря на непопулярные решения, которые приходилось делать Владимиру Владимировичу на протяжении всей своей государственной деятельности.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: что всё-таки является более естественным для президента Украины - обвальное падение его рейтинга уже через полгода после инаугурации, или его устойчивый рост?

Галицийское «alter ego» украинского президента убеждено, что резкое падение поддержки гражданами Украины президента Януковича и Партии регионов – это невероятный успех. Однако в связи с этим Анне Герман предстоит ответить ещё на один принципиальный вопрос: как с рейтинговым «успехом» в 26%, Виктор Фёдорович будет вести за собой расколотое, погрязшее в затяжном конфликте, общество? А может быть, Анна Николаевна считает, что рейтинг президента Януковича больше не будет падать? Может быть она убеждена, что поддержка гражданами Украины президента Януковича в будущем будет только расти?

Понятно, что после победы на президентских выборах и отмены политреформы, вождь Партии регионов ощущает себя, чуть ли, не всемогущим полубогом, а его приближённые никак не могут выйти из состояния хронической эйфории. Однако им не стоит забывать о судьбе своего главного политического противника. Тот тоже начинал свою политическую карьеру очень красиво.

Ещё в мае 2005 года рейтинг Виктора Ющенко находился на отметке 60%. То есть после пяти месяцев своего президентского правления, вождь «оранжевой революции» обладал колоссальной поддержкой народа. (Регионалам стоило бы обратить на это особое внимание, так как у Виктора Януковича такой поддержки вообще никогда не было.) Естественно, что в постреволюционное полугодие Ющенко чувствовал себя полубогом, а «Нашу Украину» просто распирало от самодовольства. Но уже через три месяца, в августе 2005 года, рейтинг «оранжевого» президента рухнул на уровень 42%. Власть победившего «Майдана» на это никак не реагировала, тоже считая происходящее естественным результатом «непопулярных реформ». В итоге, через год, в сентябре 2006, рейтинг Ющенко уже составлял 9,5%, а в январе 2009 года его практически не стало, так как социологические опросы показывали, что Виктора Андреевича поддерживает лишь 2,4% украинских граждан. А как всё начиналось!

Может всё-таки кому-то на Банковой сейчас стоит задуматься о причинах падения народной поддержки, как президента Януковича, так и правящей партии? Задуматься пока это не поздно. Авторитет, если его должным образом не сохранять, очень быстро «протухает». Может быть, всё-таки причины обвального падения народной поддержки Януковича и ПР в их неадекватных действиях, которые видят все кроме них самих, опьянённых успехами в борьбе с политическими противниками и концентрированием власти в своих руках?

Кстати, очень похоже на то, что неадекватные действия регионалов можно в какой-то степени объяснить той психологической травмой, которую они получили в дни т.н. «оранжевой революции». А они её таки получили. Об этом свидетельствуют как их поступки, так и их слова.

Недавно, отвечая на вопросы членов Атлантического Совета США в Нью-Йорке, Виктор Фёдорович признался: «когда начиналась оранжевая революция, и я услышал те призывы, с которыми вожди оранжевой революции обращались к людям, это мне было очень знакомо, и мне было по душе». [103] Забавное признание, не правда ли? У человека украли победу, отняли власть, морально изнасиловали, публично втоптали в дерьмо, а он светится от счастья и твердит, что ему всё это «было по душе». Вон оно как!

Но что это, если не глубокая психологическая травма, вызванная серьёзным душевным потрясением? Наверное, имеет смысл спросить у Анны Герман, не случаются ли с Виктором Фёдоровичем обмороки и конвульсии при виде оранжевого цвета, не поёт ли он одиноко в своём президентском кабинете «разом нас багато, нас нэ подолаты», не требует ли называть себя Виктором Андреевичем? Это важно не только для врачей, но и для простого народа Украины. Ведь народ должен знать, в каком психологическом состоянии находятся его герои.

Естественно, что психологическая травма не могла не привести к травме политической. О ней непосредственно свидетельствует другое признание Януковича, сделанное им лощёным американским дядям, в котором он заявил, что «демократические достижения оранжевой революции - я их признаю и считаю, что те достижения, которые есть - их надо продолжать». [104]

Вон оно как! То есть, Виктор Фёдорович открыто позиционирует себя как продолжателя достижений «оранжевой революции», а значит как продолжателя всех тех дел, которые начал Виктор Андреевич и Юлия Владимировна на «революционном» «Майдане».

И ведь это не пустые слова! Янукович всего лишь за полгода успел на деле доказать, что идеалы Майдана ему близки не меньше чем Ющенко или Тимошенко.

Но Виктор Фёдорович, похоже, сам не понял, и ему никто не объяснил, что если он будет продолжать и развивать «достижения» «оранжевой революции», то закончит он свою политическую карьеру точно так же, как её закончил Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко.

Впрочем, политический суицид не редкость для Украины. Разжиженные мозги и недоразвитая нравственность украинских политиков постоянно толкают их на изощрённые формы политического самоубийства. Очень похоже на то, что Янукович и Партия регионов не станут исключением. Да, у них есть ещё время, чтобы это понять и остановиться на пути в никуда, но есть ли у них для этого ум и нравственные силы?

Пять лет назад, начав писать статьи цикла «РАСПАД», автор этих строк чётко предсказал полное и неизбежное фиаско «оранжевой власти», детально описав причины, которые приведут вождей и солдат «Майдана» к политическому самоубийству. Самоуничтожение «оранжевых» должно было поставить точку в цикле «РАСПАД». Однако долгожданная точка оказалась многоточием. «Оранжевые» ушли, но распад продолжается. А это значит, что мне придётся продолжить исследование его причин и следствий, наблюдая за кропотливой подготовкой Виктора Януковича и Партии регионов к политическому самоубийству.

05.10.2010.

<p>2. «Баранку от бублика вам …», а не русский язык</p>

Как-то Фридрих Ницше сказал: «надежда есть худшая из зол, ибо она продлевает мучение». Поразительно то, что сия мудрая мысль посетила немецкого философа до появления «украинцев» и возникновения украинского государства. А ведь Украину вылепили как раз целиком из человеческой надежды. И во времена УНР, и при большевиках, и в 1991 году вельможное панство заливало в фундамент очередной «украйны» выжатую по капле из подвластного народа надежду.

Но если бы Ницше имел счастье видеть современную Украину, то без труда понял бы, из чего рождается надежда, точно так же, как когда-то он понял, из чего рождается трагедия. Ведь Украина – это одна сплошная надежда, непрерывно возникающая из вечной и бесконечной глупости «малэнькых украйинцив».

Оскорбительно звучит, не правда ли? А может это просто примитивное злобствование и подлая украинофобия, замешанная на мизантропии? Скорее всего, что это именно так. Ведь каждый из нас настолько умён! Ведь каждый из нас легко и непринуждённо расскажет, в чём именно проявляется эта легендарная народная мудрость или уж на худой конец – непревзойдённый ум. И приведёт массу фактов, подтверждающих и то и другое.

Но, тсссс… Такие вещи нельзя говорить вслух. Тем более для широкой аудитории. Пускай это останется тайной, как для малороссийских умников, так и для галицийских «мудрагэлей». Будем и дальше баюкать себя сладкой сказкой о мудром народе.

Впрочем, не стоит обижать «малэнькых» и «пэрэсичных». Их глупость вполне соизмерима с глупостью «вэлыкых». Например, когда слушаешь Виктора Фёдоровича Януковича, самого главного начальника Украины, то понимаешь, что буквам не всегда свойственно складываться в слова, слова не всегда могут выстраиваться в предложения, а предложения не всегда несут в себе мысль.

Предложений у нашего нового президента всегда было много, слов ещё больше, а вот мыслей и дел постоянно не хватало. Нет, мысли, конечно же, какие-то имелись. Но это скорее не мысли, а так, – мыслишки. И дела не дела, а всё больше – делишки.

Как известно, делишки не делают, а обделывают. Поэтому ПРовская власть постоянно обделывает делишки, а её глава, соответственно - обделывается. Причём с завидным постоянством и публично.

К примеру, весной 2007 года он отказался увольнять генпрокурора и министра внутренних дел. При этом, Янукович решил сопроводить своё решение всем известной, хлёсткой фразой Глеба Жеглова из кинофильма «Место встречи изменить нельзя». Помните как начальник отдела по борьбе с бандитизмом, чеканя каждое слово, жёстко, и лаконично рявкнул: «дырку от бублика вам, а не Шарапова»? Так вот, Виктор Фёдорович, попытался тогда повторить Жеглова: «Я вспомнил фильм «Место встречи изменить нельзя». Слышали, как там? Как его? Высоцкий… Да, Жеглов. «Баранку от бублика вам, а не Шарапова!». [105]

Это не Жеглов, конечно, но как для украинского президента, то, в общем и целом сойдёт. Не всем же лидерам нации кинематографическую классику цитировать, кто-то и в кулинарии должен разбираться.

Но важно не это. Важно то, что наш президент, оказывается, способен на чёткую и твёрдую позицию! «Баранку от бублика вам, а не генпрокурора и министра внутренних дел! Они мне самому нужны»! И баста!

Но вот если бы Виктор Фёдорович имел свою чёткую и твёрдую позицию не только в потасовке за власть, но и в важных для миллионов людей вопросах, и если бы был способен защищать эту позицию не только на словах, но и на деле, цены бы ему не было! Но дел не видно. Слышны только буквы, не всегда складывающиеся в слова, и слова, крайне нерегулярно несущие в себе смысл.

Ну не видно дел, хоть ты плач! До сих пор президент Янукович лишь пытался освоить мастерство разговорного жанра. И под бдительным оком Анны Герман, шершавым языком плаката (в духе Нью-Васюков) неустанно описывает согражданам светлое будущее - «Украйину для людэй».

