Лигаристические союзы как историческая основа будущей мировой цивилизации

Дмитрий Фьюче

 

Настоящая статья является кратким ознакомительным введением к одному из существенных аспектов прогнозирования и формирования будущей мировой цивилизации, которая, согласно содержащимся в ней новым философским и историческим подходам, с неизбежностью возникнет на территориях России и бывшего Советского союза. Статья написана на материале философских текстов Григория Векова (один из которых так и называется «Философия лигаристического союза»), но в авторской переработке и дополнении Дмитрия Фьюч`е. Абзацы статьи специально отделены друг от друга пустой строкой, так как не всегда следуют логической последовательности в изложении; однако каждый из них находится в топологической связи с тем общим смыслом, который обозначен в её заглавии. Этот общий смысл проступает только в совокупности создающих его отдельных фракталов (абзацев, афоризмов), и потому требует многочисленных повторов содержащихся в статье идей и оценок.

Лигаристический союз — это зачаточная политическая конструкция власти, объединяющая крайне узкий круг разумных людей в определенной системе рациональных коммуникаций в «темные века», необходимо предшествующие становлению новой мировой цивилизации. Эта политическая конструкция первоначально появляется в сообществе неразумных варваров, оказавшихся у власти на развалинах некоей прежней государственной системы. Однако впоследствии именно лигаристические союзы становятся не только политическим основанием для объединения народа, чье государство было ими же разгромлено, но и генерируют новый разумный проект мировой цивилизации. Лигаристический означает «связывающий в высшем смысле, возвышающий», а необходимость выделения политической структуры лигаристического союза из опыта и наследия мировой истории требуется для того, чтобы заново осмыслить современные исторические процессы.

Лигаристический союз является реальной основой, производящим «котлом» высшей психологии человека и высшей энергии мировой цивилизации. Он выступает авангардом событий мировой истории и всегда изначально проявляется в очень узком круге людей политики, армии (реже культуры, искусства, науки), поскольку новые идеи крайне разрушительны для индивидуальной человеческой психики, а потому требуют от своих носителей большой воли и мужества. Дорийские союзы и рыцарские ордены являются самыми яркими историческими примерами таких лигаристических союзов, из которых возникала новая историческая модель мировой цивилизации: античная – в первом случае, и западноевропейская – во втором случае. О других исторических примерах лигаристических союзов мы также еще скажем, здесь и в других статьях. Но сегодня нас интересует преимущественно процесс формирования таких союзов на территории бывшего СССР и стран социалистического лагеря, так как это непосредственно касается нашей собственной жизни и нашей нравственной позиции в ней.

В разных отдаленных и современных исторических процессах мировой цивилизации из всего потока человеческого становления важно отчетливо выделить политическую конструкцию лигаристического союза, то есть военно-патриотическую организацию решительных и волевых мужчин, связанных единым духовным опытом и верой, которая является зачатком новой глубинной рациональной взаимосвязи между наиболее развитыми представителями агрессивной варварской орды. Так, например, началом возникновения самостоятельных зачатков новой модели мировой цивилизации в Западной Европе были рыцарские ордены, плавильные «котлы» будущего европейского разумного духа, в которых дионисическая энергия воли к власти вчерашних варваров «сплавлялась» с разгромленными остатками последнего мирового разумного проекта (Римской империи). Именно здесь создавались простейшие зачатки новой разумной воли, которая далее будет разворачиваться в мировой истории в качестве западноевропейской цивилизации.
В нашем кратком обзоре исторического явления лигаристических союзов мы будем использовать понятие РАСА в новом смысле – как расу homo sapiens, не имеющую никакого отношения к привычному, современному употреблению этого слова для обозначения разных генетических рас (обычно грубо различаемых по цвету кожи). Раса homo sapiens – это базовая нация ведущей мировой цивилизации, которая в конкретный исторический период производит высшие ценности, на основе которых формирует, развивает и руководит собственным разумным проектом. Такие понятия как прараса, расовая память, расовое бессознательное, расовая катастрофа и другие будут использованы в настоящем тексте в только что изложенном смысле.

Расовая память. Краткий анализ исторических событий, происходящих в процессе образования политических конструкций лигаристических союзов, производится нами с целью показать, каким образом народы, подвергшиеся нашествию варваров, в конечном счете, восстанавливают свою государственность. В нашем понимании, без патриархальной нормы жизни ни государство, ни цивилизация существовать не могут. Неизбежный возврат самосознания человека назад, к своим разумным истокам, всегда был краеугольным камнем патриархальной нормы жизни, в которой формируется рациональное мышление. Этот процесс мы называем расовой памятью. Постоянный возврат назад в область глубин бессознательной расовой памяти является базовым процессом формировании субъективных начал рациональности, который конструирует и воспроизводит объективный мир в результате процесса воспоминания о причастности или приобщения к высшим ценностям мировой истории.

История мировой цивилизации является системой топологического воспроизводства высших ценностей, на основе появления и исчерпания которых и разворачиваются исторические события возникновения и исчезновения расовой реальности homo sapiens. Эта реальность не биологическая, а трансцендентная. Здесь и далее мы используем определение «трансцендентное» для описания процессов высшего расового бессознательного, не доступных чувственному и эмпирическому восприятию (не только варваров, но и всех разумных людей в мировой истории).

Первичные и простейшие начала новой мировой цивилизации закладывают достаточно примитивные люди с коллективно-роевой организацией жизни, которые весьма далеки от разумных начал государственной жизни. Потребность в строительстве нового государства возникает в их сознании под влиянием на глубины их психики мощных энергетических потенциалов высших пластов бессознательного, сформированного прежним, исчерпанным, утратившим силу и потому исчезающим разумным проектом (расовая память). Потенциалы расовой памяти, фрактально подобные породившей их цивилизации, повсеместно присутствуют на территории разгромленного государства в виде эстетических феноменов, поражающих воображение (архитектура, искусство, культурные и государственные технологии), так как они находятся за пределами любого возможного варварского понимания их предназначения и смысла.