Кстати о языке. Вся Украина уже давно знает, что нет на свете человека, который бы любил русский язык больше, чем его любит Виктор Фёдорович Янукович. Но даже не это самое главное. Главное то, что нет во всех украйнах человека, который бы так истово клялся сберечь и защитить русский язык от любых посягательств, сделав его на Украине государственным. Особенно острые приступы неистовой любви к русскому языку, и жгучая тяга к его огосударствлению, мучают Виктора Фёдоровича накануне выборов, будь то парламентских, президентских или местных.

До своего избрания президентом Украины, Янукович так часто обещал предоставить русскому языку государственный статус, так неустанно обличал его притеснителей, что некоторые не в меру доверчивые граждане ему поверили. А кто-то даже решил, что Виктор Фёдорович действительно в перерывах между политическими баталиями тихо сидит в углу на стуле с потрёпанным томиком стихов и наслаждается поэзией «Анны Ахметовой».

К примеру, 26 сентября 2007 года, в интервью харьковскому областному телевиденью, вождь регионалов решительно заявил: «Не зря мы инициировали проведение референдума, где предлагаем выбирать глав администраций, утвердить Украину как внеблоковое государство, сделать русский язык вторым государственным. Эти вопросы нужно забрать у политиков. Как решит народ на референдуме, так и будет. Прямое действие референдума — внесение изменений в Конституцию». При этом он добавил: «Многие европейские страны имеют два-три государственных языка. Это не является проблемой. В нашей стране её создали политики, и это неправильно. Мы решим этот вопрос». [106]

Представляете, как здорово придумал Виктор Фёдорович! Народ сам на референдуме определится, какой язык у него будет государственным! И таких языков, по мнению Януковича, может быть не только два, но и три! А главное, лидер Партии регионов чётко пообещал, что он и его соратники, «решат этот вопрос»!

Разве это не прекрасно?! Разве это не по-европейски?!

В связи с данной принципиальной позицией лидера регионалов, в конце ноября 2007 года, депутат Верховной Рады от Партии регионов Инна Богословская официально заявила, что до конца 2008 года Партия регионов намерена инициировать проведение референдума о статусе русского языка. «Мы намерены инициировать проведение референдума о предоставлении статуса второго государственного русскому языку до конца 2008 года», - сказала она тогда. «В 2008-м в обязательном порядке он будет», - подчеркнула Инна Германовна. [107]

А перед этим заявлением, в октябре 2007 года было ещё одно. Тогда Партия регионов заявила, что намерена продолжать организацию референдума по определению статуса русского языка, выборности председателей районных и областных государственных администраций, а также внеблоковому статусу Украины и даже 7 сентября начала сбор подписей граждан за проведение референдума. [108]

Как видите, в 2007 году Партия регионов во главе с Виктором Януковичем просто изнемогала от желания предоставить русскому языку государственный статус и для этого организовать в стране референдум. Правда, потом вдруг на несколько лет регионалы внезапно забыли об этом своём неуёмном желании. И где теперь те подписи граждан, которые собрала Партия регионов в поддержку референдума?

А знаете почему, Виктор Янукович 26 сентября 2007 года вдруг заговорил о русском языке и референдуме по его поводу? Всё очень просто. Потому что 30 сентября 2007 года на Украине состоялись внеочередные парламентские выборы. Ну, с какой ещё проходной темой Виктор Фёдорович может обратиться к своим не в меру доверчивым (а может просто глупым?) избирателям?

После выборов, по инерции регионалы ещё пару месяцев «гнали волну» про язык, а потом, за ненадобностью о нём забыли.

Но идём дальше.

В конце марта 2009 года, объезжая русскоязычный юг Украины, в прямом эфире телерадиокомпании «Крым», Виктор Фёдорович, чуть ли не с криком «вот те крест!», громогласно побожился: «столько, сколько я буду в политике, я буду этот вопрос ставить и добиваться, чтобы русский язык стал государственным». При этом он добавил, что «это зависит от того, найдём ли мы консенсус – 300 голосов в парламенте, чтобы изменить Конституцию по этому вопросу». [109] А затем почти в полурелигиозном экстазе начал «петь псалмы» о том, как он и Партия регионов будут биться аки львы за «права русского населения». Замете, именно РУССКОГО, а не русскоязычного.

Затем в сентябре того же 2009 года в прямом эфире Одесской областной телерадиокомпании вождь Партии регионов «зуб дал», что в случае его избрания президентом он «сделает всё, чтобы русский язык стал вторым государственным». [110] При этом он пафосно добавил: «я не меняю жизненных принципов, и делаю то же, что и говорю. Такие же принципы исповедует и Партия Регионов». [111]

На вопрос, каким он видит механизм придания русскому языку статуса второго государственного, Янукович, не моргнув глазом, ответил, что для принятия закона в парламенте необходимо минимум 226 голосов народных депутатов. Кроме того, необходимо, чтобы данный закон подписал президент Украины. «Но нужно, чтобы его президент подписал вот этой рукой», - сказал он. [112]

Ну, разве это не мило? Ну, кто ещё, если не Партия регионов, проявляет неустанную заботу о русском языке на Украине, кто ещё кроме Партии регионов во главе с Виктором Януковичем самоотверженно борется за придание русскому языку государственного статуса?

Так в большинстве своём думал и думает обыватель юго-восточных регионов Украины. Правда он не столько думает, сколько верит в то, во что ему хочется верить, стараясь не вспоминать прошлое, и уж тем более (Боже упаси!) сопоставлять его с настоящим.

Долгие годы Виктор Янукович и верхушка Партии регионов обещали русской украйне, что только регионалы хотят и способны дать русскому языку государственный статус. Но чтобы это произошло, Януковича надо выбрать президентом, а ПР сделать правящей партией.

И народ «повёлся». Многие до сих пор «ведутся».

И вот, в феврале 2010 года Виктор Фёдорович стал президентом Украины, а Партия регионов - правящей партией страны и ядром парламентского большинства.

Ну и что? Что произошло после этого знаменательного события?

По идее, Янукович должен был официально заявить, что в ближайшее время русский язык получит государственный статус. Парламентское большинство, как и было задумано, проголосует за соответствующий закон, а он, как президент, подпишет его своей рукой.

В каком месте сейчас находится президентская рука Януковича и чем она там занята, никто не знает, так как уже в марте 2010 года, в Каневе на Чернечей горе, воздавая ритуальные молитвы идолу «свидомизма» – Тарасу Шевченко, Виктор Фёдорович вдохновенно заявил, что «в Украине будет развиваться украинский язык как единственный государственный». [113]

Оба на! Как гласит малороссийская поговорка: «балакалы, балакалы, силы та й заплакалы». Столько лет Виктор Фёдорович страстно выступал за государственный статус русского языка, столько лет убеждал свой электорат, что как только он станет президентом, этот статус языку большинства граждан Украины будет дан, но стоило ему спрятать в карман своё президентское удостоверение, он тотчас же категорически заявил, что на Украине государственным языком будет исключительно украинский.

Получается, что до своего избрания президентом, пан Янукович клялся и божился, что даст русскому языку государственный статус, а уже через месяц после своего избрания, послал этот язык на три весёлых буквы, и вдохновенно повторил политические «мантры» Ющенко-Тимошенко об украинском языке, как единственном государственном языке Украины.

Возможно, кто-то из почитателей Виктора Фёдоровича возопит благим матом: не было такого! не обещал этот замечательный человек сделать русский язык в качестве второго государственного! клевета всё это и наветы!

Неужели-таки не обещал? Предположим, что миллионы людей, которым он это говорил, были и остаются глухими. Но не могут же они при этом быть ещё и слепыми. А как же официальная программа Партии регионов? Во втором её разделе, который называется «Укрепление основ демократического развития», конституционная реформа регионалов предусматривает пятым пунктом «предоставление русскому языку статуса второго государственного». [114]

И где этот статус? Или Виктор Янукович уже не собирается выполнять программу партии?

А собирался ли он вообще её выполнять?

ЧТО ВСЁ ЭТО, ЕСЛИ НЕ НАГЛЫЙ, ЦИНИЧНЫЙ ОБМАН? ЧТО ЭТО, ЕСЛИ НЕ ОТКРОВЕННЫЙ ПЛЕВОК В ЛИЦО МНОГОМИЛЛИОННОЙ РУССКОЙ УКРАЙНЫ, ВЫБРАВШЕЙ ЯНУКОВИЧА ПРЕЗИДЕНТОМ?

Ну, хорошо, допустим, долгие годы Виктор Янукович был тайным симпатиком «мовы», и на ней он шёпотом всю жизнь общался с родственниками, друзьями и знакомыми. Допустим, он скорее сдохнет, чем позволит русскому языку стать вторым государственным. Но как же его обещание дать возможность людям самим решить вопрос статуса русского языка? Помните, о чём он говорил 26 сентября 2007 года, в интервью харьковскому областному телевиденью? Тогда он обещал, что, став президентом, «заберёт этот вопрос у политиков» и отдаст его решение народу. «Как решит народ на референдуме, так и будет. Прямое действие референдума — внесение изменений в Конституцию», - заявил он тогда.

Ну и прекрасно! Ну не хочет вождь регионалов, чтобы русский язык был государственным, так дай тогда, пан президент, народу самостоятельно решить этот вопрос путём референдума. Кто сейчас-то может тебе в этом помешать?

Но и здесь Виктор Янукович нагло и цинично солгал. А потом вместо него стали нагло лгать и его однопартийцы.

Так 2 сентября 2010 года член фракции Партии регионов, председатель совета правозащитного общественного движения «Русскоязычная Украина» Вадим Колесниченко объяснил, что предоставление русскому языку статуса второго государственного невозможно из-за отсутствия закона о всеукраинском референдуме. «На сегодня придание русскому языку статуса государственного технически и практически невозможно. Нет закона о референдуме, а этот вопрос должен быть инициирован исключительно только через всеукраинский референдум. Это раздел Конституции, который меняется только на референдуме», – сказал он. [115]

На первый взгляд, всё верно. Раз закона о референдуме нет, то и референдума по языку быть не может. Но вот незадача, как раз на момент пресс-конференции блистательного и пламенного защитника русского языка от Партии регионов, другой член ПР - Александр Лавринович, сообщил журналистам, что подготовка нового закона о референдуме была успешно завершена. [116]

То есть закон есть, его просто надо принять. Регионалы это планировали сделать ещё летом этого года. Закон о всеукраинском референдуме внесли в парламент в апреле. А уже в июне он был принят в первом чтении. Но, вдруг оказалось, что отменить политреформу 2004 года и дать кучмовские полномочия Януковичу можно простым решением Конституционного суда. И закон о референдуме тотчас стал регионалам не нужен. Более того, он стал для них опасен. Зачем же народу давать возможность решать самостоятельно значимые вопросы? Поэтому принятие закона о всеукраинском референдуме и было благополучно похоронено. Сейчас о нём даже не вспоминают.

Теперь наш пламенный защитник всего русского на Украине Вадим Колесниченко может смело разводить руками и всем рассказывать о том, что нужного закона о референдуме нет, трёхсот голосов у регионалов в парламенте тоже нет, а без них изменить конституцию и дать русскому языку государственный статус невозможно. Всё очень просто и убедительно. И претензий никаких быть ни к кому не может. НЕВОЗМОЖНО И ВСЁ! Конституцию отменить одним росчерком пера возможно, а внести в неё изменения ну никак не возможно.

Впрочем, об абсолютной невозможности предоставления русскому языку государственного статуса Виктор Янукович успел заявить лично 14 мая 2009 года на пресс-конференции в Донецке. После нескончаемых обещаний его «огосударствления», лидер регионалов вдруг неожиданно прозрел. Неожиданно он узнал, что для этого у Партии регионов нет необходимого количества голосов в парламенте. До этого момента он думал, что были, а потом вдруг ему сообщили, что их нет.

«Конечно, она (позиция ПР) у нас не изменилась. Мы вообще-то никогда не изменяли своим принципам и своей программе. Другое дело, что реализация нашей программы связана с поиском наших единомышленников. Если говорить о втором языке русском государственном, чтобы он был в Конституции, нужно иметь как минимум 300 голосов. Мы видим, что мы их ни в какой конфигурации пока не набираем. Но мы к этому будем стремиться, мы этот вопрос не снимаем», - заверил Янукович.

«Но мы считаем, что сейчас мы вправе добиваться того, чтобы на Украине Европейская хартия (языков национальных меньшинств) была имплементирована. Мы вправе этого добиваться - это раз. И второе - мы считаем, что для этого есть достаточно инструментов, и мы по этому пути идём. Какое бы ни было правительство, какой бы ни был конфигурации парламент, мы будем идти по этому пути, чтобы Украина не имела никаких проблем, чтобы русский язык развивался, чтобы языки других меньшинств, других народов не притеснялись. Это наша позиция», - добавил лидер ПР. [117]

Во как!

За государственный статус русского языка регионалы под руководством Виктора Фёдоровича уже поборолись. Эта невероятно упорная и фантастически ожесточённая борьба показала, что предоставить русскому языку на Украине государственный статус невозможно. Неподъёмной оказалась это задача для Партии регионов! Уж слишком далеко она выходит за рамки нравственных, интеллектуальных и государственных сил её членов. И поэтому, Виктор Янукович и его соратники, мудро решили посвятить себя делу борьбы за русский язык, как язык меньшинства.

Кстати, то, что русский язык на Украине, это язык меньшинства, открыли именно регионалы во главе с Виктором Януковичем. До них никто даже подумать не мог, что у нас русский язык это язык меньшинства, а «мова», соответственно, - язык большинства.

Вот только не объяснили вожди Партии регионов, почему язык сегодняшнего так называемого «большинства» Украины НИКОГДА не был языком фактического большинства её граждан?

В данном случае ключевое слово – «никогда».

А второй, не менее важный вопрос, на который не дала и не даст ответ Партия регионов, где было это «большинство» Украины до 1917 года? То есть до того момента, как (всегда считавшее себя русским) население Малой Руси не было записано большевиками в «украинцы», то есть в народ, который никогда до 1917 года не существовал.

Нет, право слово, без обид и истерики. В каком историческом документе (летописи, княжеском, королевском или царском указе, международном договоре и пр.) упоминается народ «украинцы»?

В том-то и дело, что таких исторических документов не существует. В них фигурируют только «руськи», «русы», «русичи», «русины», и т.п. синонимы слова «русские».

Точно так же как не оставила в мировой истории никаких следов и страна под названием «Украина». Не было никогда до 1917 года такого государства. В летописях упоминаются лишь «укрАйны» Русской земли в смысле географического понятия со значением «пограничная земля». Для Киевского княжества ими были территории, граничащие с половцами, для Галицко-Волынского – с ляхами (они упоминаются в летописях в 1187-м и 1213-м). У поляков тоже были свои «украийны» польского королевства. Сперва прусская и литовская, а потом киевская, брацлавская и подольская «украйны», - области Польши, граничащие с крымскими татарами. Постепенно в обиходной речи воеводства Киевское, Броцлавское и Подольское стали «украйнами» по преимуществу, а потом вообще слились в одно ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ понятие – «Ukraina».

Та же история и с «украйинською мовою». До сих пор непонятно, в чём именно воплотил себя украинский язык, если он действительно самый древний в мире, и его так нещадно запрещали русские цари. Почему до сих пор общественности не предоставлено ни одного исторического документа (написанного до начала польской оккупации Малой Руси), язык которого, хотя бы отдалённо, напоминает современный украинский? Почему все исторические документы, до начала тотального ополячивания, с абсолютной очевидностью демонстрируют именно русский язык?

Более того, совершенно непонятно, как можно вообще запрещать и преследовать на протяжении многих столетий украинский язык, грамматика которого была создана стараниями наиболее мощного украинизатора всех времён и народов - Лазаря Моисеевича Кагановича только после воцарения в России большевиков?

«Украийинська мова», как утверждают «свидоми», существовала со времён палеолита, а вот грамматика этой «мовы», как утверждают факты, почему-то появилась лишь в 20-х годах XX века. Сей факт выглядит странно, но, тем не менее, от этого он не перестаёт быть фактом.

Первые образцы региональной малороссийской литературы были созданы лишь в XIX веке, но писались они не на «украийинський мови», а на региональном, малороссийском наречии по правилам грамматики русского языка. Только в 50-х годах XIX века появилась придуманная Пантелеймоном Кулишём (ради нескольких исключительно «украинских» букв) «украйинська» фонетическая грамматика. А в 90-х годах того же XIX века пан Грушевский и Кº, находясь на службе австрийского императора, попытались из «кулишёвки» сделать полноценную нерусскую грамматику. Однако данный эксперимент оказался не совсем удачным. Затея австрийского профессора была доведена до ума лишь большевиками в УССР.

А до этого момента, какую грамматику использовали «стародавни украйинци»? Или «мова» настолько уникальна, что могла веками существовать без грамматики?

На самом-то деле, у «украинцев» была своя грамматика. Её написал в 1619 году волынянин Мелетий Смотрицкий. Вот только была она не «украйинською», а русской. Её не раз издавали в Москве, а затем ввели в качестве учебника во всех школах России. На её основе шло преподавание русского языка аж до конца XVIII века! Её же использовали и русские Левобережья Малой Руси (на Правобережье до первой четверти XIX века в культурной среде и системе образования тотально господствовал польский язык).

Нравится это кому-то или нет, но «Украйина», «украйинська нация» и «украйинська мова» обрели свои реальные контуры лишь в первой половине XX века на территории австрийской Галиции. Именно там все эти фантазмы путём широкомасштабного государственного террора были вбиты в голову местного населения, которое в условиях нищего, полудикого существования, тотальной неграмотности и забитости, а также систематических репрессий, было переформатировано в «украйинцив», «ридна мова якых е выключно урайинською».

После присоединения к УССР «Захиднойи Украйины», австрийский «галициянт» стал эталоном «украйинця», под который большевики начали методично равнять всех малороссов. Однако тотальная украинизация была встречена населением крайне негативно, и к концу 30-х годов постепенно заглохла. Но её токсические продукты, такие понятия как «Украйина», «украйинци», «украйинська мова» и пр. остались, чтобы в 1991 году стать орудием новой украинизации в руках очередных представителей «свидомизма». [118]

А теперь, после короткого экскурса в историю, давайте зададим себе очень простой вопрос: если Виктор Янукович и его Партия регионов считают русских людей на Украине «меньшинством», русский язык – иностранным языком меньшинства, а «украйинську мову» - единственно возможным государственным языком большинства, то кто они, если не представители «свидомизма»? Чем, в таком случае Янукович отличается от Ющенко?

Разнообразные «мудрагели» очень часто призывают забыть историю. Они даже признают, что до начала XX века не существовало ни «Украины», ни «украинцев» ни их языка, но предлагают сейчас воспринимать их теперешнее существование как свершившийся факт, как данность, с которой не только надо смириться, но и перед которой надо преклониться. А главное, они заявляют, что все, кто оказался на территории под названием «Украина», должны/обязаны терпеливо приспосабливаться к этому «факту», даже если в его основе лежит чей-то совершенно идиотский вымысел.

Вам сообщили, что вы живёте «в Украйини»? Значит, вы будете жить «в Украйини»! Вас объявили «украйинцямы»? Значит, вы должны быть «украйинцямы»! Вам сказали, что ваш родной язык «украйинськый»? Значит, вы обязаны на нём разговаривать! Вы БУДЕТЕ! Вы ДОЛЖНЫ! Вы ОБЯЗАНЫ! А тот, кто этого всего не хочет, кто претендует на простую человеческую свободу, тот – оборотень, выродок, дегенерат, которого необходимо карать! [119]

По этим принципам мы все живём уже двадцать лет. Галицийско-«свидомитскому» меньшинству, захватившему ключевые позиции в государственных структурах Украины, политике, системе образования, на телевидении, в прессе, в академических кругах, эти принципы очень нравятся. Для него, этого меньшинства, они – питательная среда для собственного существования. Именно поэтому сие меньшинство превратило данные принципы в святой закон, обязательный для всех.