Наш подход к пониманию «варварства». Варвар невменяем по отношению к высшим ценностям мировой цивилизации и мировой истории в целом. Всякому полноценному, цивилизованному человеку свойственно искать что-то достойное, что-то великое (трансцендентные высшие ценности) в истории, современной ему политике и культуре, участником чего он является в своей непосредственной жизни и что он утверждает ею на будущее, на долгосрочную перспективу. Разумный дух мировой истории есть высшее расовое бессознательное, трансцендентное психологическое начало человека (понимаемое нами как Разум), как динамический и трагический процесс, разворачивающийся в онтологическом потоке мирового времени (истории) как судьба отдельных наций и народов. Варварская душа имеет то преимущество перед уже разлагающейся или разложившейся психикой цивилизованного человека, что обладает неистраченным трансцендентным потенциалом для формирования высшей психики, которая, в свою очередь, является необходимым историческим условием для производства высших ценностей.

В новом проекте развития цивилизации понимание разума должно быть, с одной стороны, кардинально иным, с другой стороны, быть фрактально подобным старому рациональному проекту, с третьей же стороны, эти проекты должны находиться в топологической связи, описать которую может только исторически последний из них. Именно так развивалась, и будет развиваться история мировой цивилизации. Поэтому мы рассматриваем процесс становления лигаристических союзов как простейший конструктивный элемент новой рациональной модели будущей мировой цивилизации.

Рассматривая, например, историческую дистанцию между началом возникновения культа Диониса и возникшим позднее культом Аполлона, закончившуюся созданием высшей святыни греков – Дельфийским Храмом, мы понимаем, что здесь следует искать внутреннюю взаимосвязь культовой традиции храма с параллельным формированием ликурговского политического строя спартанцев как синтеза микенской расовой и дорийской прарасовой организации человека. Аналогичным образом ранее формировалась сама древнейшая микенская цивилизация – под влиянием египетских высших ценностей, доказательством чего служит эстетика дворца Кносса на Крите. Аналогичным образом, на заре становления западноевропейской цивилизации, синтез переплавленных германских и прочих варварских орд под влиянием античной цивилизации обозначился в первых простейших политических узлах новой модели мировой цивилизации – в рыцарских орденах, таких, например, как орден тамплиеров. На этой базе европейская цивилизация не только воспроизводила античный архитектурный стиль, восстанавливала и опиралась на античную философию и искусство, но и создавала собственные новые эстетические феномены: величественные соборы и замки, искусство, музыку, политические институты, которые являются энергетическими резервуарами новых высших ценностей, составляющих всю полноту содержания её расовой памяти.

В лигаристических союзах, за счет очищающего огня новой веры или новых идей, животные вожделения, влечения неразумной души варвара буквально сплавляются с высшими пластами расового бессознательного, создавая «новый дух», как новое начало разумного образа жизни человека. Дионисическая внутренняя энергия варвара-кочевника, практически не знакомого с высшей идеей государства (ибо государство – это разум, господства которого в душе варвара еще нет), под воздействием расовой памяти переплавляется, возвышается, возгоняется к новым зачаточным формам разумного миропорядка. Лигаристический союз – это универсальная историческая форма становления, восстановления государственной, разумной психологии человека.

Низшие, животные и архетипические бессознательные энергии, которые мы называем влечениями, безграничны в своих биологических ресурсах, в то время как высшие бессознательные энергии, которые мы называем разумной волей, всегда ограничены, в том числе и по времени своего бытия и действия. Мировая цивилизация эпохи распада, которую мы называем буферной, выработавшая и потому утрачивающая свои высшие ценности (высшие энергии), неизбежно становится инертной силой, которая враждебна разуму. Это исторически предполагает возникновение новой рациональной модели, в которой разум имеет совершенно иную трансцендентную основу. В окружающей стихии распавшихся прежних рациональных коммуникаций, в среде «последних людей», ставших неотличимыми от варваров, и поверхностных интеллектуалов, которые морально поддерживают эту деградирующую стихию своими традиционными или мифологическими представлениями о реальности, субъективный разум ищет такие новые объективные политические модели, в которых рациональные коммуникации мировой цивилизации будут восстановлены. Формирование политических конструкций лигаристических союзов, таким образом, есть процесс становления новых рациональных коммуникаций в эпоху «темных веков», который происходит в независимости от этнических, религиозных или экономических особенностей народов. Здесь действует трансцендентный закон расообразования homo sapiens, который указывает на неизбежность возвращения высших ресурсов человеческой психики для производства воли к власти разумного человека. Именно эта разумная воля, а не животная власть влечений, является основой политического конструирования рациональных коммуникаций в любое историческое время и в среде любых народов.

Аристократический класс лигаристического союза средневековой эпохи складывался из двух различных расовых слоев: старого, патриархального, пережившего историческую трагедию расовой катастрофы, и нового, который возникает из бывших варваров, чей животный инстинкт оказался сломлен воздействием духовного опыта высших ценностей мировой истории. Трагическое восприятие исторических событий порождает новые идеи, новую рациональную мораль и волю, являясь авангардом событий мировой истории. Только свежая дионисическая энергия варваров, сплавляясь с высшей расовой памятью, создает достаточные исторические предпосылки для старта нового разумного проекта мировой цивилизации.

Здесь можно обозначить некоторые основные признаки, характеризующие фрактальное подобие структуры лигаристического союза в мировой истории. Это священная коллективная собственность, суровая военная иерархия, понятия чести и долга как основа взаимоотношений между членами союза. Важнейшей характеристикой этих союзов является их чисто мужской характер и ориентация на определенные сакральные силы или новейшие идеи, которые крайне суровы, трагичны и разрушительные для прежней традиции. Последняя, однако, будет в лигаристическом союзе топологически воспроизведена как раз на некоторых указанных здесь существенных основаниях.