Подавляющая часть людей, которые голосовали за Виктора Януковича и Партию регионов, голосовали за них, в надежде на то, что, получив государственную власть, они сломают этот галицийско-«свидомитский» закон и развенчают его принципы. Однако этого не произошло. С первых же дней своего правления, Виктор Янукович начал публично покланяться и этим принципам, и этому закону. То есть, он открыто заявил, что является принципиальным «свидомым украйинцэм».

Наиболее ярко это проявилось в его отношении к русскому языку, который является родным языком подавляющего большинства жителей Украины.

Нет никакого сомнения, что данное утверждение (о русскоязычном подавляющем большинстве на Украине) способно вызвать целый шквал возмущённых воплей. И это не случайно, ведь «свидоми» авторитеты из года в год дружным хоралом повторяют свою любимую «мантру» о том, что почти все «украинцы» считают своим родным языком «мову». Как правило, ритуальные «пляски с бубнами» под синхронные завывания «свидомитских» «шаманов» устраиваются вокруг очередного социологического исследования на данную тему.

Так, например, в 2007 году повод к этому дал Центр Разумкова, исследования которого показали, что количество граждан Украины, которые считают родным русский язык, уменьшилось с 30,7% в апреле 2006 года до 25,7% в июне 2007. При этом, что интересно, это же социологическое исследование показало (о радость!), что количество людей, которые считают родным языком украинский, уменьшилось совсем незначительно с 52% в 2006 году до 51,4% в 2007 году. [120]

А куда же подевались эти 5%? Оказалось, что 5% населения Украины в течение года решило, что у них аж два родных языка – русский и украинский. Всего таких людей в 2007 году на Украине оказалось более 20%. [121]

А вообще, чтобы понять, сколь точно отображают социологические исследования вопрос выбора украинскими гражданами своего родного языка, приведём результаты исследования этого же вопроса, проведённого в июне 2006 года фондом «Демократические инициативы» и фирмы «Юкрейниан Социолоджи Сервис». По их данным, в июне 2006 года украинский язык считали родным 60%, а русский - 38%. [122]

Как видим, результаты разнятся отнюдь не на уровне социологической погрешности. И кому верить?

А в марте 2010 года, «R&B Group» выяснила, что 65% жителей Украины считают родным языком украинский, а 33% – русский. [123]

Складывается впечатление, что многие украинские граждане (как та обезьяна в известном анекдоте, которая металась между умными и красивыми), всё никак не могут для себя решить, какой язык они считают своим родным.

В связи с этими социсследованиями и метаниями между русским и украинским языками, возникает вполне резонный и естественный вопрос: как вообще можно ВЫБИРАТЬ родной язык? Какой слабоумный решил, что объективная данность родного языка, которую мы получаем (как цвет глаз или кожи) независимо от своего желания, может зависеть, и тем более изменяться, в зависимости от нашего текущего предпочтения?

Существует ли более идиотский вопрос, чем: «какой язык вы СЧИТАЕТЕ для себя родным»? Ну, наверное, только: «какую женщину вы СЧИТАЕТЕ вас родившей»? Неправда ли забавно звучит? Очевидно, что факт рождения каждого из нас конкретной женщиной ну никак не может зависеть от наших сиюминутных предпочтений и выбора. Хотя, не исключено, что многие хотели бы, чтоб их родила другая женщина. Та же ситуация и с родным языком. Родную мать, давшую каждому из нас жизнь, и родной язык, на котором каждый из нас с младенчества думает и разговаривает, НЕ ВЫБИРАЮТ. Это то, что даётся нам независимо от нашего желания.

Именно поэтому, задавать вопрос, «какой язык вы считаете для себя родным?» и отвечать на него могут только очень странные люди, чьё сознание подверглось мощной внешней деформации. В данном случае, вопрос может быть только один: «какой язык является вашим родным?»

Не удивительно, что 50-60% наших граждан СЧИТАЮТ своим родным языком «украйинську мову». Ведь начиная с 1917 года, государственная пропаганда вбивает им в голову то, что они «украйинци» и живут на «украйинський зэмли». И многие верят этому. Верят, несмотря на то, что наши предки всегда назывались русскими, жили на русской земле, и говорили на русском языке. Верят, несмотря на то, что Киев всегда был матерью городов русских. Как там, в «Повести временных лет» говорилось?

«Въ лѣто 6390 … [и] сѣде Ѡлегъ кнѧжа въ Києвѣ . и реч Ѡлегъ се буди мт҃и градомъ рускими».

Но «пэрэсичный украйинэць» всё равно верит, что Киев, это «нэнька мист украйинськых», верит наперекор фактам и здравому смыслу, верит, потому что это абсурдно.

Украинская статистика заявляет, что 50-60% граждан Украины СЧИТАЮТ своим родным языком украинский. Возможно это и так. Человеческое сознание - штука совершенно неустойчивая к мощным, внешним воздействиям, и человек даже способен поверить, что чёрное – это белое, а белое – это чёрное. [124] Поэтому, давайте от того, что 50-60% граждан Украины «считает», обратимся к тому, что есть на самом деле. То есть посмотрим, какова языковая реальность Украины на самом деле, независимо от чьих-то предпочтений.

Вначале, необходимо чётко разобраться с тем, что такое «родной язык».

При всём разнообразии выбора, определение этого понятия будет однотипным. Родной язык – это язык, на котором человек начал думать и разговаривать с младенческого возраста, язык, который заложен в основу его духовной и интеллектуальной организации, язык, который наиболее удобен и привычен ему в процессе его жизнедеятельности, язык, на котором он постоянно думает, общается и предпочитает получать и давать информацию.

Естественно, что для того, чтобы выяснить, какой язык для человека является родным, необходимо выяснять у него не то, что он СЧИТАЕТ по этому поводу, а то, каким языком он предпочитает пользоваться в повседневной жизни, какой язык для него наиболее удобен и привычен, то есть какой язык ЯВЛЯЕТСЯ языком, на котором он постоянно думает, говорит, обменивается информацией.

В связи с этим, исключительный интерес представляет языковое исследование, проведенное американскими экспертами Института Гэллапа (Gallup, Inc) в августе 2008 года.

То, что данное исследование проводила не украинская, и не российская организация, а авторитетная западная структура, в данном случае имеет решающее значение. Это позволяет быть абсолютно уверенным в объективности полученных результатов.

Так вот, в августе 2008 года группа исследователей Института Гэллапа провела исследование, дабы выяснить насколько широко употребляется русский язык в повседневной жизни населением республик бывшего СССР. Полученные результаты были опубликованы в официальном издании Института. И они оказались ошеломляющими.

Один из главных вопросов исследования, на котором основываются результаты, звучал следующим образом: «на каком языке вы предпочитаете проводить интервью – на английском, местном (украинском, молдавском, грузинском и т.д.) или на русском»? И подавляющее большинство опрошенных выбрало русский. Оказалось, что на Украине людей предпочитающих использовать в повседневной жизни русский язык - 83%.

Следует отметить, что данные по Украине рассматривались американскими исследователями в части «русский язык как родной язык общения». Таким образом, получается, что 83% населения Украины в повседневной жизни думает и говорит по-русски. А это означает, что ДЛЯ 83% ГРАЖДАН УКРАИНЫ РОДНЫМ ЯЗЫКОМ ЯВЛЯЕТСЯ РУССКИЙ. [125]

А ведь эти данные были получены после 17 лет (!) жёсткой, предельно интенсивной украинизации населения Украины, при которой русский язык был тотально изгнан украинской властью из всех сфер государственной и общественной жизни страны.

Выходит, что русский язык на Украине продемонстрировал уникальную устойчивость в условиях двадцатилетней, дикой, насильственной украинизации населения «нэзалэжнойи» Украины, являясь объектом непрерывных нападок и издевательств со стороны галицийско-«свидомитского» актива.

Детский сад, школа, ВУЗ, радио, газеты, телевидение, государственные чиновники, авторитетные журналисты и «дэржавни вчэни» два десятилетия неустанно вбивают в голову русским юго-западной Руси, что они «украйинци» и что их «ридна мова – украйинська», но они всё равно не собираются переходить с родного русского языка на «мову». И дети их также сохраняют верность родному языку своих предков, несмотря на обучение в украинских школах и ВУЗах. Да, учебный процесс идёт на украинском, но как только звенит звонок на перемену, в классах и аудиториях вновь начинает звучать русская речь.

А ведь украинское государство двадцать лет проводит дикую и брутальную политику насильственного насаждения «риднойи мовы». Возможность использования русского языка вне сферы межличностного общения (куда пока ещё «свидимитское» государство не смогло эффективно влезть со своими указами и законами) практически сведена к нулю. И при этом «свидомэ» панство мило улыбается с экранов телевизоров и нагло заявляет: «в Украйини нихто не заважаэ вильно выкорыстовуваты росийську мову».

Не менее дикая и подлая ситуация сложилась и в системе образования. Фактически большинство граждан Украины, полностью лишено естественного человеческого права учить своих детей на родном языке.

За годы «нэзалэжности» количество украиноязычных школ увеличилось с 45% до 82,7%, а доля русскоязычных снизилась в три раза, с 54% до 17,7%. При этом следует отметить, 17,7% русских школ ну никак не смогут вместить в себя детей 30% населения Украины, которые официально назвали своим родным языком русский. Но украинской власти на это откровенно наплевать. Для неё самое главное – тотальная украинизация.