В эпоху расовой катастрофы, то есть в переломный момент развития мировой цивилизации, когда мировые политические структуры уже утрачивают в своем основании разум, однако имитация разумной жизни ещё достаточно высока, начинает формироваться новый политический полюс ее исторического развития. В его становление всегда втянуты новые расовые «резервы» человечества, которые проступают из сформировавшейся психологии прарасы, находившейся до этого момента в «тени» известных рациональных коммуникаций ведущей мировой цивилизации. Понятие «прараса», которое Шпенглер использовал для описания нового высшего расового бессознательного homo sapiens, следует понимать как накопление высшей психической энергии в среде некоторой группы народов, которая должна в определенный исторический момент перейти в разумную волю к власти новых исторических сил. Шпенглер, в результате своего подробного анализа всего исторического опыта высших ценностей мировой истории, видел этот прарасовый опыт также и в русской истории, предсказывая неизбежность возникновения «русско-сибирской» цивилизации. Такие же или схожие идеи, с которыми мы полностью солидарны, были высказаны и в передовой русской мысли (Данилевский, Гумилев, другие).

Рациональные коммуникации, возникающие впервые в системе лигаристических союзов, – это и есть сама история высших ценностей. Так, собственно, раскрывается историческая необходимость и содержание любой нации в мировой истории, не только русской, о которой сейчас пойдет речь, поскольку дух нации неотделим от топологии мировой истории, в которой возникает ее расовая память, то есть взаимосвязь с высшими ценностями мировой цивилизации.

Орды германских варваров, разрушивших Римский мир, а затем, пройдя через «темные века», создавших рыцарские ордены и европейскую цивилизацию с её высшими ценностями, лежащими в области божественного монотеистического откровения, исторически и фрактально соответствуют российским революционным ордам начала двадцатого века, которые впоследствии стали структурироваться в лигаристические военизированные союзы пролетариев («партию большевиков»). Коммунистическая вера большевизма характеризовалась максимально агрессивными матриархальными инстинктами души, которые изначально психологически отвергали любые структуры государственности и патриархальной нормы жизни. В хорошо известные планы большевиков входило уничтожение государства, гражданства, семьи, тотальное раскрепощение сексуальных влечений. Таким образом, в России произошло нашествие внутренних (а не внешних) варваров, постепенно проникавшихся новой коммунистической верой, возникшей в бессознательных глубинах начинающей стареть западной цивилизации. Варварские анклавы русской нации, превратившиеся позднее в большевистские революционные орды, в отличие от подобных же анклавов западноевропейских наций, были огромны и потому достаточны для старта нового межцивилизационного перехода между уходящей в прошлое цивилизацией Запада и начинающей своё формирование новой мировой цивилизацией.

В излагаемом контексте совершенно по-другому, чем это принято понимать в российской и западной исторической литературе, следует переосмыслить существование Советского Союза. Мы утверждаем, что в основании его возникновения находится процесс формирования новых лигаристических союзов на территории бывшей Российской империи, в которых формировались первые простейшие элементы новой будущей модели мировой цивилизации.

Поскольку русская нация, начиная с 1917-го года, была разгромлена большевистскими ордами, то следы ее необходимо искать в попытках построения такой политической системы, которая характеризует переломом: от состояния революционной дионисичности пролетариата и крестьянства, распространившихся на территории бывшей Российской империи, – к зачаткам новой политической модели власти. Именно здесь мы сталкиваемся с уже узнаваемой политической структурой лигаристического союза, которая характеризует процесс цивилизационной «переработки» варварской орды из состояния дикости в состояние зачаточных элементов новой политической силы в рациональных процессах развития мировой цивилизации. Особенность подобной политической системы характеризуется тем, что, с одной стороны, в ней участвуют варварские подсознательные влечения человека, а с другой, новая высшая природа расовой организации homo sapiens. Собственно, так и формировалась политическая конструкция лигаристического союза в СССР, в которой можно найти одновременно и состояние дикости человеческой души и достижения передовых рубежей научного знания.

Исторический эпицентр развития мировой истории в эпоху расовой катастрофы, начавшейся внутри ведущей мировой цивилизации, смещается на новые территории, где народы еще не испытали всю мощь воздействия высших ценностей, поскольку, чтобы испытать эту мощь, они должны воспроизвести их из собственного опыта доминирования как эпицентра мировой цивилизации в самостоятельной модели развития. Именно в СССР мы и обнаруживаем ту политическую конструкцию, которая является историческим переходом от состояния невменяемости к историческому разуму – к зачаткам новой рациональной исторической картины мира. Советские лигаристические союзы в результате военно-патриотического воспитания человека создали небывалый военно-технологический и научный потенциал, до сих пор являющийся гарантом самобытного цивилизационного развития нашего народа. Именно Советский союз впервые в мире объявил своей официальной государственной идеологией Науку.

История великих военных сражений всегда является духовной базой для развития исторического самосознания прарасы, важнейшим проявлением присутствия высших ценностей мировой истории. И история России здесь не исключение. Для нашего времени последним таким историческим событием стала Великая отечественная война, которая сформировала простейший рациональный опыт существования русской нации после нашествия большевистской орды. Эта война, в которой впервые после 1917-го года нация объединилась, стала кульминационным историческим моментом перехода: от состояния доминирующей дикости большевистской орды – к состоянию зачаточной системы лигаристических союзов.

В чем была историческая необходимость появления Советского Союза в мировой истории? Мы полагаем, что эта необходимость состояла в неизбежности гибели прарасовой организации человека, на которой строилась основа Российского государства до нашествия большевистской орды и носившей несамостоятельный, подражательный характер по отношению к развивавшейся по соседству ведущей мировой цивилизацией Западной Европы, где находился эпицентр производства высших ценностей мировой цивилизации. Российская культура складывалась преимущественно под влиянием достижений западноевропейского разумного проекта, однако эта ситуация не могла далее продолжаться в виду того, что этот проект вступил в фазу своего исторического завершения (расовая катастрофа).