Если рассмотреть ситуацию по областям, то окажется, что есть девять регионов (все они – юго-восток страны), где доля русскоязычных школ всё ещё относительно высока (как минимум - 16%), ещё две области (Николаевская и Сумская), где она находится между 4 и 9 процентами, но во всех остальных регионах доля русских школ ничтожна и в несколько раз меньше, чем даже официальная доля этнических русских (не говоря уж о русскоязычных).

В 16 западных и центральных областях Украины работает 26 русских школ, что составляет 0,2 % от их общего числа в регионе. В городе Ровно ещё в 1996 году были закрыты все русские школы, вместо которых было создано несколько классов с русским языком обучения.

В общем и целом, в большинстве регионов Украины, в том числе в столичном Киеве, русский язык вытеснен из системы среднего образования почти полностью. Так, например, в трехмиллионном Киеве, в котором русский язык тотально доминирует, в 2007 учебном году действовали всего семь русских школ. К примеру, в Латвии, всё население которой составляет 2,4 млн. человек, действует 150 школ с русским языком обучения.

А теперь имеет смысл задать простой и вполне закономерный вопрос: является ли нормальной ситуация тотального изгнания украинской властью русского языка из всех сфер государственной и общественной жизни, в стране, где для 83% населения русский язык является родным? Является ли нормальным с точки зрения прав и свобод человека, что родной язык 83% населения Украины официально не существует?

Впрочем, украинская власть вот уже 20 лет откровенно плюёт как на русский язык, так и на права и свободы личности. «Свидомизм» и «свидомистское» государство в принципе не совмещаются ни с правами, ни со свободами людей, они лишь последовательно, в тотальной форме, осуществляют защиту своей политической доктрины, для которой люди это расходный материал.

«Свидоми» очень любят кричать о том, что языковой вопрос на Украине не существует, что его придумали враги Украины. Но всякий призыв к государству уважать большую часть граждан страны, любое требование предоставить русскому языку государственный статус вызывает у них бурную истерику. Вся эта публика, брызгая слюной в телекамеры, начинает визжать о том, что «в Украйини маэ буты лыше одна мова», и что народ не нуждается в русском языке.

Но вот что странно, народ в русском языке не нуждается, но переходить на украинский как не собирался, так и не собирается. И об этом говорят не только социологические исследования, об этом кричат сами вожди «свидомых».

Возьмём, к примеру, такого их типичного представителя, как главу т.н. Мирового конгресса украинцев, американца, Аскольда Лозинского. Периодически сей сверхсознательный украинец приезжает на Украину, дабы учить нас уму-разуму. После последнего своего визита в Киев, тонкая душа «свидомита» не выдержала нечеловеческих мук, и сей пан разразился гневными статьями («Стрес від України» и «Україна не шанує своїх героїв»), в которых поделился своими впечатлениями от страны победившего «свидомизма».

Сам того не осознавая, он в истерике констатировал полное отторжение украинской действительностью «свидомистской» доктрины, а малороссами «риднойи мовы». В частности он писал:

«Моё состояние обострено потому, что хоть с каждым годом Украина, как независимое государство, становится старше, но ничего не меняется в языковом вопросе. Таким образом ситуация выглядит каждый раз всё более безнадёжной».

«Украинский язык разговорно можно услышать только в западных областях и даже это меняется, потому что с каждым годом туда приезжают русские или иные неукраинцы».

«В Киеве на улице за пять дней услышал только раз украинский… Во всех моих коммерческих мероприятиях необходимо было просить украинский язык. Только иногда был отклик на мои просьбы».

«Украинский язык никогда не пройдёт в параллельном отношении с русским».

«Сегодня, через 16 лет, украинская Украина – это только надежда. Действительность оказывается иной».

«К сожалению, Украина до сих пор – ненормальное государство».

«Мне кажется что на Украине, где государственным языком должен быть украинский, он никогда таким не будет, если не осознать, что малороссийство это болезнь, которую необходимо лечить» [126]. [127]

Очевидность наблюдений Лозинского понятна и абсолютно естественна, если учитывать, что для 83 % жителей Украины родным языком является русский. Но этот факт полностью противоречит сверхценной идее Лозинского, в соответствии с которой родным языком для всего населения Украины должен, просто обязан быть украинский. «Свидомэ» сознание пана Аскольда ещё способно воспринять очевидную неизбежность реальной действительности - то, что украинский язык никогда не будет родным и даже разговорным не то что для всех, но и для большинства граждан Украины. Но его повреждённый сверхценной идеей разум не способен принять эту неизбежность. С его точки зрения, реальная действительность абсолютно не соответствует его сверхценным идеям, а значит, эта действительность ущербна, значит, она требует самого решительного исправления через принуждение. [128]

Впрочем, пана Лозинского можно понять, ведь по своей сути, «украйинська мова» - это политический символ «свидомизма», лежащий в фундаменте мифа об «Украине». И если «мова» потеряет своё исключительное положение, русский язык естественным путём просто вытеснит её туда, откуда она явилась – в сферу регионального наречия. А русский язык, как язык подавляющего большинства населения Украины, да ещё с государственным статусом, сам по себе уже ставит под вопрос целесообразность продолжения явно неудачного проекта «Ukraina». Именно поэтому с таким остервенением за исключительный государственный статус «мовы» цепляются политические фанатики-русофобы всех мастей, и именно поэтому Виктор Янукович искренне считает, что государственным языком в нашей стране должен быть только украинский.

С этим как раз и связан отказ нового президента и его соратников, выполнить свои предвыборные обещания и предоставить русскому языку государственный статус. Только с этим, и ни с чем более. Ради того, чтобы быть самым главным начальником, Виктор Фёдорович признает родным не то что украинский, но даже фарси или иврит.

Поэтому ждать от него добровольного предоставления русскому языку государственного статуса, это всё равно, что ждать от Ахметова добровольного отказа от своих промышленных активов. Именно поэтому после президентских выборов Партия регионов мудро решила себя посвятить делу борьбы за русский язык, но не в качестве второго государственного, а в качестве языка меньшинства. Ведь «папа» сказал, что огосударствление русского НЕВОЗМОЖНО. А если невозможно, значит – НЕВОЗМОЖНО!

А может Виктору Януковичу и Партии регионов имеет смысл вместо слова «невозможно» произнести слово «НЕ ХОЧУ»? Конечно, это не будет выгодно с политической точки зрения, но зато будет честно чисто по-человечески.

Хотя, похоже, что честность не в чести ни у Януковича, ни у его партии. Тот, кто питал надежду относительно регионалов, думая, что они не лгут в своих сладких обещаниях, и действительно после прихода к власти добьются для русского языка государственного статуса, тешил себя глупыми иллюзиями. Факты говорят о том, что Партия регионов изначально не собиралась делать русский язык вторым государственным. Все её обещания на этот счёт - ложь.

Об этом свидетельствуют факты. Только факты. И ничего кроме фактов.

Если кто-то помнит, то 9 июня 2009 года в Верховной Раде прошло голосование за законопроект № 1117, подготовленный лидером украинских коммунистов Петром Симоненко. Данный документ назывался «Об основах внутренней и внешней политики Украины».

Для нас в данном случае представляет интерес его 17 статья, в которой было следующее положение: «Учитывая реальное применение в украинском обществе русского языка, его значение в повседневной жизни народа, русскому языку должен быть предоставлен статус государственного на всей территории Украины».

Понятное дело, что принятие данного законопроекта провалили. За него проголосовали 46 из 434 народных депутатов, зарегистрированных в зале. В полном составе его поддержала фракция КПУ (27 голосов). Также за законопроект проголосовали практически все члены фракции Блока Литвина (18 человек) и даже один депутат из фракции БЮТ. Естественно, что против предоставления русскому языку государственного статуса голосовал НУНС и… Как вы думаете, кто ещё не поддержал этот законопроект? Правильно! Его не поддержала фракция Партии регионов (175 голосов). В полном составе. Все как один.

Вот и получается очень забавная ситуация. С одной стороны за русский язык, не на словах, а на деле, выступила КПУ и Народная партия, а с другой стороны против русского языка выступили НУНС, БЮТ и Партия регионов. Причём если из БЮТовцев законопроект поддержал хотя бы один депутат (руководствуясь своей личной позицией), то в рядах фракции ПР не нашлось ни одного (!) депутата, желающего предоставить русскому языку государственный статус.

Впрочем, о предоставлении государственного статуса русскому языку ни Янукович, ни его соратники уже давно не говорят. Ну не по силам им внести изменения в конституцию. Ну, нет у них необходимых для этого 300 голосов в парламенте! Нет и всё! А на нет, как известно, и суда нет. Естественно, что о референдуме по поводу языка регионалы молчат, как «авторитет» на допросе. Точно так же как и о почти принятом законе про референдум. Теперь – это страшное табу. Цсссс… Теперь «Папа» не велит регионалам хором «гонять порожняк» про второй государственный. Это ему уже не нужно. Теперь все ПээРы обязаны «держать мазу» за «мову», только на ней «вести базары» перед «чугреями», и только её превозносить до ющенковских астральных вершин. А чтобы электоральные «богодуи» не «бухтели», не слали «предъявы», и их можно было всегда взять «на халяву» во время выборов, «Папа» велел «корешам» «двигать фуфлом» насчёт придания русскому языку регионального статуса.

Вот теперь и «берут на шарапа» свой электорат славные регионалы сладкими сказками и нескончаемыми обещаниями о придании русскому языку официального статуса на региональном уровне.

Уже в начале февраля этого года, за три дня до официального объявления Центральной избирательной комиссией Украины победы Виктора Януковича на президентских выборах, к прессе вышел заместитель председателя Партии регионов Борис Колесников. С авторитетностью «центряка», он сообщил, что Партия регионов планирует до апреля 2010 года принять закон, гарантирующий гражданам Украины возможность обучения в школах и ВУЗах на русском языке. По его мнению, это будет «март-апрель, чтобы успеть к началу нового учебного года».