Становление лигаристических союзов как зачаточных политических конструкций новой модели мировой цивилизации определено историческими факторами: нашествием варваров в России и окончанием производства высших ценностей в Западной Европе. Первая сила сокрушает все остатки подражательного образа жизни, под влиянием которых существует психология прарасы; вторая причина является основанием того глубочайшего кризиса, которое испытывает прарасовое существо человека, лишенное естественной для него привычки потреблять высшие ценности извне.

В результате нашествия внутренней большевистской орды, все институты русской государственности, базирующиеся на православии, были полностью разгромлены (вплоть до физического уничтожения монашеского сословия и зданий церквей), а инициированные новой верой варвары создали свои, советские институты, в которых изначально практически отсутствовала прежняя разумная основа российской государственности. На территории бывшей Российской империи появился громадный кочевой стан СССР, в котором под предводительством большевистских вождей методически ликвидировались все прежние полноценные слои русского народа, а заодно и других народов. Эта ситуация зачистки прежней подражательной российской цивилизации продолжалась вплоть до возникновения сталинского режима и второй мировой войны, ставшей катализатором и завершающей фазой формирования мощнейшего советского лигаристического союза – Коммунистической партии СССР.

Хотя при сталинском режиме и продолжался геноцид разумных людей прежней формации, но при этом одновременно формировались зачаточные конструкции лигаристических союзов, то есть происходила трансформация непосредственных животных инстинктов вчерашних варваров в смутные контуры нового трансцендентного импульса разумной воли. Советские архитектурные памятники тех времен, а в еще большей степени – нереализованные эпичные архитектурные проекты, оставшиеся в чертежах, — лучшая демонстрация возникающих тогда новых потенциалов и эстетических феноменов новой мировой цивилизации. Не менее впечатляющими и наглядными свидетельствами этому стали научно-технические и культурные достижения СССР.

Политическая конструкция лигаристических союзов, прообразом которых стала государственная система СССР, наглядно демонстрирует, что варвары, разрушающие любые государства, в силу отсутствия у них адекватного исторического разума, вынуждены структурироваться в соответствии с тем высшим опытом исторической памяти, который существовал в государственной модели прошлого до их вторжения. Здесь начинают действовать высшие пласты расового бессознательного, сосредоточенные в расовой памяти, где и зарождается новый импульс разумной воли. Зимний дворец в Петербурге, который был «взят» штурмом революционными массами в 1917 году, — это самый известный эстетический символ прарасовой организации русской нации до нашествия большевистской орды. Поэтому когда мы ищем внутреннюю взаимосвязь с национальным духом в советский период истории, то находим его прежде всего в восстановлении пространства Российской империи в период сталинского режима. Тогда же стали возвращаться имена великих русских полководцев, открываться православные храмы, восстанавливаться многовековое культурное наследие России. В этом смысле, вчерашние бунтари и революционеры, получившиеся огромную полноту власти на развалинах бывшей империи, были вынуждены восстанавливать то, что они разрушили в силу действия расового бессознательного, которое есть дух ушедших поколений, владеющий пространством территории бывшей империи. Так действовали все варвары, например, германские – на развалинах Римской империи, или дорийские – на развалинах микенской цивилизации.

Распространение коммунистической веры на развалинах Российской империи вследствие нашествия большевистской орды явилось зачаточной основой для появления новой модели мировой цивилизации. Коммунистическая доктрина опиралась на примитивное понимания исторической действительности как процесса роста материального производства, а развитие отождествляла с достижениями научно-технического прогресса. Таким образом, нашествие большевистской орды и разрушение российского государства является необходимым объективно-рациональным процессом развития мировой истории, состоявшего в проникновении и утверждении в России нового рационального проекта развития цивилизации в его примитивной эмпирической интерпретации в коммунистическом учении марксизма-ленинизма.

Первая мировая война обнажила цивилизационный кризис западноевропейской цивилизации, понимаемый нами как утрата способности воспроизводить собственные высшие ценности (расовая катастрофа). Это вызвало появление в обессиленной Европе новых лигаристических союзов фашистского и национал-социалистического толка, которые к началу второй мировой войны пришли там к власти почти повсеместно. Однако это историческое политическое движение не было столь же радикально и тотально, как это произошло в России, поскольку европейские народы к тому времени уже израсходовали основные ресурсы своей высшей психики, уже не обладали собственными анклавами варварского населения, и, следовательно, не имели сил для совершения этого грандиозного духовного перехода. Именно поэтому эта историческая, то есть вполне естественная и последняя попытка западноевропейской цивилизации трансформироваться изнутри для формирования своей новой модели, лишь ускорила её расовую катастрофу и закономерно потерпела крах. Поражение фашистской Европы во второй мировой войне стало историческим фактом, подтверждающим эту нашу очевидную констатацию. Однако этих остаточных сил Европы было достаточно, чтобы на целое столетие продлить своё существование в стадии разложения и постепенной сдачи разумных, патриархальных позиций в пользу иррациональных, матриархальных влечений и форм организации жизни. Ведь наибольшей цивилизационной инерцией/энергией распада в истории обладает именно ведущая мировая цивилизация. В наименьшей степени процесс фашизации, то есть ускоренного разрушения, затронул англо-саксонскую часть западного мира (Британскую империю, как наиболее старую, и США, как наиболее молодую), которая в дальнейшем составила основу буферной западной цивилизации эпохи её расовой катастрофы.
Лигаристические союзы намечают возможность выхода из состояния «темных веков» в истории мировой цивилизации. Но первоначально всегда возникают неудачные, пробные попытки их формирования, поскольку в «темные века» исторически доминируют варварские нравы. Мы находим последние такие попытки в историческом опыте фашизма, коммунизма и маоизма. В это историческое время человек освобождался от остатков предыдущего традиционного патриархального опыта, возвращаясь к своему биологическому существу, в котором господствуют животные влечения и звучит гимн природному естеству человека, не ограниченного какими-то моральными нормами, который культивировался в этих политических движениях. Поэтому же их идеологические основы, в целом, относятся к прошлому, а не к будущему мировой цивилизации, поскольку не дают подлинного понимания взаимосвязи с духом мировой истории. Историческая мощь этих движений проистекала из варварской энергии, из выброса мужской агрессии низших сословий цивилизации, накопленных ими в силу присутствия на «обочине» процессов мировой истории.

Фашистские вожди вполне искренне полагали, что русской нации в их понимании уже не существует, что она исчезла под ударами большевистских орд. Они не смогли постигнуть разумную идею исторического духа, которая начала перемещаться к началу второй мировой войны на территорию бывшей Российской империи. Ошибочное самомнение (теория расового превосходства), проистекавшее из неверной оценки общецивилизационной исторической ситуации, привело их к самонадеянной агрессии и закономерному историческому поражению. Столкновение двух систем, ведомых двумя разными, с исторической точки зрения, лигаристическими союзами, нисходящим и восходящим, продемонстрировало реальное историческое движение разумного духа. «Отсталые варвары», «недочеловеки» одолели «высшую расу господ». Как такое могло произойти? Только по причине утраты Европой собственной воли и разума, а также возникновения на её периферии новой исторической силы. После окончания второй мировой войны осколки прежнего разумного мира в качестве живых людей стали перемещаться в Америку, как страну постепенно побеждающих животных влечений (буферная цивилизация эпохи расовой катастрофы Запада). А разумный дух как расовая память о высших ценностях мировой истории, то есть высший опыт существования расы homo sapiens, медленно перемещался на территорию СССР и стран социалистического лагеря (место формирования новой модели мировой цивилизации).

Наша позиция для российского национального самосознания тождественна объективным рациональным законам мировой истории, в которых высшие ценности являются мерой присутствия объективного исторического разума в мировых событиях. Поэтому единственным связующим началом такого самосознания на развалинах Российской империи, а теперь и на развалинах СССР, является реальность трагического восприятия происходящих и предстоящих здесь исторических событий. Мировая история незримо продолжается в бессознательных глубинах русского и других народов, населяющих территории бывшего соцлагеря. Мы должны констатировать, что после прекращения функционирования лигаристических союзов страны советов, пост-советская, современная Россия – в моральном смысле, то есть по отношению к системе высших ценностей мировой цивилизации и с точки зрения самостоятельной структуры рациональных коммуникаций, является пустыней «темных веков». Единственной сферой социальных процессов здесь и сегодня, помимо активности варварских нравов, является тотальное подражание иррациональной инерции распада западноевропейской цивилизации. Ведь даже своего вождя на это время россияне «решили» именовать американским титулом — Президент.

Рациональный проект развития западноевропейской цивилизации практически исчерпался перед второй мировой войной. Новая психология расы homo sapiens формируется как исторический процесс: гибели расы homo sapiens, с одной стороны, и разрушения животных инстинктов варваров, с другой. Историческое предназначение лигаристических союзов состояло и состоит в том, чтобы создать зачаточные рациональные коммуникации топологического «узла» новой модели мировой цивилизации в полностью иррациональной среде, каковой является историческая моральная атмосфера «темных веков». Именно в лигаристических союзах возникает концентрация высших энергий, то есть активизируется расовое бессознательное homo sapiens, из которого возникает новый трансцендентный импульс разумной воли новых всемирно-исторических сил мировой истории.

Историческая ценность существования советской власти состояла в том, что она высвободила все варварские и кочевые инстинкты народов, населявших Российскую империю и Советский союз, которые затем политически разрушили всю мировую западноевропейскую колониальную систему, её «теневой» задний двор беспросветного рабства, на котором была исторически построена «западная цивилизация свободы». Однако, как показал опыт мировой истории, заряд моральной энергии восставших рабов недолговечен, так как он не опирается на новые высшие ценности.

Те, кто жил в Советском Союзе, хорошо помнят этот огонь культурного вожделения грубой и неразвитой души, опиравшейся в своем пафосе исключительно на научный эмпиризм. Но, с другой стороны, мы помним, что было и что-то великое (трансцендентное) в это же время. И сегодня уже пора сказать, – это был живой огонь рождения новой рациональной модели мировой цивилизации, который, первоначально, всегда загорается в психике рабов, противопоставляющих свое животное вожделение свободы – всему историческому опыту высших ценностей мировой цивилизации. Но в воли к власти разумного человека горит совершенно другой огонь. Он загорается от соприкосновения с высшими трансцендентными ценностями бытия как понимание разумного духа мировой истории. Разумный человек не нуждается в свободе, — он свободен в силу своей расовой природы, в силу причастности к только что сказанному.

Советский союз так и не выработал новых высших ценностей мировой цивилизации, не стал самостоятельным политическим центром её развития, поскольку идеи коммунистической идеологии носили неразумный, антинациональный характер, отображавший примитивные материалистические вожделения варварских человеческих масс. Политический провал советского государства и социалистической идеологии, направленных на общее «освобождение» всего народонаселения СССР и мира на основе марксистко-ленинской теории, произошел из-за слабости и исчерпания исторических возможностей последней. Либеральный переворот, которым завершается история СССР, исторически реакционен, так как произошел в пользу либеральной идеологической модели закатывающейся (буферной) западноевропейской цивилизации, как единственно доступной и возможной альтернативы обанкротившегося советского проекта. Таким образом, Россия и близкие ей осколочные государства попали в общий тренд цивилизационной деградации, в которую уже давно и повсеместно вступили все страны и народы Запада, а с ними – и всего мира.

Прекращение советского проекта было обусловлено несоответствием его «коммунистической веры» разумному духу мировой истории, то есть невозможностью такого рода верованиям (в том самом историческом виде, который известен нам как идеология марксизма-ленинизма) стать новыми высшими ценностями для будущей мировой цивилизации. Однако сам факт создания и функционирования советских лигаристических союзов говорит о зарождении и присутствии в нашем народе зачатков, прообразов нового исторического разумного духа. Поэтому современная оценка исторической ситуация в России, с точки зрения российского национального самосознания, состоит в том, чтобы собрать будущие политические силы для ликвидации последствий нашествия большевистской и либеральной орды.