Также пан Колесников сообщил, что законопроект, подготовленный фракцией Партии регионов, предусматривает наделение областных советов, а также Киевского и Севастопольского городских советов, правом выдавать разрешение преподавать в школах на русском языке. Для этого будет необходимо лишь заявление родителей.

Также Колесников проинформировал, что ПР готовит отдельный закон относительно использования русского языка на радио, телевидении и в судопроизводстве. [129]

Впрочем, данное обещание Колесникова стало лишь продолжением обещания кандидата на пост президента Украины Виктора Януковича, которое он публично дал 2 февраля 2010 года.

«Я знаю, что вы ждете закон о языках, я знаю, что вы хотите, чтобы права русскоязычного населения были защищены, и я этот закон подпишу уже в марте-апреле», - сказал он, выступая во время митинга-концерта в Донецке. «Мы сразу после выборов примем закон о языках на основе применения русского языка во всех сферах жизни: в делопроизводстве, образовании медицине, в судоустройстве и так далее», - заявил Янукович. [130]

Затем 26 февраля Борис Колесников вновь сообщил, что в течение двух-трех недель новый президент Украины Виктор Янукович подаст в Верховную раду закон, который предоставит русскому языку статус официального на региональном уровне.

«Руководствуясь европейской Хартией о языках, мы подготовили очень хороший закон, и президент его подаст в ближайшие 15-20 дней. Там выписаны права, которые мы передаём областным советам. Не хотят в определённых областях это принимать — и не нужно», — заявил Колесников. [131]

После этого, 5 марта 2010 года уже сам Виктор Янукович, на пресс-конференции в Кремле, отвечая на вопрос, будет ли решаться проблема защиты русского языка в Украине, заявил, что «мы примем все необходимые законы. И это программное мое решение я выполню перед украинским народом. Этот вопрос будет решен в самое ближайшее время». «Я уверен, что украинский народ столь же мудрый, как и русский народ. Он понимает, что сегодня нужно создавать комфортные условия для проживания всех национальностей, в том числе и многочисленного населения, которое говорит на русском языке». [132]

А 9 марта уже Анна Герман заявила, что Виктор Янукович не отказывается от своих программных принципов защиты русского языка в Украине. «Речь идет об имплементации Европейской хартии региональных языков и о том, что на исполнение этой хартии будут направлены все усилия президента и депутатской фракции, которая его поддерживает», - сказала она. [133]

Затем, 19 апреля в Верховной Раде Украины был зарегистрирован законопроект, трёхлетней давности, предполагающий использование русского языка в судопроизводстве. При этом его авторы (Сергей Кивалов и Вадим Колесниченко) поспешили подчеркнуть, что «предложенный проект закона не содержит положений относительно изменения статуса государственного языка и не имеет целью ограничение сферы его использования». «Этот проект ни в открытой, ни в скрытой форме не предоставляет русскому языку статуса государственного, а лишь определяет границы и порядок его использования в судебных инстанциях на территории Украины». [134]

После этого про данный законопроект ни слуху, ни духу. Но зато 25 мая 2010 года народный депутат от Партии регионов Елена Бондаренко сообщила общественности, что регионалы в июне внесут в Верховную Раду новый законопроект о языках в Украине, а до конца июня партия Януковича вернёт русский язык в систему образования, суды и кинотеатры. «Сейчас едва ли не вся наша фракция задействована в разработке нового закона о языках, который до июня должен быть внесен в парламент и до конца месяца принят», - в частности сказала Бондаренко. [135]

Однако ни в марте, ни в апреле, ни в июне, как это обещали регионалы, русский язык не получил статус регионального и не вернулся в систему образования, суды и кинотеатры Украины. Уже почти год Партия Януковича как «бановая бикса» «ведёт пустой базар», «гоняя порожняк» по поводу русского языка, дабы заболтать свой электорат и «развести» его на очередное «голосовалово». Из ртов регионалов обещания льются мощными потоками, сливаясь в широкую полноводную реку, но до сих пор они не сделали ни единого реального шага на пути предоставления русскому языку не только государственного, но даже регионального статуса. До сих пор публика созерцала лишь шумную имитацию процесса перед региональными выборами. Регионалы полагают, что народ не только склеротичен, но и глуп, а поэтому ему на палку перед носом можно вешать любую «замануху», лишь бы он резво бежал на избирательные участки и голосовал за «народную спасительницу» - Партию регионов.

Под эту задачу 8 сентября (накануне региональных выборов) в Верховной Раде был даже зарегистрирован законопроект №1015-3 «О языках в Украине», который в случае принятия, как сообщили его «написанты», должен обеспечить имплементацию Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств и адаптировать украинское законодательство о языках к мировым и европейским нормам. [136]

Однако после этого эпохального события, глава Верховной Рады Украины Владимир Литвин обратился к президенту Национальной академии наук Украины Б. Патону с просьбой предоставить экспертное заключение относительно зарегистрированного в парламенте законопроекта «О языках в Украине» на предмет его исторической обоснованности, а также гуманитарной целесообразности и соответствия международному праву.

12 октября 2010 года Институт украинского языка Национальной академии наук Украины вместе с Институтом языкознания им. А.А. Потебни по поручению НАНУ и по просьбе председателя Верховной Рады проанализировали не один, а аж 7 «языковых» законопроектов Верховной Рады и рекомендовали ни один из них не принимать.

Как заявил директор Института украинского языка НАНУ Павел Гриценко, имея ввиду законопроект №1015-3, «такой закон принимать нельзя. Его дух — подчеркивание всего регионального в противовес целостности страны». При этом Гриценко добавил: «как обычный человек могу сказать, что таким образом Партия регионов пытается, очевидно, удовлетворить мифические требования своих избирателей в отношении русского языка». [137]

Правда это мнение Института украинского языка НАНУ и пана Гриценко, как «обычного человека» не совпало с мнением Комитета экспертов Совета Европы, в котором данный закон прошёл профессиональную экспертизу и получил одобрительную оценку.

А в своём Докладе, Комитет Министров Совета Европы указал, что «языковой ландшафт Украины уникален, потому что на языке, который не является государственным (русский), разговаривает большая часть населения, включая людей, которые принадлежат к другим национальным меньшинствам». Вместе с тем «...русский язык отнесен на несоответствующий ему уровень» (п. 61). «...Учитывая количество русскоязычных жителей в Украине, очевидно, что этот язык должен занимать особое положение» (п. 79). [138]

Вадим Колисниченко и дальше может «волаты» с высоких трибун по поводу русского языка (работа у него такая), но раз Институт украинского языка НАНУ в лице некоего пана Гриценко, не велел Виктору Януковичу, Партии регионов и Верховной Раде принимать законопроект №1015-3, то значит принять его ну никак невозможно! Кто ж решится ослушаться грозной рекомендации самого директора Института украинского языка? Понятное дело, что никто. Вот и появился прекрасный повод вообще закрыть на Украине тему с русским языком в любом его виде, хоть государственном (не дай Боже!), хоть региональном (Боже упаси!).

9 октября спикер украинского парламента Владимир Литвин фактически подвёл черту под этим вопросом, сообщив журналистам телеканала «Интер», что закон №1015-3 «О языках в Украине» в Верховной раде на повестке дня не стоит, и с повестки не снимался, потому, что там никогда и не стоял. Его изучают представители ОБСЕ, и неизвестно, когда он будет принят к рассмотрению. [139]

Что там изучает ОБСЕ, знает, вероятнее всего, только Литвин. А вот Верховная Рада изучать данный законопроект №1015-3 не собиралась и уже не собирается. В конце ноября 2010 года, комитет Верховной рады по вопросам культуры и духовности вернул законопроект «О языках в Украине» его авторам, о чём радостно сообщил общественности один из вождей «свидомизма», Владимир Яворивский. По словам пана Яворивского, комитет обратился в Киево-Могилянскую академию, Институт украинского языка и Министерство юстиции, и их эксперты пришли к выводу, что законопроект не соответствует ст. 10 Конституции Украины, поскольку нарушает права представителей других национальных меньшинств, за исключением россиян. Законопроект, по мнению экспертов, также не отвечает духу Европейской хартии о региональных языках или языках меньшинств, которая обеспечивает защиту только языкам, находящимся на грани исчезновения. [140]

Вот такие вот дела. Как гласит старая малороссийская поговорка: «обицянка – обманка, дурню радисть».

Безусловно, что Партия регионов будет и дальше обещать. Регионалы явно осознали, каким мощным электоральным источником является тема русского языка. Ведь в перспективе ПР предстоят ещё не одни выборы, на которых надо что-то обещать своим избирателям. Да и Виктор Янукович хочет сидеть в своём президентском кресле, как минимум, десять лет. Поэтому тема русского языка ещё не раз будет мусолиться регионалами для «развода» своих не в меру наивных и доверчивых избирателей.

Похоже, что уже сейчас Партия регионов начала подготовку к парламентским выборам, так как 2 октября вице-премьер Борис Колесников в интервью телеканалу «Евроньюс» заявил о том, что, по его мнению, до конца своего президентского срока Виктор Янукович сделает русский язык вторым государственным. «Эти поправки реалистично внести (до конца президентского мандата Януковича). Иначе его обвинят на следующих выборах в невыполнении предвыборных обещаний», - сказал Колесников. Он также сказал, что это поддерживает большинство населения Украины. «Американское социологическое агентство провело исследование в 2008 году, которое показало, что 54% украинцев выступают за двуязычие. Мнением украинцев пренебрегать нельзя», - отметил он. [141]

Мнением народа, конечно же, пренебрегать нельзя, но как прекрасно это удаётся делать Виктору Януковичу и его партии! Столько лет пустых обещаний, а «малэньки украйинци» до сих пор верят этим «заманухам» и послушно голосуют за регионалов, как за своих спасителей и избавителей от чумы «свидомизма».