Распад СССР был обусловлен также неудачной попыткой слома варварских инстинктов пролетарской массы, закончившийся политическим провалом и попыткой возвращения России на подражательные рельсы распадающейся западной цивилизации. Это породило еще более варварскую и аморальную, доморощенную либеральную орду, в которую быстро превратились вчерашние большевики. Теперь они превращают и всё остальное население нашей страны в бессмысленных массовых потребителей. Однако с нашей, разумной исторической точки зрения, это возвращение «к западным ценностям» невозможно, так как в России уже заложены основы новой мировой цивилизации, которые неумолимо будут диктовать россиянам совершенно иную историческую судьбу. Уже вскоре на наших территориях начнется отчетливый перелом от «темных веков» к воссозданию в новой форме тех лигаристических союзов, которые явятся политической моделью развития новой цивилизации. Может ли выступать в этом качестве «ночная хоккейная лига Путина», госкорпорации Росатом, Роскосмос, Ростех, военные научно-технологические институты? Ответ на это вопрос мы оставляем в качестве теста на понимание происходящих в России исторических процессов.

Когда мы размышляем над мифологическим пространством коммунистической веры, господствовавшей в СССР, то понимаем, что производство низших ценностей, которое было основополагающим для этой секты марксистских адептов, практически ликвидировало вменяемость у подавляющей массы людей по отношению к разумному началу мира, поскольку абсолютный приоритет материальных благ, исключающий трансцендентное начало восприятия реальности, неизбежно угнетает разумную природу человека, лишая её активности высших психических импульсов расовой памяти. Западные европейцы не без оснований ожидали, что социалистические варвары деградируют полностью сами, без какого-то военного вмешательства извне, поскольку долгое время ни человек, ни государство не способно существовать без какой-либо вменяемости по отношению к высшему разумному началу. Их ожидания могли бы сбыться, и уже, казалось бы, начинали сбываться после самоуничтожения СССР и прихода к власти пост-советской либеральной орды; однако они не учитывали главного: начала новой модели мировой цивилизации обладают очень жесткой структурой внутреннего расового поля на уровне глобальной перестройки высшей человеческой психики. В наше историческое время происходит топологическое смещение эпицентра мировых исторических событий на новые народы и территории, которые представляют собой бывший соцлагерь. Ведь понятно, что эпицентром исторических событий стратегического развития мировой цивилизации является не банковская система и не социальные сети, которые отображают процессы активности низших энергий, а история мировых войн, возникновения великих произведений искусства и фундаментальных научных открытий. И вот поскольку историческое время всего этого уже в прошлом, а до возникновения новых элементов и эстетических феноменов высших ценностей еще далеко, мы и должны обозначать наше время как «темные века», предшествующие возникновению новой рациональной модели мировой цивилизации.

Историческая реальность современной российской цивилизации заключается в «остывании» животной агрессивности варварской души, которая имеет свое происхождение в большевистских революционных ордах, связанных в монолит ненавистью к высшим ценностям (что мы могли с избытком наблюдать при советской власти). Сегодня этот варварский инстинкт агонизирует, то есть ищет какого-то исторического «пристанища» для своего морального оправдания, и находит его только в приобщении к либеральным ценностям разлагающегося западного мира. Поэтому смена одной идеологии на развалинах Российской империи, коммунистической, на новую идеологию, либеральную, на развалинах зачаточной конструкции советского лигаристического союза, мало что изменило по отношению к разумной действительности мировой истории. То, что на смену веры в коммунистические идеалы пришла пост-буржуазная мифология рыночной экономики и всемогущества финансовых потоков, изменило лишь содержание неразумных представлений россиян о реальности, но не ответило на вопрос о разумном предназначении российской государственности. Однако варварский ум воспринимает всё неразумное вполне всерьез, поэтому при советском режиме существовал институт марксизма-ленинизма, а в современной России тут же появилась высшая школа экономики. В обоих случаях, низшие ценности сложились в систему абстрактных представлений о реальности, а собственная рациональная система или школа мысли здесь так пока и не сложилась.

Низшие, биологические и экономические ценности, которые пропагандировал марксизм, сформировали тот непригодный для системы функционировании мировой цивилизации тип человека, который доминирует в современной политической реальности России вплоть до нашего времени. Поэтому в России хаос исторических и политических представлений тотален, как это всегда бывает в «темные века». Государство – это действующий разум, и попытка его имитации рано или поздно заканчивается разрушением любого имитационного проекта. Так произошло и с советским проектом, поскольку государственное устройство не может строиться на основе примитивной идеологии низших ценностей. По всей видимости, такое же будущее ожидает и современную российскую государственность, если к власти в ней не придут разумные люди.

Моральная ситуация в современной России кардинально отличается от всего остального мира. Здесь происходит трагический процесс перехода от прарасовой организации человека homo sapiens к его расовому состоянию активности, исторически совпадающего с моментом перелома от темных веков – к становлению новой модели мировой цивилизации. С точки зрения существования истории высших ценностей, мы, россияне, оказываемся в поле формирования новой системы рациональных коммуникаций, о конкретном существе которых мы не можем судить, поскольку они развернутся, проявятся лишь в будущем. Однако об их воздействии на наше подсознание и сознание мы можем уже сейчас уверенно рассуждать с позиции нашей расовой памяти, так как мы участвуем в процессе их непосредственного формирования. Возникновение политических конструкций лигаристических союзов является первым, жизненно важным условием и потребностью для концентрации в некоем узком «круге» разумных людей, обладающих расовой памятью высших ценностей мировой истории. Выход из любой моральной деградации состоит в возвращении к расовой памяти предков с одновременным поиском радикального обновления рациональной картины мира за счет нового трансцендентного основания.