Примут ли по доброй воле регионалы закон «О языках в Украине»? Шансы этого крайне незначительны. А говорить о добровольном предоставлении новой украинской властью русскому языку статуса второго государственного вообще не приходится.

Похоже, что Януковичу кто-то вбил в голову идиотскую мысль о том, что официальное признание на Украине русского языка приведёт её к расколу. Судя по всему, Виктор Фёдорович уверовал в то, что для сохранения целостности общества и государства, русскоязычному большинству Украины необходимо и дальше императивно навязывать «мову» галицийского меньшинства во всех сферах общественной и государственной жизни. Очевидно Янукович считает, что непрерывное государственное насилование многомиллионного русскоязычного населения и демонстративное пренебрежение его базовыми правами, обеспечит Украине и единство и целостность. С точки зрения здравого смысла, логика самого главного начальника Украины выглядит весьма странно, но разве украинским начальникам не свойственно быть выше здравого смысла?

Впрочем, шанс вырвать у этой власти не только региональный, но и государственный статус русского языка у русской украйны есть. Просто надо помнить, что Януковичу плевать на русский язык, но ему не плевать на власть, которая у него, слава Богу, не пожизненная. И эта власть непосредственным образом зависит именно от русской украйны.

Ситуация в стране существенно изменится только в том случае, если русская украйна перестанет себя тешить глупыми надеждами и существенно изменит своё отношение как к этой власти, так и к своим политическим противникам. Пока русское большинство украинского общества громко не заявит о своих правах в этом странном государстве, никто с ним считаться не будет. Сегодняшняя власть должна если не бояться, то опасаться русской украйны, причём опасаться намного сильнее, чем сейчас она опасается украйны галицийской. Только тогда что-то изменится в нашей стране, а возможно тогда изменится и сама страна.

Виктор Янукович и Партия регионов начнут выполнять свои обязательства перед русской украйной только в одном случае, когда социологические исследования покажут, что они лишились её поддержки и в скором времени утратят власть. Только это может излечить Виктора Януковича от его галицийской травмы.

17.11.2010.

Андрей Ваджра,

специально для постоянных читателей andreyvadjra.livejournal.com

<p>РАСПАД: Между победой и цугундером</p>

Статья двенадцатая. Киев, март-апрель 2012.

Украина – это вечный повод для шуток. Иногда кажется, что её создали для того, чтобы вдохновлять юмористов. Именно поэтому при большом желании во всём, что сейчас происходит в нашей стране, можно увидеть позитив. Ведь смех – это безусловный и абсолютный позитив. Смех возникает тогда, когда человек видит нечто такое, что не соответствует нормальному и правильному. Украина же – это одно сплошное и категорическое отрицание нормального и правильного, а поэтому неиссякаемый источник позитива для тех, кто обладает чувством юмора. Данную истину непосредственно доказывает успех в нашей стране телевизионного шоу «95 квартал». Его массовая популярность свидетельствует о том, что наш народ неосознанно стремится трансформировать захлестнувший его негатив в позитив смешного.

При любом монаршем дворе был шут, который публично проговаривал неприятную правду, заставляя над ней смеяться. Сейчас же публика смеётся над тем, во что при иных обстоятельствах прицельно стреляла бы короткими очередями из автомата. Поэтому не удивительно, что наиболее сильное «ха-ха» у граждан Украины вызывают шутки в адрес украинских чиновников и политиков. Фактически – это отпевальный смех. Именно под этот смех Ющенко и иные вожди «оранжевой революции» превратились в политические трупы. Сейчас народ смотрит «95 квартал», дабы прежде всего увидеть в приятном для себя ракурсе представителей нынешней власти.

<p>От рейтинга победы к рейтингу поражения</p>

2010 год похож на 2005 тем, что дал миллионам граждан Украины надежду. Прежде всего надежду на лучшее. Кто-то надеялся на то, что его родной русский язык и родная русская культура займут своё достойное место в нашем государстве и обществе. Кто-то надеялся на то, что наша страна начнёт процесс возвращения в лоно своей цивилизации из евроинтеграционной ссылки. У кого-то была надежда на «покращэння жыття вжэ сьогодни». Однако эти надежды были изначально тщетными потому, что суть той политической силы, которая пришла к власти в 2010 году, не предполагала и не предполагает воплощение народных надежд. Именно поэтому за восемь дней до инаугурации нового президента в своём интервью информационно-аналитическому порталу «Империя» я был вынужден констатировать, что «через год рейтинг Партии регионов рухнет, а сам Янукович будет восприниматься населением как примитивный клоун». При этом я тогда подчеркнул что: «Не за горами то время, когда население русской украйны разочаруется в Партии регионов. Это неизбежно. Точно так же, как симпатики «оранжевой революции» разочаровались в своих кумирах. Это будет серьезный кризис массового сознания». [142]

Эту же мысль я повторил (несмотря на реплики осуждения, прозвучавшие в мой адрес) в сентябре того же 2010 года, в интервью сетевому изданию «Сегодня.Ру», подчеркнув, что:

«Относительно высокий рейтинг Януковича и ПР будет держаться до конца года. Через два года народ Украины будет воспринимать Виктора Фёдоровича как клоуна. А через три года его будут ненавидеть. Причём в большей степени его будут ненавидеть те простые люди, которые за него голосовали и которых он тупо «кинул». [143]

Многим тогда эти слова не понравились, но сейчас вряд ли кто-то будет спорить с тем фактом, что данный прогноз оказался верным на все сто процентов.

Рейтинг Виктора Фёдоровича рухнул через семь месяцев.

Мои выводы были основаны на анализе того, что собой представляет Партия регионов, её правящая верхушка (во главе с новым президентом) и тот политический и экономический курс, контуры которого можно было увидеть ещё до прихода «регионалов» к власти. В октябре 2010 года в статье «РАСПАД: Галицийские травмы Виктора Януковича – 1» я сформулировал основную причину, которая лишит народной поддержки не только Виктора Фёдоровича, но и в конечном итоге власть «регионалов» как таковую. Тогда я писал:

«Президент Янукович выглядит более идиотично, чем «прецедент» Ющенко. Но не потому, что использует «национально-гоблинскую» риторику главного пчеловода Украины, а потому, что на практике продолжает его идиотскую политику, КОТОРАЯ ПОТЕРПЕЛА ПОЛНОЕ ФИАСКО.

Ярко выраженный идиотизм Партии регионов во главе с Виктором Януковичем заключается в том, что она пытается точно следовать тому пути, который привёл к катастрофе их политических противников. Верхушка ПР пять лет наблюдала идиотизм «оранжевых» в идеологической, политической и экономической сферах, знает, что именно этот идиотизм их погубил, но, несмотря на это, получив власть, пытается с ослиным упорством советского партхозактива воссоздать тот же идиотизм.

Это феерично, но ни Янукович, ни персонажи из его ближайшего окружения не понимают, что продолжая начатое Ющенко и Кº?, они готовят себя к политическому самоубийству». [144]

Сейчас «говорящие головы» ПР, тужась, с трудом выдавили из себя признание того, что рейтинг Партии регионов упал в два раза. При этом по поводу рейтинга Виктора Януковича они вообще молчат «как рыба об лёд». И не случайно. Ведь по слухам, на данный момент он упал до уровня 5%. Уверен, что Евгений Копатько уже давно без всякого энтузиазма носит Андрею Петровичу Клюеву результаты своих секретных социологических исследований. Осенью выборы, и для нынешней власти они звучат как приговор. Рейтинг Партии регионов – это уже рейтинг поражения.

<p>О роли олигофрении в украинской политике</p>

В 2010 году Виктор Янукович и ПР получили практически абсолютную власть и колоссальный кредит доверия со стороны народа. Кроме этого, на тот момент с «регионалами» практически во всех сферах экономики была готова сотрудничать Москва, и тогда же достаточно позитивно их воспринимали в Вашингтоне и Брюсселе. Однако всё это было стремительно утеряно за два года. В ходе этого блестящего, но самоубийственного блицкрига Янукович и его партия потеряли всё, что только можно было потерять, загнав себя в глухой угол. Причём абсолютно самостоятельно. Без посторонней помощи. Последовательно совершая одну глупость за другой.

Ну, разве это не смешно? Это – архисмешно! Особенно для тех, кто чутко реагирует на дураков и любит смеяться над глупостью.

При этом забавляет в данном случае детская наивность некоторых граждан, которые глубоко уверены в том, что если кто-то смог украсть много денег и вползти в кресло начальника, он – невероятно умён. До многих так и не дошло, что на Украине размер личного капитала (за редким исключением) не эквивалентен уму, профессионализму, таланту и трудолюбию. Многие так и не поняли, что наиболее крупные капиталы в нашей стране созданы по примитивным схемам краж, «распилов» и захватов, где требуются мыслительные способности подростка. Просто так вышло, что кто-то волею случая оказался в нужное время в нужном месте. А потом всё «нажитое непосильным трудом» было легализовано от имени государства теми, кому посчастливилось «прихватизировать» чужое.

Украинский бизнес, прежде всего большой бизнес – сфера человеческой деятельности, где происходит не созидание, а захват и перераспределение. «Великие бизнесмены» Украины не создавали, а присваивали. Для этого не нужен ни ум, ни талант, ни трудолюбие. Для этого нужна лишь хватка ничем не брезгующего барыги. Именно поэтому экономика Украины находится в глубоком коматозном состоянии, ведь всё уже захвачено, присвоено или разрушено. А вопрос созидания перед большим украинским бизнесом как не стоял, так и не стоит.

Аналогичная ситуация сложилась и в политической сфере. Она тоже отдана на откуп барыгам, чью личностную примитивность можно описать лишь психиатрическим языком при помощи такого термина как «олигофрения». Что представляет собой современная украинская политика? Процесс творческого строительства государства, экономики и общества? Отнюдь. Всего лишь непрерывный процесс «дерьмометаний» крайне примитивных индивидов в борьбе за доступ к государственному «корыту» и государственным средствам экспроприации простых граждан.

И не более того.

Все политические циклы двадцати лет независимости Украины – это циклы смены одних «дерьмометателей» другими у государственного «корыта». И чем меньше становится это «корыто», тем острее и отвратительнее становится борьба между циничными, ничем не брезгующими политическими барыгами, рвущимися к нему.

Фиаско «оранжевых» – это проявление ярко выраженной олигофрении. И неумолимо приближающееся фиаско «регионалов» – это тоже проявление ярко выраженного слабоумия. Если первый феномен был достаточно подробно проанализирован в большей части статей цикла «РАСПАД», то второй феномен освещён частично и всё ещё требует подробного анализа. Именно поэтому имеет смысл поговорить о тех стратегических глупостях, которые допустили «регионалы», встав на путь политического самоубийства.

<p>Легитимная пустота</p>

Итак, начнём с фундаментальной проблемы Виктора Януковича и Партии регионов. Причём это не просто проблема, а проблема в квадрате, так как ни украинский президент, ни его соратники до сих пор не смогли осознать её значимость. И это делает её для них крайне опасной.

Речь идёт о так называемой легитимности власти. Иначе говоря, о её поддержке народом. На Украине этот вопрос панство никогда не интересовал. Мнение «холопов» традиционно игнорировалось и игнорируется до сих пор. О нём вспоминали только когда на фоне пылающих дворцов шляхты звучало сакраментальное: «Прошу пана до гиляки». Но после этого приглашения любые вопросы становились риторическими.

А ведь как раз от легитимности зависит устойчивость и долговечность власти. По американским стандартам её необходимый минимальный уровень – 15–20%. То есть это когда от 15 до 20 процентов граждан страны поддерживают своё правительство. Если же планка легитимности опускается ниже 10 процентов, режим рассматривается как нелегитимный, а значит неустойчивый и недееспособный. Невозможно эффективно управлять людьми, которые в адрес своих правителей сквозь зубы произносят привычное «шоб ты сдох». В таком случае протестные настроения населения столь велики, что сами по себе парализуют власть, которая наталкивается в своих действиях сперва на пассивное, а потом и активное сопротивление общества.

Что во всём этом самое важное? (Не в философском, а в прикладном.) То, что без поддержки, если не большинства граждан, то значительной их части, любая власть становится хрупкой, неустойчивой, недееспособной и недолговечной.

Да, президент может полностью контролировать силовые структуры и государственные органы. Да, он может рассадить на всех ключевых должностях своих родственников, собутыльников и половых партнёров. При этом он даже может ощущать всю полноту власти. Но это ощущение, если говорить языком медицины, будет фантомным. (Это когда человеку ампутируют конечность, а он продолжает чувствовать её присутствие.) Если президент лишён народной поддержки, его ощущение собственной власти – опасная иллюзия, которая способна довести до цугундера. В условиях современного мироустройства, когда любого президента третьеразрядной страны можно загнать в дорожный водосток и «затусовать» ему в зад бейсбольную биту, управлять государством исключительно при помощи родственников, половых партнёров и бюрократии крайне вредно для здоровья, точно так же, как и удерживать власть только лишь при помощи лжи и штыков.

Поэтому повторим ещё раз, первая главная проблема Виктора Януковича и его ближайшего окружения – это стремительно испарившаяся за два последних года легитимность их власти. На данный момент основная масса народа не просто их не поддерживает, но люто ненавидит, как только может ненавидеть нищий и бесправный человек причину своей нищеты и бесправия. Чтобы это понять, не нужны даже соцопросы. Об этом свидетельствует то, с каким энтузиазмом простой народ в меру своих сил и возможностей надругался над светлым ликом президента, который, сияя с билбордов латексной улыбкой, поздравлял его с очередным праздником. Причём большая часть актов народного вандализма пришлась на юго-восток страны. Такого не было даже во времена «оранжевой» пятилетки. Ющенко презирали, он достаточно сильно раздражал, но массовой ненавистью его обделили. Теперь же власть не рискует вывешивать на билбордах изображения фотошопно молодеющего Януковича. Она благоразумно ограничивается лишь аршинными приветствиями без самого поздравителя.

Судя по тому, чем сейчас занимаются «регионалы» во главе с Виктором Януковичем, взятая ими на довольствие толпа разнообразных «радныкив» и «экспертов» – это пятое колесо в «телеге», на которой вся эта компания несётся к своей политической пропасти. Раз ни с индивидуальными мозгами, ни с мозгом коллективным у Партии регионов не сложилось, позволим себе сделать краткий анализ того, каким образом это политическое «тело», лишённое мозга, неуклонно приближается к своей яркой кончине.

<p>Электоральное «стадо» Партии регионов</p>

При всём своём презрении к простому народу «регионалы» вынуждены периодически с ним считаться. Сугубо перед выборами. Понятное дело, что данная ситуация для них совершенно досадная, но от народного бюллетенезаполнения у нас пока ещё зависят парламентские, а главное президентские выборы. Хотя, если формулировать корректно, считаются «регионалы» не с народом, а с пародией на народ в виде «электората». Лишь электоральная функция граждан Украины иногда волнует украинское панство, для которого «выборци» – это «стадо», периодически загоняемое при помощи «палки» и «морковки» в нужное «стойло». Чем многочисленнее у того или иного политика его личное «стадо», тем шире у него раскрыто «хлебало» на государственное «корыто» и тем длиннее/гибче у него руки, для того чтобы забираться в личные карманы простых граждан. Доступ к государственной казне и узаконенному грабежу населения – главная цель, ради которой на Украине идут в политику. Это раньше из-за недопонимания «лучшие люди» Украины уходили в рэкет, теперь они становятся депутатами и государственными чиновниками.

Основная масса электорального «стада» Виктора Януковича и Партии регионов представляет собой население Юго-Востока Украины. Эта масса, в свою очередь, состоит из отдельных групп и подгрупп, каждая из которых «ведётся» на какую-то конкретную «морковку-замануху», то есть имеет свой мотив волеизъявления в пользу «регионалов».

Первая электоральная группа – это избиратели, для которых главным мотивом их участия в выборах является защита русского языка, русской культуры и продвижение политических и экономических интеграционных идей Русского Мира, воплощающихся так или иначе в форме некоего «СССР-2». При определённых условиях эта часть избирателей ПР может быть наиболее устойчивой, играя роль электорального фундамента данной политической силы и одновременно выступая в качестве непрерывно действующего механизма электоральной экспансии.

Вторая электоральная группа – это избиратели, для которых главным мотивом их участия в выборах является защита своих материальных интересов. В количественном плане это наиболее крупный сегмент, который состоит из разных частей, имеющих свой особый групповой интерес.

Делится данная электоральная группа на две основные подгруппы – бюджетников (тех, кто непосредственно зависит от социальной политики государства) и бизнесменов (тех, кто непосредственно зависит от его экономической политики).

Подгруппа бюджетников состоит в основном из пенсионеров, льготников и тех социальных прослоек, которым государство платит заработную плату (военные, госслужащие, медики, учителя и т.д.). При этом степень защиты интересов данной электоральной подгруппы в той или иной мере волнует любого гражданина нашей страны, который планирует рано или поздно стать пенсионером или льготником.

Подгруппа бизнесменов состоит из представителей малого, среднего и большого бизнеса, а также тех граждан, которые на правах наёмных работников участвуют в этом бизнесе.

Третья электоральная группа – это избиратели, которые голосовали за Партию регионов и Виктора Януковича как «меньшее зло».

Четвёртая электоральная группа – это избиратели, которые голосовали за Виктора Януковича и Партию регионов как за выходцев из донецкого/донбасского региона, то есть как за «своих».

С точки зрения политической стратегии и здравого смысла, как Виктор Янукович, так и Партия регионов, получив в 2010 году власть, должны были бы совершить ряд политических и экономических шагов, направленных на укрепление, увеличение и усиление своего электората. Как бы там ни было, но только они могут быть непосредственным источником их политического влияния и государственной власти.

Однако последовавшие после инаугурации президента события, свидетельствует о том, что у «регионалов» нет не только способностей к стратегическому мышлению, но они напрочь лишены даже примитивного здравого смысла. Наблюдая за ними, очень трудно отделаться от ощущения, что олигофрения, безжалостно скашивающая ряды Партии регионов, – это не врождённое свойство психики собравшихся там индивидов, а инфекционное заболевание, передающееся то ли половым, то ли воздушно-капельным путём.

Приходится констатировать, что уже второй год подряд в руководящих рядах Партии регионов, не утихая, бушует массовая эпидемия слабоумия. Причём слабоумия суицидальной направленности.

Придя к власти, «регионалы» честно и откровенно сказали своему электорату «прощай». С поразительной целеустремлённостью всего лишь за полтора года они смогли сперва ввергнуть в унылое разочарование, а затем довести до яростного бешенства миллионы своих симпатиков. Всё это выглядит так, словно Виктору Януковичу и Партии регионов для победы на выборах уже не нужны голосующие за них избиратели.

26 Марта 2012

http://alternatio.org/articles/item/2417

<p>Электоральный «забой»</p>

Как гласит народная мудрость, если Бог хочет наказать человека, он лишает его ума. В случае с вождями Партии регионов складывается такое впечатление, что им ампутировали мозг. Только это может объяснить то неутомимое упорство, с которым «регионалы» два года разрушают свой электоральный фундамент.

Поначалу у многих возникло конспирологическое подозрение, что в ряды «регионалов» просочились их политические враги с целью саботажа и вредительства. Благо к подобным предположениям располагает кадровая политика, которую осуществляет нынешний глава президентской канцелярии. Уж слишком много в Администрацию «надуло» разнообразного галицийско-«свидомого» эле