Исторической необходимостью возникновения лигаристических союзов является подсознательная потребность разумного человека быть самим собой. Ведь в отличие от человека неразумного, который всегда довольствуется массовыми «ценностями» своей исторической эпохи, разумный человек ориентировался и ориентируется на трансцендентный импульс разумной воли, то есть на личное присутствие в эпицентре, личное участие в мировых исторических событиях. Какие мотивы движут иммигрантами, как из России, так и из других стран, которые сотнями тысяч стремятся сегодня в мнимый центр мира, США? Их переселение демонстрирует не наличие разума, а господство в них животных влечений и рассудочной мифологии, поскольку разум характеризуется мерой расовой памяти субъекта, то есть причастности к своей национальной системе ценностей. Так, уже на уровне дифференцирования познавательных способностей человека между людьми образуется нравственная пропасть, когда, например, конечный рассудок стремится жить исключительно настоящим, тогда как субъективный разум требует необходимой взаимосвязи с историческим опытом высших ценностей, пробрасываемых им в будущее с новой силой на собственной национальной основе.

Совершенно неразумно отказываться от впечатляющего опыта советской власти именно потому, что в нем отчетливо просматривается историческая попытка создания лигаристических союзов, то есть отчаянная борьба русских за утверждение собственной цивилизации. Для нас существует задача: отделить варварство жизни, возникшей на развалинах Российской империи, от зачаточной модели российской цивилизации, то есть принципиально новых для исторического мирового опыта рациональных коммуникаций.

Переплавка неразумной психологии варвара в зачаточную психологию разумного человека всегда происходит в системе военно-патриотического воспитания. Эта система строится на безусловном приоритете патриархального начала жизни над матриархальным началом, поскольку только в методическом и дисциплинированном усилии воли, а не в иррациональной активности той или иной меры сублимированных влечений, способна существовать государственная система. Таким образом, военно-патриотическое сознание составляет основной идеологический элемент лигаристического союза, в русле которого формируется объективная действительность разумной воли и историческое пространство формирования высших ценностей. В военно-патриотической системе ценностей сознание формируется не в качестве процесса вытеснения подсознательных животных или архетипических влечений, в которых импульс воли отсутствует или катастрофически минимален, а в результате активности расовой памяти человека.

Героический и патриотический характер идеологии Советского Союза положил начало процессу становления новой модели мировой цивилизации. Безусловные успехи Советского союза необходимо связывать с зачаточными политическими конструкциями лигаристических союзов, которые возникают как моральная задача адаптации варварской психологии человека к историческому опыту высших ценностей мировой цивилизации. Принципиальное отличие устойчивой и зрелой политической конструкции лигаристического союза от власти племенных порядков, пульсирующих своей пассионарностью в полуварварских общинах на начальной стадии образования союза, является его тотальная ориентация на опыт высших исторических ценностей, которые оставила в человеческой памяти история мировых цивилизаций. Советская историческая наука не отвечала этому требованию, но всё же заложила некоторые основы для этого. Еще одно, безусловно, положительное, что было заложено в системе зачаточных конструкций лигаристических союзов в СССР, — это общенациональная собственность и научно-технический потенциал государства. Взлет коллективизма духа и научных достижений, который происходил в СССР после победы во второй мировой войне, необходимо связывать именно с возвращением поля патриархальной психологии человека, которое было практически уничтожено активностью большевиков до её начала.

Военно-патриотическая идеология лигаристического союза, какой бы период истории и какие бы народы мы не рассматривали, формируется необходимостью перелома от неразумной психологии варвара – к зачаточной организации нового патриархального начала жизни. Поэтому военно-патриотическая направленность советской идеологии, безусловно, была положительной составляющей ее существования. Как именно разрушительно-агрессивный инстинкт психологии варварской орды «переплавляется» в зачатки примитивной государственности в советский период истории можно было наблюдать в переходе: от героической мифологии «революционного» порыва души, то есть от агрессивной психологии варваров, – к становлению действительно патриархального начала психологии в сознании победы во второй мировой войне. Эта война была совершенно справедливо названа нами «отечественной», поскольку наш национальный дух действительно «проснулся» в этот критический момент российской истории. События второй мировой войны – это главное и чуть ли не единственное, что связывает современную российскую действительность с духом высших ценностей мировой истории.

Вся история взаимодействия Запада и России наводит на размышления о том, что Западная цивилизация не понимает, но бессознательно чувствует, что именно Россия выступит той новой мировой силой, которая рано или поздно займет её место в качестве эпицентра производства высших ценностей мировой истории, как новая ведущая мировая цивилизация. Россияне всегда были для Европы «варварами у ворот», которые грозят им культурной и физической ассимиляцией. Страх и недальновидность Европы всегда проявлялись в том, что она хотела так или иначе элиминировать своего возможного цивилизационного преемника, постоянно и избыточно его варваризируя и расчеловечивая, а порой и пытаясь уничтожить физически (таковы были планы фашистской Европы). Это продолжается, увы, и по сей день, но не только как перманентная реальная угроза для нашего народа и государства, но и как перманентная инициатическая ситуация для нашего исторического самостановления.

Сегодня вероятность тотальной войны Запада с Россией практически равна нулю, поскольку закатывающиеся, буферные цивилизации не имеют мужества духа для ведения таких войн. Поэтому рассчитывать сегодня на появление в нашей стране новых классических военно-политических лигаристических союзов не приходится. С другой стороны, очевидно, что в наше историческое время имеет место попытка полного морального уничтожения России со стороны саморазлагающегося Запада, которая осуществляется с целью погружения нашей политической реальности в «мусор» низших варварских ценностей с помощью полностью подконтрольных Западу мировых средств массовой информации, социальных сетей, новейших достижений нейро-лингвистического программирования, цифровых систем искусственного интеллекта и т.п. Гибридная или кибернетическая война, являясь современным аналогом исторических войн, возможно, как раз и породит качественно новую ситуацию внешнего давления, ответом на который может стать образование в нашем народе новейшей формы лигаристического союза (сверхнаучного, сверхтехнологического, сверхсетевого и т.п.). Иных гипотез сегодня мы выдвигать не станем, так как новое откровение разума всегда происходит в крайне непредсказуемых и превосходящих всякие ожидания формах. Однако нечто важное сказать ещё необходимо.

Церковь и Армия не могут так катастрофически морально разлагаться, как это имеет место в остальных массах людей, практически теряющих свой разум в иррациональных массовых социальных коммуникациях, потому что для этих двух видов организации людей основы высшей психики являются основополагающими. Церковь и войско – это, по утверждению Фрейда, те две «искусственные» массы, в которых нужно искать рациональное историческое основание для возникновения политических конструкций лигаристических союзов в мировой истории. По примеру существования института церкви и структуры армии можно судить, чем является топология рациональных коммуникаций в мировой истории в непосредственном образе жизни человека. Сегодня возрожденная православная архаика русского духа и восстановление национальных вооруженных сил могут дополнительно свидетельствовать о продолжающихся процессах становления высших ценностей в прарасовом бессознательном поле российского народа.

Размышляя над какими-то отчетливыми политическими конструкциями будущей российской цивилизации, мы видим, что они еще не появились как историческая реальность, поскольку вместе с разрушением СССР произошло сворачивание простейшего опыта существования лигаристических союзов, в которых новая рациональная модель мировой цивилизации обнаруживает свои прерогативы существования. А прерогативы возникновения новой модели мировой цивилизации всегда, в первую очередь, военно-технологические, поскольку процесс преодоления наиболее агрессивных инстинктов в становлении новой расовой психологии homo sapiens осуществляется в затрате максимальных духовных ресурсов на развитие военных технологий.

Феномен существования лигаристических союзов, рассматриваем ли мы спартанские союзы или западноевропейские рыцарские ордены, предполагает не массовость, а наоборот, замкнутую «ячеистость» структуры первоначальных точек роста, в которых исторический разум будет обладать элементарной способностью накопить ресурсы для политического оттеснения полностью иррационального образа жизни массового, последнего человека прежней модели мировой цивилизации. Оттеснение варваров из политической реальности, в которой они доминируют в России с 1917-го года, должно происходить путем сплавления их энергии (матриархальных, животных, неразумных влечений) с новым трансцендентным основанием (откровением) разума. При этом, поскольку разум никогда не воспринимает нечто неразумное как «равное», в нашем понимании речь не идет о варварах как врагах цивилизации, — а как о её необходимом духовном ресурсе. Возникновение национального поля политической реальности исторически произойдет только с появлением аналогов политических конструкций лигаристических союзов, существовавших в СССР в качестве первичного опыта новой модели мировой цивилизации. Главное, что должно характеризовать идею этого восстановления, – это поворот в сторону высших ценностей мировой истории. Процессы цивилизационного угасания западноевропейской цивилизации также станут естественным историческим фоном для этого процесса. Стремительный обвал рациональных коммуникаций в западноевропейской цивилизации скоро не только исключит ее из мировых политических лидеров, но и потребует интенсивной моральной помощи в их собственном квази-государственном функционировании, практически полностью потерявшей взаимосвязь с патриархальной нормой человеческой психики. Однако, не будем забывать, что именно на Западе находятся основные «серверы» необходимой нам расовой памяти.

Здесь мы наметили лишь основные позиции, позволяющие нам утверждать, что лигаристические союзы Советского союза и стран соцлагеря были прообразами лигаристических союзов будущей мировой цивилизации. Процессы образования национальных лигаристических союзов происходят повсеместно по всему миру, проявляясь в реальности в виде военных и государственных переворотов, после которых происходит резкая смена политического курса развития той или иной страны. Одним из крупнейших подобных процессов стало образование после второй мировой войны Коммунистической партии Китая, новый рациональный проект которой дал в исторической перспективе хорошие экономические и политические результаты, несмотря на то, что изначально он был подражательным по отношению к социалистическому проекту СССР. Сумев в политике и на практике осуществить конвергенцию социалистической и капиталистической модели развития, Китайская Народная Республика продемонстрировала впечатляющие экономические результаты. Эта страна по многим параметрам, но прежде всего по вышеизложенным, является наилучшим союзником нашей страны в приближающихся всемирно-исторических событиях. Однако ни лигаристические союзы КНР, ни любые иные национальные группы, менявшие вектор исторического развития своих стран, не стали и не могли стать топологическим узлом выработки новых высших ценностей для формирования нового разумного проекта мировой цивилизации, в силу тех философских и исторических подходов, которые достаточно кратко изложены в данной статье.

Почему множество империй, известных нам из истории человечества, не стали в своё время эпицентрами нового ведущего разумного проекта мировой цивилизации? Почему эта судьба была предначертана всегда только одной из них? Почему, например, древний Китай, империя монголов, исламская цивилизация и многие другие не стали таковыми? Потому что историческое развитие мирового духа имеет свою направленность, трансцендентную перспективу, раскрывающуюся, проявляющуюся только в ходе самого этого развития и происходящую по законам, которые нам или только еще предстоит постичь или не суждено постичь никогда. Высшее расовое бессознательное – это живая память о достигнутом уровне разумного духа, заложенная на генетическом (внутреннем) и культурном (внешнем) уровне и требующая своего постоянного эпигенетического раскрытия, распаковывания в новых исторических условиях новыми историческими силами. Для совершения этого процесса любая потенциальная прараса должна оказаться в эпицентре зарождения нового топологического узла мировой цивилизации и быть способной выкристаллизовать из себя лигаристические союзы в соответствии с теми процессами, которые описаны в настоящей статье. Падающее знамя мировой цивилизации расы homo sapiens способна поднять только та прараса, которая 1) обладает значительными варварскими ресурсами 2) долгое время находится под влиянием соседней ведущей мировой цивилизации, которая входит в фазу своего разложения 3) испытывает трагическое воздействие этого процесса наряду с разрушением собственного варварского уклада жизни, что вынуждает её к созданию собственного нового высшего разумного проекта, новой модели мировой цивилизации.

Русская, российская нация – это последняя историческая сила, которая способна противостоять катастрофической утрате разума в мировой цивилизации, так как только она обладает необходимыми духовными ресурсами и историческим опытом создания собственных лигаристических союзов.